Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

фото с фото

Здравствуйте! Мир Вам!

После 40 лет я обнаружил, что время сжимается. Его все меньше и меньше и ни на что не хватает. И потому я сильно стараюсь его экономить. А так как я православный, то руководствуюсь принципом: как хочешь, чтобы поступали с тобой, поступай с другими. И потому чтобы сэкономить Ваше время

коротко о себе.

Collapse )
фото с фото

Жратва вместо идеалов.


"Что человек, когда его желанья еда да сон?
Животное, не боле".
(Уильям Шекспир "Король Лир").

Сама по себе история россиянина, решившего самореализоваться в современном Киеве достаточно скучная и бледная. Просто россиянин, просто бизнес, просто в Киеве. Что тут интересного, скажете вы? Я читал и недоумевал - тут явно чего-то не хватает. И понял чего, лишь дочитав до строк:

Collapse )


Добавить в друзья в: ЖЖ | ВК | твиттер | фейсбук | одноклассники

фото с фото

Давно так не смеялся - И повара убьём столовой ложкой

Над всем: ситуацией, над кашей в глове дамочки, решившей прикрыть свою склонность к клиптомании политическим бредом...и т.д.
Оригинал взят у izyabutmanв "И повара убьём столовой ложкой"
Оригинал взят у marina_yudenichв "И повара убьём столовой ложкой"
Романова Помните в детстве переиначивали пламенное революционное: "мы смело в бой пойдём за суп с картошкой/ и повара убьём столовой ложкой" И кто бы мог подумать, что наступят времена, когда всё это будет всерьёз Политические счёты будут сводить с официантами, посредством счёта за съеденное и выпитое То есть банального, пусть и мелкого, грабежа Народ, они же всё это всё на самом деле! ))) Они действительно полагают и даже убеждены, что имеют на это право Уважаешь Путина? Я - креакл и революционер - имею полное право не оплачивать твой труд, воспользоваться которым мне твоя симпатия к Путину не помешала Я могу забрать твою машину. Ты не имеешь на неё право, тебе симпатичен Путин Я могу вышвырнуть тебя из твоей квартиры. Ты не имеешь право на жильё - тебе симпатичен Путин Я могу тебя убить. Тебе незачем жить - тебе симпатичен Путин Нет, всё это конечно смешно Особенно то обстоятельство, что мужественная революционерка Романова выбрала между "плюнуть в морду" - "не заплатить за съеденное и выпитое" в пользу "не заплатить" Ну вот всё у них так )))) Однако ж, я вот думаю - не призываю, упаси Боже, нет - просто размышляю: ситуацию можно ведь повернуть в обратную сторону, притом легко С учётом соотношения 64% населения, которые думает и ведет себя иначе, чем революционная Валькирия Романова, которая пьёт, ест и не платит ))))))
фото с фото

Клуб иуд России: аграрные комитеты ГД и СФ

Россия -северная страна и потому сельское хозяйство в ней не мыслимо без гос. поддержки и дотаций. Ведя переговоры с ВТО было бы естественно озаботиться о создании систему преференций собственному сельхоз производителю. Но наши "рыночники" сдали все что только можно. судите сами...

Позорные условия присоединения к ВТО в части касающейся аграрного сектора или влияющего на него (из доклада ЭТЦ, переданного в СФ):

«2.1. GATT (соглашение по тарифам и торговле) требует от членов ВТО последовательных сокращений торговых пошлин и тарифов до минимальных, а также отказа от поддержки экспорта «сверх необходимого».
Россия в рамках присоединения к ВТО согласилась на ограничение импортных пошлин по более чем 700 товарным позициям. По итогам переходного периода РФ взяла обязательство снизить средневзвешенную ставку импортного тарифа на товары до 7,8% с 10% в 2011 году.
Средний сельскохозяйственный тариф будет снижен до 10,8% с нынешних 13,2%...


2.5. AoA (cоглашение по сельскому хозяйству) запрещает странам-участницам ВТО оказывать какие-либо меры господдержки производства и экспорта сельхозпродукции сверх согласованных в ходе переговоров о вступлении.
Начиная переговоры о присоединении к ВТО, Россия определила уровень поддержки сельского хозяйства в 89 млрд. долл. (среднегодовой уровень субсидий в 1989-1991 гг.). Затем наша делегация последовательно «сдавала» первоначальные позиции сначала до 36 млрд. долл., позднее - до 16 млрд. долл. В итоге переговоров на момент вступления России в ВТО уровень допустимых субсидий определен в 9 млрд. долл., а к 2017 г. должен быть снижен до 4,4 млрд. долл. В 2011 г., по официальным данным, у нас на поддержку сельского хозяйства из бюджета было выделено 125 млрд. руб (чуть более $4 млрд).
При этом, по данным Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), государственные субсидии сельскому хозяйству в США возросли со 100 млрд. долл. в 2007 г. до 120 млрд. долл. в 2009 г., в Японии - с 55 млрд. до 57 млрд. долл., а в странах Европейского союза (27 государств) несколько понизились – с 160 млрд. до 140 млрд. долл.
В итоге на 1 гектар пашни в России выделяется в 40 раз меньше средств, чем в Евросоюзе, и в 15-17 раз меньше, чем в США. Специалисты признают, что российская сельскохозяйственная конкуренция на открытом рынке на таких условиях невозможна.

3.1. В сфере доступа к природным ресурсам Россия взяла на себя обязательства повышения цены на природные ресурсы для производства внутри страны (цены для граждан оговорено временно регулировать) до уровня экспортных цен на ресурсы.
Я думаю всем понятно, что значит цены на топливо для СХ?

3.3. По данным экспертов АПК, в сельскохозяйственной отрасли наибольшие потери от вступления в ВТО понесут свиноводство и молочное животноводство.
За 6 лет национальной программы АПК только в свиноводство было инвестировано 200 млрд рублей. Сегодня самообеспечение свининой России около 70% (ожидаемое производство в 2012 году – 2,6 млн тонн). На условиях ВТО произойдет быстрое падение производства до 2 млн тонн, свернут работу до 60% свинокомплексов. Первоочередные «кандидаты на банкротство», по данным официальной отчетности по международным стандартам, такие крупнейшие предприятия, как агропромышленный холдинг «Мираторг». В отрасли исчезнут десятки тысяч рабочих мест. В животноводстве одно рабочее место создает около 10 рабочих мест по всей стране – в логистике, переработке и т.д., то есть суммарные потери занятости в отрасли составят сотни тыс чел.
После вступления в силу в России новых таможенных пошлин импортные поставки почти всех молочных продуктов вырастут, а внутреннее производство сократится. Рынок заполнят дешевые импортные молочные продукты с растительными жирами вместо животных. Уже в первый год потери сельхозпроизводителей из-за снижения цены на молоко составят 29 млрд рублей только на объеме товарного молока, дальше потери будут расти. Снижение цен повлечет падение поголовья скота и валового надоя, массовые банкротства производителей, а также резкое сокращение рабочих мест на селе.

3.7. В отрасли производства сельхозтехники пошлина на ввоз новых импортных комбайнов снижается в 3 раза, а пошлина на бывшую в употреблении сельхозтехнику уменьшится в 5 раз. При этом ввоз иностранной сельхозтехники получит в России доступ ко всем разрешенным видам субсидирования.
По данным расчетов объемов выпуска продукции и рентабельности, в условиях режима ВТО такие крупнейшие заводы, как «Ростсельмаш», сразу же становятся неконкурентоспособными и убыточными. У «Ростсельмаша» уже почти не заказывают технику в расчете на то, что в Россию в ближайшее время хлынет дешевая подержанная зарубежная техника. В целом по отрасли
прогнозируется снижение доли отечественной сельхозтехники в России с 52% в 2011 г. до 12% в 2015 г. и до 3% к 2020 году. Будет потеряно около 100 предприятий, сокращено более 50 тысяч рабочих мест.
 
3.8. При вступлении России в ВТО большинство базовых отечественных химических производств становятся неконкурентоспособны…»

 И как на это все отреагировали едерасты из Комитета ГД по аграрным вопросам? Проголосовали за уничтожение нашего сельского хозяйства и дальнейшее снижение нашей продовольственной (а вместе с ней и общей) безопасности страны.

 Представим этих «героев» поименно:




  
Панков Николай Васильевич
  Пол жизни (род в 1955) был при селе, а потом пересел в кресло чиновника (1996) и видимо напрочь забыл каково это, хлеб растить.








Хайруллин Айрат Назипович владелец холдингов "Красный Восток Агро" и "Эдельвейс групп", Президент Национального союза производителей молока, бывший директор ОАО "Пивоваренная компания "Красный Восток".

То есть человек не может не понимать что значат приведенные выше последствия вступления в ВТО. Мне кажется туту или надавили так что просто откупался этим голосованием или надеется что когда в результате таких вот голосований России потеряет свою территорию, ныне называемую Респ Татарстан он там спрячется. Зря надеется.


  Школкина Надежда Васильевна  крупнейший табачный лоббист России, С 2003 г. Надежда Школкина возглавляет Совет по развитию табачной промышленности, объединяющий Japan Tobacco, Philip Morris и Балтийскую табачную фабрику, имеющих в совокупности долю 64% российского рынка сигарет









Борцов Николай Иванович Бывший владелец и генеральный директор крупнейшего в России производителя соков ОАО «Лебедянский». Попадал в первую десятку журнала «Форбс». Видимо для него у международных вражин и их казачков у нас есть аргументы от которых он не смог отказаться. Иначе как можно объяснить отчего человек в здравом уме будет голосовать за решения, убивающее свой прежний (ой ли?!) бизнес.






Максимова Светлана Викторовна председатель Союза фермеров и личных подсобных хозяйств Тверской области. То есть тоже не понятно ПОЧЕМУ человек знающий проблемы земледельца голосовал за смерть этого направления предпринимательства? Или она занималась лишь скупкой продуктов чужого труда? Судя по всему последнее…





Федяев Павел Михайлович С октября 2003 по 2005 года работал экономистом, финансистом в ЗАО «Черниговец». В 2005–2008 годах работал в ЗАО ХК «СДС» в Кемерове и в московском представительстве холдинга.
В 2008–2011 годах — генеральный директор Торгового дома «СДС-Алко». Под его руководством разработана стратегия создания и развития торговой сети «СДС-Маркет», в которую сегодня входят более 50 магазинов и Губернские рынки в городах Кузбасса, Алтая и Красноярского края.
С июля 2011 года — вице-президент Холдинговой компании «Сибирский Деловой Союз» по социальной политике…
Награжден областной медалью «За веру и добро». Вот он «добро» и несет своему народу.

Этого мы им         НЕ ЗАБУДЕМ И НЕ ПРОСТИМ!

Конечно стоит надеяться что в Комитете Совета Федерации по аграрно-продовольственной политике и природопользованию его члены проголосуют против, но отчего-то как-то мало верится.

По крайней мере у людей есть шанс оторваться от своих бизнесов, раскруток дочек на эстраде и т.д. и защитить страну от ВТО, или же получить клеймо предателя интересов страны и заслужено пополнить клуб иуд.

Все увидим завтра кто и почем!

фото с фото

Отдых в Греции 2011. День одиннадцатый – о том как мы купались

Проснулись и увидели, что по небу бродят тучи.  Незапогодилось не только на небе. Мама проснулась без настроения из-за покусов мошек и твоей ночной активности. Она сперва даже отказалась идти на завтрак, но, передумав, нагнала нас уже на лестнице. Не смотря ни на что, мы все же решили идти на море, надеясь на русское авось и переменчивую греческую погоду. Но сегодня весь день солнце пряталось и дул достаточно прохладный ветерок. В результате всего лишь один заплыв. Это был самый холодный день (+26) за все время нашего пребывания в Греции. После него температура начала расти вверх и при нас дошла до +35 в тени. О них-то я и вспоминаю сегодня, сидя в Москве. За окном жара под стать греческой, но  этим все сходство и закачивается. А стоит закрыть глаза и … Мы довольные спускаемся с завтрака. Часть пляжа еще в тени, но не холода не ощущается. Бросив вещи, мы с тобой идем к воде. Там уже Солнце, но еще не жарко. Вот такая гармония: ни жарко и ни холодно, а просто хорошо и комфортно. Я давно заметил, что на отдыхе со временем происходят всякие странности. Вчерашний день кажется отстоящим от сегодняшнего минимум на год. Завтра - это вообще понятие, не имеющее никакого смысла, даже фраза «сегодня вечером» начинает восприниматься иначе, нежели как что-то абсурдное, лишь после полудня. А в утренние часы Время замерло. Оно как бы вместе с тобой наслаждается этим ощущением сиюминутной вечности, разлитой в свежести и радости нового дня. Мы с тобой сидим на линии прибоя и единственное движение - это ленивая волна, приветствующая тебя «здраааав….» набегая на берег и «…ствууиииий», откатываясь назад. А может быть, что стоит полный штиль и лишь короткие всплески «привет», «привет» со всех сторон и солнечные зайчики от них. Красота! Мы собираем камушки вокруг себя и бросаем в воду Ты кроме того изучаешь их и чаще всего на зуб. Моя же задача помешать этому исследованию. Но так как я и сам занят тем же, кроме разве что попытки их укусить, то не всегда успеваю остановить тебя. Солнце, выйдя из-за сосновых макушек за нашей спиной, уже начинает заглядывать нам через плечо, намекая, пора купаться. Ты, согласившись с ним, начинаешь егозить: то ползешь выше на берег, то спускаешься к воде и заползаешь в море, так что волна касается твоего подбородка. Пора так пора! Берем ярко красный круг с застежкой на спине и, надев его, мы решительно входим в воду. Я сам терпеть не могу этих медленных «сахарных» окунаний, глядя на которые, кажется, что человека кто-то загоняет силой и не в прекрасное море, а в соляную кислоту. Я так понял, что ты того же мнения, так как бурно радуешься по мере погружения в воду. Я тебя несу на руках и потому мы начинаем плыть одновременно. Ой! Маму то забыли! За исключением первого купания, которое она иногда пропускала, в остальное время мама всегда была с нами и как раз демонстрировала этот постепенный вход в воду. Ну вот, наконец, и она рядом. Днем мы обычно отплавали подальше от берега, где вода не кишела сербами и мальками, а бывало, что к ним добавлялся и поднятой  волнением мусор. Утром мы часто были единственными купающимися. По очереди с мамой совершаем небольшой заплыв к буйкам, но основная задача развлекать тебя. Вначале мы играем с мячом, перекидывая его друг другу. Ты увлекаешься нашей радостью от игры и принимаешь активное участие в погоне за мячом. Когда тебе это надоедает, мы заменяем мяч тобой и, толкая, отправляем в плавание от мамы ко мне и назад. Ты смеешься на весь пляж. Потом по очереди мы плаваем с тобой, распевая песенки. Я подныриваю под вас с мамой, она визжит от неожиданности, а ты от восторга. Во время купания, кроме всего прочего, мы следим еще за двумя вещами.  Во-первых, чтобы ты всегда видела перед собой кого-то одного из нас, иначе ты начинаешь сильно волноваться. Во-вторых, нельзя допустить, чтобы волна или купающиеся рядом люди обрызгали тебя с головой, так как обычно это заканчивается твоим плачем. Но выходим мы не сразу. Опять сидим на линии прибоя, и ты уже предпочитаешь для надежности сесть на мне колени. Раза два хлебнув воды из-за набежавших внезапно волн, ты однозначно даешь понять, что пора закругляться. Но еще тебя ждет водная гимнастика. Состоит она из нескольких упражнений, которые я взял из курса массажа, который делал тебе  дяди Гена: всякие там наклоны, поклоны, изгибы, висы за руки и подбрасывания. Не знаю, насколько правильно я их делал, но судя по уважительным взглядам окружающих, впечатление мы производили хорошее. Ты много во время этих процедур смеялась, особенно громко на подкидываниях и кручениях тебя по воде с окунаниями. Заканчивалось все это очередным глотком соленой воды и, убедившись, что большее она в тебя не лезет, мы шли ополаскиваться под душем. К нему надо было подниматься по лесенке почти к бассейну. Я уже говорил, что первое купание мы совершали, когда многие отдыхающие только еще шли на завтрак, ну а вставшие «пораньше» уже даже шли с него. Были даже и некоторые «жаворонки», которые спускались нам на встречу. Я безжалостно подставлял тебя под струи ледяной воды, выдерживая их взгляды, полные ненависти ко мне и сочувствия к тебе. Чтобы хоть как-то оправдаться в их глазах, я следом за тобой залазил под этот бодрящий душ.  

К концу отдыха программа купания несколько изменилась. Во-первых, сами процедуры все чаще перемещались на еще не занятый сербской диаспорой, так называемый дикий пляж. Кроме того, все чаще мы оставляли круг и купались без него. Ты меньше плавала, а большей частью ползала по линии прибоя, собирая камушки, водоросли или гоняясь за носимой волнами какой-нибудь взятой с собой игрушкой. К этому времени количество морской воды, которую ты могла выпить за одно купание, значительно возросло. А может ты, наконец-то, догадалась ее не глотать и даже не открывать рот, когда очередная волна тебя окатывала. Как бы то ни было. Мы проводили в воде или около нее до получаса. Самое короткое купание, когда что-то случалось, длилось не менее 15 минут. Таким образом, мы можем гордиться тем, ты стала настоящей морской душой, как и твои сестры…

Второй день подряд над нами низко пролетают военные самолеты. В двойках и по одному, с северо-востока на юго-запад, туда и примерно через полчаса обратно. Видимо, это связано с операцией в Ливии.  Ужасно конечно. Пока ты тут отдыхаешь и нежишься, они куда-то доставляют смерть и горе. Война. Избави, Господи нас от нее!

 В Сонии на обед у нас были морепродукты. Мама решилась на осьминога, а я на суп с мидиями. Сделав заказ, мама сразу же запаниковала, вспомнив, как мы были разочарованы креветками. Я же напротив, был спокоен и полагал, что суп не может быть плохим, так как в супе главное что? Правильно бульон, который, как отчего-то мне думалось, будет рыбным. Мы с мамой обманулись в своих ожиданиях. Мама заметно повеселела, отведав первую щупальцу. Я же сидел и давился мидиями и бульоном из них. Нет! Морепродукты - это явно не мое, решил я в сто первый раз в своей жизни.

После обеда, поглядев на все еще ползающие по небу тучки, решили под их прикрытием прогуляться в сторону Никити. Мы были очарованы открывшимися перед нами видами, садами и вилами, утопающими в зелени. Мама всю дорогу недоумевала, отчего почти все они пустуют. Она не могла найти причин, почему люди не живут посреди такой красоты, если не круглый год, то хотя бы в такое жаркое его время. Я думаю, что если для нас все это кажется таким заманчивым и прекрасным, то для греков это надоевшая обыденность, которая имеет  много и отрицательных сторон. О них  можно узнать, лишь вкусив такой жизни не на две недели и ни в отеле, где твоя основная задача найти себе хоть какое-то занятие, кроме лежания и жевания, а в полной мере: с готовкой, уборкой, стиркой и глажкой и т.д. Еще вполне может быть, что обладатели эти роскошных особняков, имеют работу и свои офисы в лучшем случае в Салониках, до которого около ста километров. Да к тому же, еще не известно, какие у них там основные квартиры или дома. В общем, посещая виллы лишь на выходные, вряд ли они выбирают худший для себя вариант. На обратном пути внезапно небом завладело Солнце и мы с трудом добрели до своего отеля, изжарившись в его лучах. Представив себе, как наши новые знакомые из России уже дважды всей семьей совершали примерно в это время марш-броски до Никити (а мы не прошли и половины этого расстояния), мы наполнились к ним неподдельным уважением.

Вечером все как всегда, коктейли, качели и укусы на маминых ногах. Она почему-то упорствует, считая, что мошка ее кусают в номере. Я же убежден, что она прячется в грунте на земляных террасах бара. Кстати, именно в этот день мама имела «счастье» отведать фирменный коктейль «Сеа блю», разрекламированный нам девушкой из бара.  Ей принесли что-то с синеватым оттенком, по вкусу же более напоминающее вкус жидкости для полоскания рта в стоматологическом кабинете. Вызывает удивление утверждение «6 евров», что именно этот напиток был очень популярен на ее прежнем месте работы среди русских женщин, которые за ним выстаивались в очередь. Уставшие мы ушли в номер.

Господи, слава Тебе!


фото с фото

Отдых в Греции 2011. День восьмой-первые итоги

Встали рано и не сразу поняли, что вот уже прошла неделя, как мы в Греции. В принципе это немного, но в тоже время и достаточно, чтобы окончательно установились ритм и уклад жизни на отдыхе. А с другой стороны, чаще всего для нас этот рубеж был серединой отдыха, или даже отсекал от него более половины. В этот же раз нас порадовала та мысль, что прожив неделю, наш отдых не добрался еще до своего экватора. Неожиданно для себя ощутил, что наступившая размеренность и некая «накатанность» последних дней стала утомлять и даже навевать скуку. В прошлые поездки видимо это чувство заглушалось сожалением о быстротечности отпуска и потому я его не помню. А тут, пока его (сожаления) нет, я успел уловить в себе и начало усталости от безделья.

Этот день начался не совсем обычно. На завтраке мама почти ничего не съела, сославшись на плохое самочувствие. Ты же, напротив, ела активно и много. Так еще до первого купания ты умяла две банки: и пюре и кашу.

Пришли на пляж раньше обычного и потому успели насладиться свободой одиночества. Мы долго сидели на кромке воды, собирая и бросая в нее камни. Ты тоже пыталась бросать и при этом заметно веселилась. Потом, как я сказал, мы перекусили и искупались. И только после этого на пляж пришла мама и другие отдыхающие. Мама порадовалась твоим успехам. По мере отогревания ее на Солнце в ней просыпался аппетит и в результате я пошел заказать ей тосты с кофеем. Вообще эту привычку перекусывать на пляже, мы заимствовали у наших соседей по шезлонгам, парочки из Румынии. В первую неделю на пляже мы были окружены интересными для наблюдения людьми.

Первый от моря шезлонг прямо перед нами занимала упомянутая только что парочка. Они были единственными, кто мог соперничать с нами по времени прихода на море. Купались они очень мало, в основном загорали. Буквально по расписанию около 10 часов мужчина шел за кофеем для своей подруги. И вообще было заметно, как она позволяет за собой ухаживать. Хотя в некоторых вопросах она почему-то действовала сама. Так, например, перетаскивание шезлонга в тень и обратно в зависимости от движения Солнца она выполняла сама, несмотря на достаточно большой его вес и трудности передвижения по раскаленному песку. Еще удивляло, что практически до последних дней их пребывания в отеле они никак не проявляли, по крайней мере, прилюдно степени близости своих отношений. Просто приходили вместе, купались пару раз за день, пили кофе, читали и уходили вечером. Все изменилось в последние несколько дней, да и мы стали задерживаться на пляже подольше и потому стали свидетелями новых граней в их отношениях. Во-первых, я увидел, что после обеда уже она приносит кофе им обоим. Во-вторых, они стали держаться за руки и гораздо больше улыбаться. В один из дней они ушли с пляжа часов в 11, и я уже подумал, что их отдых закончился, но примерно часа в 2 они пришли по берегу со стороны Никити. Было заметно, что прогулка вдвоем в самый солнцепек доставила им удовольствие.   В общем, если бы я не знал, что они вместе тут весь отдых, то я бы предположил что у них начался роман. Апогеем их сближения был последний день перед отъездом, когда они весь день вели себя как подростки, заигрывая и милуясь в тени шезлонга. Не будем гадать, что именно у них случилось, и оставим их в покое. Скажу лишь, что кроме диалектики их отношения друг ко другу, я наблюдал и прогресс в их дружелюбности по отношения к нам. Если мужчина с первого дня всегда приветливо здоровался с нами и откровенно радовался присутствия на пляже тебя Лена и других детей, то его спутница начала нам улыбаться лишь к концу своего отдыха. И если сперва они здоровались только по-английски, то в последние дни стали мне возвращать наше русское «доброе утро». В общем, я был очень рад видеть в них такие перемены по всем фронтам. И был искреннее огорчен, когда я обнаружил утром, что их шезлонг заняли другие люди.
Соседний шезлонг справа от нас занимала девушка, которая приходила на пляж около 10 утра и уходила только в 6 вечера. Она всегда была одна, лишь в последние дни мы обнаружили, что ее стал навещать какой-то мужчина, гораздо старше ее. Как она умудрялась не сойти сума от скуки, выбрав себе единственным занятием  перелистывание журнала,  я не знаю. Она, пожалуй, была самая загоревшим человеком на пляже. Мы настолько привыкли видеть ее лежащей с журналом, что относились к ней как к части пейзажа и оценили преимущества такого соседства, когда на ее место стали приходить более подвижные и шумные соседи.

Но вернемся к событиям дня. Перекусив, мы в результате отодвинули приступы голода ближе к вечеру и пробыли на пляже часов до 4. Впервые и единственный раз я мог уложить тебя спать тут на шезлонге. В общем, в этот день ты ставила рекорды во всем.

Обедали в Сонии мы позднее, чем обычно. К этому дню уже определились с набором блюд и практически не экспериментировали с новыми, а просто чередовали нам понравившиеся. Обычно мы заказывали два салата: маме греческий, мне же томаты с сыром Манури. Часто я себе заказывал к этому еще что-то из традиционных греческих холодных или горячих закусок, помеченных в меню как домашняя кухня. Мама заказывала себе суп, который готовили именно в этот день. Это мог быть или куриный, или фаршированные кабачки в соусе, или рыбный. Кроме них в таверне еще готовили суп из мидий и мясной, но они явно проигрывали названным выше и потому их заказали лишь по одному разу. На горячее я выбирал всегда новое блюдо в зависимости от дня, постный он или нет. Очень понравились козлятина, свинина, жаренные сардины и барабульки. Потряс своей свежестью дорадо. Как выяснилось его вылавливают прямо в нашем заливе. Маме же понравились куриные котлеты, но она обычно довольствовалась салатом и супом. Ее эксперименты с морепродуктами ни к чему хорошему не привели и чаще всего после маминого отказа их приходилось есть мне. Хотя осьминога она заказывала дважды и мне перепадала лишь одна щупальца. Из закусок я выделю огурцы в йогурте с чесноком, что заменяет грекам нашу окрошку. И очень понравились мне их тушеные гигантские бобы в томатном соусе, которые я чередовал с вегетарианской закуской из томатов, баклажанов, кабачков тушенные в опять же томатном соусе. Запивали мы все это пивом и лишь пару раз заказали белое вино.

И в этот раз накормили нас до отвала. Так получились, что я не оставил чаевых. Хозяин таверны сдал мне сдачу таким образом, что в ней не было мелких купюр и монет вообще. Сделал он это сознательно, так как при этом еще и простил мне по счету около 5 евро. Было заметно, что наши с ним отношения стали дружескими. Единственным препятствием к их реализации в этом статусе был языковой барьер, который мы пытались ломать по средством смешенного англо-немецкого общения. Видимо таким образом он пытался нам выразить свою благодарность за нашу преданность его заведению и за наш отменный аппетит. Но я, получив такие скидки и не имея возможность отблагодарить его хотя бы чаевыми, уходил с камнем на сердце.

По дороге в отель пытался сфотать оливу на фоне побеленного сарайчика, но к ужасу своему обнаружил, что словил ошибку 99. Сперва я испытал шок. К этому дня я уже заполнил одну флешку и в принципе можно было не переживать, что останемся без фоторепортажа. Но сам факт поломки камеры или объектива меня просто потряс. Наводили на неприятные мысли и воспоминания о том, что и прошлую поездку в Грецию я так же словил проблемы с камерой, когда умер мой первый цифровичок «олик».

После обеда ты проспала 2 часа и поставила новый рекорд. Я по обыкновению сидел с тобой на палубе в баре и глядел на море. Пытался разобраться с фотом и к своему облегчению обнаружил, что ошибка возникает пока только в режиме серийной съемки. Визуально было видно как сбоит диафрагма, и, стало быть, проблемы не с боди, а со стеклом. И так как у меня с собой был второй объектив, я окончательно успокоился. Но осадок остался.

К нам подходила «6 евро» и, не узнав меня со спины в моей новой шляпе, предложила на английском принять заказ. Ты проснулась и еще раз отлично поела. Мы покачались на качелях. Ты много смеялась и, глядя на тебя, я тоже радовался.

Мама в номере. Продолжает жаловаться на глаза. Кроме того у нее новая напасть - ее покусали мошки и мы пока не разобрались где же это случилось, чтобы принять меры.

Вечером была живая греческая музыка и танцы. Мы просмотрели половину программы и нам надоело. Если честно, то мне все это представление совершенно не понравилось. Музыка, скорее восточная, чем европейская навевала тоску, а имитация танцев со стороны 3 пар, могла воодушевить лишь сильно разогретых спиртным греков. В общем, выпив по коктейлю, мы решили на этом закончить вечер и день.

Уходя, видели, как на очередные сиртаки в круг вышли отдыхающие. Кто это были немцы или греки я не понял. Кстати о составе отдыхающих. Он начал меняться. К моменту нашего приезда основу контингента отдыхающих составляли немцы (куда без них) и греки (что радовало). Было пары три из России, немного сербов и еще кого-то из бывшей Югославии, поляки и даже французы. Я так точно могу говорить исходя из номеров припаркованных автомобилей во дворе отеля и вокруг него. Отель в первую неделю нашего пребывания был заполнен частично, и было даже малолюдно. Но это мы поняли лишь, когда к описываемому дню, он почти полностью заселился, и стало даже тесновато. Весь двор был уже заставлен машинами, завтраки и ужины стали шумнее, детская площадка наполнилась сербскими детьми, а бар их родителями. Немцы почти исчезли вместе с окончанием дешевого июньского сезона. Остались пары с детьми, в том числе наши соседи. Румыны тоже уехали все, лишь одна пара рисовалась на Порше «Кайене». Греки оказались не менее экономными, чем  немцы и приезжали только на выходные без ночлега. Вот уже пару дней, как заезжают в основном только сербы. Но об образовании «маленькой Сербии в маленькой Греции» и о вытекающих из того последствиях, я расскажу в другой раз.

 Мы уходили спать с чувством хорошо проведенного дня и благодарностью Богу за него.

Слава Богу за все!


фото с фото

Греция 2011. День седьмой - базарный


 

Сегодня у меня есть возможность совместить две части моего рассказа, на которые я разделяю его обычно, так как события дня полностью совпадают и с описательной темой - поездка на греческий базар.  Нет, ничего такого этакого мы не увидели. Но на достаточно однообразном фоне протекающих дней отдыха эта поездка все же заслуживает чтобы стать основой рассказа.

В Никити рынка как такового нет, да если честно он особо и не нужен. В магазинах у них не продаются лежалые продукты, чтобы была потребность иметь им альтернативу. С другой стороны, конечно хочется иметь возможность купить ну совсем свежее и не прошедшее горнило промышленного производства. Такая потребность вполне может быть удовлетворена именно еженедельным рыночным днем.  

Греки блестяще нашли выход из ситуации с помещением для рынка. Так как специальной постройки в городе нет, то они превращают в рынок улочки целого квартала. Для этого они делают навесы над ними и устанавливают там все необходимое для продажи: от просто столов с фруктами до передвижных холодильных камер для рыбы и мяса.

Рынок открывается с 7 утра. Мы приехали туда после завтрака около 10. Таксисту сказали просто «базар» и он все понял. Оказалось что рынок находится всего в 100 местах от стоянки такси, что очень удобно. Мы пробирались по нему с коляской достаточно легко. Пару раз наезжали кому-то на ноги, но никакой ругани в ответ не слышали. Достаточно была сказать «сигноми» и конфликт считался исчерпанным. Посетители рынка делились примерно пополам на отдыхающих и местных, но эта пропорция немного колебалась в зависимости от группы товаров. Это было естественно, так как свежая рыба ну точно не будет пользоваться спросом у туристов, а сувениры не нужны ни под каким соусом местным жителям. А вот свежие фрукты и овощи, некоторые хозяйственные товары были нужны в равной степени и тем и другим, и потому там было многолюднее, порою дело доходило до давки.

Продавцы съестных товаров большей частью пассивно сидели и ждали покупателей. Они не выходили из этого меланхоличного состояния даже когда ты пробовал что-то на вкус. И лишь когда ты взглядом или словом приглашал его принять участие в процессе продажи, продавец оживал и чаще всего лениво и неспешно отпускал товар и принимал деньги. Никто не торговался, все на доверии, вплоть до того, что когда мы покупали в одном месте несколько видов фруктов и продавцу пришлось переключится с нас на кого-то, а потом вернуться к нам, то сам он уже не помнил расплатились ли мы за то что уже у нас в руках и спросил об этом нас. Мы постарались избежать обычной своей ошибки все купить в первом же месте, где увидим нужное нам. Но в отличие от Москвы, где на входе все ощутимо дороже чем в глубине, в Греции было по разному и цена товара зависела исключительно от его качества. Я старался подглядывать за греками, чтобы покупать там же где они, полагая, что они знают лучше. Но они покупали везде, в зависимости от того что им нужно: как фрукты поспелее и следовательно помягче, так и еще зеленоваты и твердые, но способные пролежать до следующей пятницы.

Тогда мы еще не знали, какое богатства представляют из себя местные домашние сыры, вина и масла. Нет, мы теоретически понимали, что все это наверное вкусно и классно, но потребности в этом всем не испытывали и проходили мимо даже не попробовав (сыр и вино). Теперь я сожалею об этом.

Пром. и хоз. товары занимали примерно половину площади или длины (наверное так будет правильнее говорить) рынка. И там мы очень были удивлены обилием русскоговорящих продавцов. Наверное треть из всех были армянами. Были так же и ребята их Африки, толкавшие дешевого вида подделки известных брендов. В общем нам пришлось отказаться от привычки  просто идти и в слух обсуждать увиденное пришлось, так как могло оказаться что сидящий за прилавком продавец тебя отлично поймет. Поведение последних было тоже отлично от продавцов фруктов. Здесь тебя и завлекали и развлекали и уговаривали и хвалили и т.д.

Вышли мы с рынка нагруженные фруктами, домашним оливковым маслом и какой-то мелочевкой в качестве основы сувениров для сестер. Масло оказалось просто потрясающим и на вкус и в косметическом плане. Оно очень хорошо помогло нам при ожогах от Солнца и мы даже решили потом поехать и купить его еще. Но нас остановили предполагаемые проблемы с его транспортировкой. Мне кажется мы зря побоялись, так как купленное потом в магазине было на порядок хуже этого домашнего.

После рынка мы еще раз попытались дойти до супермаркетов, на которые нам указала вновь посещенная нами русскоговорящая продавщица магазина, о которой я уже говорил при описании нашего первого посещения Никити. У нее я кстати в базарный день купил наконец себе соломенную шляпу, несмотря на возражения и просьбы мамы не делать этого.  Ей шляпа очень не понравилась, а мне наоборот, так как она была никакой и потому ни к чему не обязывала, когда ты ее одеваешь. Эта же продавщица почему-то обозвала Никити деревней, а ближайшим по ее мнению городом тут является только Новая Моудания. Катя с ней согласилась, может из благодарности за помощь нам, а может и взаправду разделив ее взгляд на это. Я же удивился этому, так как Никити был слишком хорош для деревни.

До супермаркетов мы снова так и не дошли, решив, что за пюре и прочим для тебя Ленок съездим на такси. Зато купили для тебя маленький мячик и первые несколько дней ты очень активно в него играла при купании. Солнце уже жгло и мы сев в такси вернулись обратно и сразу на море.

В этот день был полнейший штиль. Мы так изжарились и находились за утро, что забыв в номере много нужное и привычное для пляжа возвращаться за этим не стали. Твердо решили, что в следующую пятницу поедем на рынок еще до завтрака. Но в последствии мы конечно же вообще никуда не поехали, предпочтя посвятить последние дни перед отъездом исключительно морю.

Ты Ленок видимо тоже устала, потому что сильно капризничала, но искупалась полноценных два раза. Уходя с пляжа оставили полотенца чтобы они хоть раз как следует просохли, а то на балконе из-за подступавших к нему сосен нет света и ничего толком не сохнет. Кстати рассказали о рынке нашим новым знакомым и они ответили, что поедут на рынок после обеда. Вечером же они посетовали на то  что опоздали, так как в 2 часа рынок закрылся на сиесту, а после нее так и не открылся. Мы посочувствовали им.

Обедали в Сонии и остались очень довольны всем что попробовали. Хозяин, как оказалось, говорит еще и на немецком и потому мы стали горазды быстрее понимать друг друга, так как немецкий язык я не знаю в меньшей степени, чем английский. Пишу так не совсем по-русски, но сказать про себя что я знаю немецкий больше чем английский будет неверным, я не знаю немецкого языка. В тот день решил что, вернувшись, буду его учить потихоньку просто для восстановления уважения к себе. Правда, вот уже 3 недели как в Москве, а пока не начал, но хотя бы помню об этом.

После обеда, пока ты спала я пошел в тобой посидеть на палубе в баре, а мама отдыхать в номер. На море началось волнение из-за поднявшегося ветра. Небо стало затягиваться облаками. Видимо меняется погода.

В два соседних в нами номера заехали немцы: по женщине с ребенком. И там и там по мальчику лет 9. Поразило то, что они совершенно свободно в таком возрасте рассекают нагишом по отелю, а одного на из них мама все время повязывает на тело платок. Ведут они себя шумно на балконе и мне страшно смотреть, как они свешиваются с перил, играя с веревкой спущенной вниз. Мальчик на ближайшем балконе стал передразнивать тебя, когда ты стала подхныкивать. Его не остановил даже мой суровый взгляд. В общем, немецкое воспитание мне не приглянулось.

Выяснилось что на завтраке я забыл твою ложку для кормления. Одолжился ей в баре. Но ешь ты плохо.

Вечером прогулялись вдоль вилл. Мама выбрала те что ей нравятся и стала фантазировать на тему, вот если бы нам такую или вот если бы здесь заиметь землю и т.д.. Я сам с трудом удержал себя от зависти. Потом снова сладости из ресторана, коктейли, мама заказала чай с ромашкой. Ты капризная и потому ушли пораньше спать.

Слава Богу за такой прекрасный и насыщенные день.


 

фото с фото

Отдых в Греции 2011 - день шестой. Первые портреты.


Я думаю, стоит немного переключиться с описание местности на рассказ о людях, с которыми мы столкнулись во время поездки.

Греки вообще народ дружелюбный и гостеприимный. А в принципе и все нации, с которыми мы сталкивались во время наших поездках по миру  таковы. Но, конечно же, с христианами и тем более православными общаться легче, так как базисные системы ценностей максимально совпадают. С другой стороны мы из-за языкового барьера да и отсутствия желания (чего скрывать)  нигде особо не стремились сократить дистанцию, разделяющую нас как гостей от принимающей стороны. Поэтому судить о греках мы можем лишь по малым эпизодам и ситуациям, в которых мы выходили за рамки этих формализованных отношений.

Начнем, пожалуй, с описания очередного дня. Почти весь день провели на море. Был ветер и потому мы все немного подгорели на Солнце, не ощущая жгучести его лучей. Много купались и вообще по-настоящему провели день на море, каким он обычно и рисуется в воображении до поездки.

Правда, были две вещи, которые немного помешали стать этому дню ну просто идеальным. Первыми облачками были несколько перепадов маминого настроения. Может это все следствие продолжающихся проблем с глазами, которые болят у нее от морской воды. А может и последствие перегрева. Как бы то ни было, раза два мы с ней прикладывали усилия, чтобы не поругаться. Кстати вторая попытка избежать конфликта была связана со вторым, опечалившим нас в этот день событием. Мы опять пытались питаться в таверне отеля и опять почувствовали себя собаками, которые все видят и понимают, а сказать не могут. Проходя между столами и наблюдая других отдыхающих с удовольствием поглощающих на вид очень вкусные блюда, мы видели много того, что хотели бы сами попробовать, но так и не смогли объясниться все с тем же официантом. И потому опять ушли из-за стола без чувства удовлетворения от еды. С точки зрения аскезы, наверное, это хорошо, но как-то не вяжется с самой атмосферой отдыха.

Но, все же, в целом день был отличный. К перепадам маминого настроения я уже привык и подготовлен, а отличный обед в Сонии почти вытеснил все наши переживания по поводу таверны. После этого мы оставили попытки наладить свой стол в отеле и окончательно перешли на еду в Сонии. В этот день нам подали кроме уже ставшими традиционными салатами и закусками приготовленные на гриле печень и свинину. Мама, правда, своим заказом (печень) осталась недовольна и мне пришлось ей отдать свое блюдо, чтобы она не ушла из-за стола голодной. А мне она понравилось и совсем не показалось сухой как маме, а была на мой вкус в самый раз. В общем, мы все же встали из-за стола с чувством удовлетворения.

Днем наблюдал как за тремя белками, игравшими в горелки (так обычно принято называть поведение белок на дереве когда они носятся друг за другом верх, в низ и вокруг ствола) охотилась местная кошка. А может она и просто играла с ними, так как и по своему весу и по умению лазить по деревьям она вряд ли могла представлять серьезную угрозу объектам своей охоты.

Еще раз попытался наладить отношения с «нашими новыми знакомыми» из России. Утром я увидел, что семья осталась без мамы. Они всегда располагались прямо на песке недалеко от нас. Старшая дочка Юля просто не вылизала из воды, а младшая Катя в силу возраста еще побаивалась моря. Так вышло, что вчера я купил свежих фруктов у разъезжавшей по дороге автолавки. Фрукты оказались несколько лучше, чем купленные в магазине в минувшее воскресение, но все же и черешня и абрикосы и персики не набрали еще нужного сахара. Но все равно мы их ели с удовольствием, все таки это были фрукты практически только что сорванные с деревьев. В то утро я твердо решил сделать первый шаг ко знакомству и, увидев что они пока еще не обеспокоились приобретением фруктов для детей, посчитал это хорошим поводом. Дождавшись их прихода и перерыва в купании я подошел и практически впихнул в руки ошарашенного папы пакет с фруктами, что-то невнятно объяснив про то, что мол уже не лезет в горло, а у вас мы видим нет.  К сожалению, на этом все и окончилось, так как видимо я поставил их папу в неловкое или близкое к этому положение. Но, по крайней мере, досочка была проложена и по ней уже будет легче строить и мостик.

Вечер провели в баре. Он запомнился двумя вещами. Мы продолжали наблюдать за тренировочными полетами противопожарной авиации. Если вчера они просто облетали побережье, то сегодня приводнялись и набирали воду (по крайней мере, мне так показалось). Ну и по впечатлением этого зрелища, а так же видимо чтобы окончательно забыть о сегодняшних гастрономических неудачах мама заказала в баре сладости, которые мы как-то ели на ужине в ресторане. Сегодня как раз была смена русскоговорящей барменши и потому мы смогли ей объяснить, что мы именно хотим. Она проявила очень трогательную заботу и пошла в ресторан, чтобы узнать могут ли они удовлетворить нашу просьбу. А вернулась уже с полной тарелкой сладостей. Но запомнилось не это, а то, что она неверно поняв меня при расплате по чеку, посчитала, что из 20 евро, которые я отдал ей 6 предназначены ей как чаевые. Почему она это решила я не знаю. Мама упрекает меня, мол я сам виноват тем, что отнес ей деньги и не стал ждать сдачу у стойки, а вернулся за столик. Может быть и так, но как бы то ни было 6 евро ушли на чаевые и я немного расстроился. Даже не из-за денег, а подумав о том, что теперь отношения с этой девушкой у нас испортятся: либо она поймет свою ошибку и будет испытывать неловкость, либо будет расстраиваться не получая более таких чаевых. Но что будет, то будет! Мы решили с мамой забыть все это, а между собой прозвали барменшу «6 евро».

Утром получили СМС от крестных Маши, дяди Сережи и тети Наташи. Кума интересовалась нашими впечатлениями от отдыха. Мы ей сказали правду, что очень довольны. Кум же не знал, что мы не в России и хотел о чем-то просто поговорить. Это телефонная активность побудила меня немного сбросить с себя расслабленность и рассеянность. Я при помощи СМС осведомился как дела на работе и позвонил родителям. А там и там оказалось все в порядке.

Вечером новые соседи пригласили к себе своих друзей и потому засыпали под их гулянку на балконе. Лену ели уложили. Но, слава Богу за все!

 Расскажу теперь и о нашей героине «6 еврах» и ее сменщиках в баре. Вообще в баре работало много людей. В первый день я пытался договорится с одним официантом из ресторана, который утром отбывал смену в баре. Он, на мой взгляд, слишком формально подходил к обслуживанию неанглоговорящих клиентов и если с первого раза не понимал, что от него хотят просто разводил плечами, мол я помочь вам неучам не могу. Так однажды я не смог ему объяснить, что мне нужна холодная негазированная вода, хотя в принципе, то как я это делал, было успешно опробовано многократно и в Египте и Хорватии и в той же Греции. Слава Богу, он еще всего дважды заступал в смену в баре. И уж сделать вид, что не понимаешь слова «ту кафе плиз, лате анд фрапе» ему было сложно. Правда он и тут попытался меня смутить, спросив о марке кофе, которое я бы хотел отведать. Но тут меня не поймаешь! Я просто вернул ему первое название, что он предложил. И к тому же, я был заранее подготовлен в этому вопросу общением с другой сменщицей в баре.  Она же в принципе была расположена к нам не менее героини моего рассказа, но русским языком она владела примерно так же как я английским. И потому хотя нам и удавалось сносно объясняться, полного контакта и взаимопонимания мы добиться не смогли. А однажды мы даже попали  в неловкую ситуацию, но об этом будет рассказ в свой день. Эта девушка готовила самые вкусные коктейли в Порфи и была всегда дружелюбна и готова помочь. Я думаю, причиной такого расположения к нам со стороны женской части обслуживающего персонала была ты. Тебя и тискали и целовали и сюсюкались с тобой практически все, кому их статус позволял это делать. А так как ты охотно отвечала на это, то быстро стала центром и внимания и заботы не только среди официантов ресторана но и везде, в том числе и среди барменш. А однажды я даже попал в неловкое положение, когда в роли сюсюкующегося с тобой человека выступил управляющий отелем, полный и статный грек. Неловкость была в том, что как ни старайся дистанцироваться от этого, но частично это внимание приходится и на сопровождающее тебя лицо, то есть чаще всего на меня. А мне подобное внимание со стороны даже женщин то не очень нравилось, а со стороны толстого мужика тем более. К тому же это управляющий потом еще оказывал нам повышенное внимание при каждой встрече. Я даже стал стараться избегать его. Но признаюсь, видимо это подняло наш статус в глазах официантов, так как даже наш непонятливый «друг» перестал напускать не себя усталый и сонливый вид при приеме заказов от меня.

И чтобы закончить перечисление круга лиц, с которыми мы сталкивались в баре, надо сказать о двух девушках, которые были продавцами шезлонгов и полотенец на пляже. Подробнее я их опишу позже, а пока лишь ограничусь замечанием, что сделанные ими коктейли мы не в состоянии были допить до конца.

Вот пришла очередь рассказа о нашей любимице, прозванной нами «6 евро». Мы ее увидели вечером первого же дня по прилету. Она заговорила с нами по-русски и потому была обречена на успех. К тому же она делала достаточно приличный Пино-Коладо и заметно старалась нам понравится. Как потом рассказала, она много работала в каком отеле, где было много русских женщин и потому знает их вкусы и подход к ним. Видимо этот опыт общения с русскими барышнями ей подсказывал, что мы не будем скупы на чаевые, и она взяла нас под свою опеку. Тебя Ленок она называла «моя клубничка» и подходила к нам при каждом нашем появлении в радиусе досягаемости ее взгляда. По началу нас это забавляло, но потом мы и привыкли и кроме того почувствовали, что в этом отношении есть нечто и искреннее, не преследующее корыстных целей. И в конечно итоге не ошиблись. Эта девушка в некоторых случаях нам очень помогла, пару раз даже в ситуациях не связных с ее работой. Но обо всем буде рассказано в свой день. А пока я коротенько набросаю ее словесный портрет. Среднего роста, коротко с подстриженными и собранными в пучок на затылке и крашенными в желтоватый цвет волосами. И главное в ее облике, что запомнилось это постоянно и ужасно ярко подведенные глаза и брови.  Волосы она, кстати, закрепляла черной сеточкой, что выглядело, как мне кажется, нелепо. Лицо ее всегда было в каком-то состоянии предшествующем улыбке и потому выглядело несколько глуповатым. Да и все в ее облике:   эта черная сеточка, крашеные волосы и дикий макияж, передничек и ее немного угловатая фигура, - все вместе делали ее очень похожей на  буфетчицу какой-нибудь среднего уровня захолустности ж/д станции времен распада СССР.

Вела она себя всегда очень самоуверенно, даже когда говорила какую-нибудь глупость или то, что казалось глупостью из-за плохого владения тонкостями русского языка. Она была уверена, что знает вкусы русских, но предложенный однажды с ее стороны коктейль и перзентованный как хит в ее прежнем отеле среди русских дам оказался редкой гадостью. В целом же мы были очень рады ее присутствию и вниманию, так как она была одна из не многих людей в отеле с которыми ты не чувствовал себя полным идиотом из-за незнания языка. Да и вообще всегда приятно, когда кто-то стремится тебе угодить.

Однажды правда она показала, что есть и граница ее озабоченностью нашим благополучием. В тот день у нее был выходной, и она в компании отдыхала под звуки живой музыки. Я встретился с ней у бара и по привычке все вопросы решать через нее, высказал пожелание приобрести диск того дуэта который развлекал нас тем вечером. Она не нагрубила, не отшила и не сделал ничего такого, чтобы могло меня обидеть или задеть. Она ответила на все мои вопросы и даже попыталась сделать вид, что хочет мне помочь, но я отчетливо увидел как ей это в тягость. Осознав неуместность своего обращения к ней, я снял свою просьбу с повестки ее дня, вернее вечера. И сделал это вовремя, так как это позволило нам сохранить доброе отношение до конца нашего пребывания в отеле. Кстати, это мое желание купить диск привело и ко второму конфузу с ее сменщицей, работавшей в том вечер и о котором я упоминал чуть выше.

Описанный же ранее эпизод с 6 еврами никак не отразился на нашем общении. На следующий день у нее была утренняя смена (а баре работали сменой вечер – утро) и я что заказал для мамы на пляж. Когда дело подошло к оплате я опять дал ей двадцатку и дождавшись сдачи оставил ей чаевыми всего 1 евро. Она видимо поняла, что вчера произошло недоразумение и, проявив волю сохранить хорошие отношения, предложила принести наш заказа прямо на пляж, хотя я ее обязанности это не входит.

Еще раз повторюсь и скажу, что мы были очень рады нашему знакомству с ней, и я увидел неподдельную грусть, когда в последний день, встретив ее в баре, сообщил о нашем отъезде. И кстати мы практически не называли ее этим прозвищем «6 евро», и я употребил его тут только для идентификации ее в своем рассказе. Дай Бог ей всего хорошего!
фото с фото

Отдых в Греции 2011. День третий-распорядок дня

На отдыхе, как мне кажется, очень важно как можно скорее выработать новый уклад и распорядок жизни.  Потому как ежечасное принятие  решений о том, что и как дальше делать, куда пойти и т.д., - очень нервоемкое занятие. И, если исходить из наблюдений за собой, могу смело утверждать - будет обеспечена тенденция к лености и праздности. Мы не первый раз путешествуем с грудничком, и потому нам надо было всего лишь адоптировать привычные уже формы существования на отдыхе к новым условиям. Прежде чем приступить к описанию этого третьего дня я постараюсь дать примерный рисунок одного дня на отдыхе. Он, конечно, приобрел свои контуры не сразу. Многое в этой схеме корректировалось или заменялось. Но мы ее придерживались даже до дня отъезда. Видимо, она близка к оптимальной для нас, так как мы с твоей мамой практические ни разу не поссорились из-за организации своего времяпрепровождения. 

Кроме того, чего-то яркого и необычного, подобного вчерашнему дню, с нами ничего больше не случалось. Поэтому, чтобы избавить себя от постоянных повторов «встали в 7 утра, поели, купались и т.д.» достаточно описать один раз типовой наш день. А далее писать именно о чем-то, что выделяло очередной день из ряда остальных.

Итак. Вставали мы в интервале с 7.20 до 8.20 местного времени. Точное время пробуждения определялось конечно же временем укладки. Кроме него это зависело и от того, как много мы купались и загорали накануне; как много новых покусов у мамы; как активно ты ела ночью и тем самым не давала маме спать и прочее. На сборы к завтраку и укладывание вещей на пляж мы тратили около получаса. Я делал небольшую гимнастику, чтобы окончательно не превратиться в овощ, и мы выдвигались двумя колоннами. Первая колонна - это я с вещами на пляж. Иногда мама задерживалась и тогда ко мне присоединялась ты. Мы заскакивали на пляж и занимали облюбованный нами уголок, оставив там свои вещи. Там уже заканчивались работы по приведению территории в порядок, которыми занимались два человека. Они собирались мусор выброшенный морем вечером и ночью, если были волны, разравнивали песок и т.д.

От пляжа до ресторана 60 метров по прямой или 2 минуты хода в гору. Мы здоровались со знакомыми уборщицами, которые дружно мели территорию отеля. Были и русскоговорящие, не менее двух, так как я однажды слышал разговор на чистом русском языке. 

У ресторана мы встречались с мамой, бросали коляску и с тобой на руках поднимались наверх. Позже я понял, отчего завтрак перенесли на 2 этаж. Этому было две причины. Первая заключалась в том, что после ужина некому было убрать первый этаж. Официанты всю посуду и прочее уносили еще вечером, но подметание полов в их обязанности не входило. А у уборщиц рабочий день оканчивался в 5 вечера, когда их отвозили домой. Вторая может и выдуманная мною, но хочется верить, что она и есть главная, была в том, что в такое раннее время как половина восьмого утра (время начала завтрака) на первом этаже нет Солнца. Кроме того, находясь на втором этаже, ты получаешь возможность лучше видеть море и вместо стволов пальм и магнолий любоваться их листьями и цветками. Согласись, Ленок, эти картины (море, пальмы, цветы) очень даже хорошо дополняют радость от завтрака, да и вообще от начала нового, быть может, самого счастливого дня. А именно с таким настроением, на мой взгляд, и  следует начинать каждый день.

 Основными задачами на завтраке, были пытаться покормить тебя и успеть поесть до того как ты начнешь вырываться со стула. Мы садились за облюбованный нами столик около прохода, чтобы была возможность усадить тебя и при этом, чтобы оставалась возможность проходить как нам, так и официантам.  Пока мама набирала себе завтрак, я пытался тебя кормить. Потом с мамой мы менялись ролями. Ты же неизменно обмусолив кусочек хлеба или огурца, а то и арбуза швыряла его на пол. После этого мама и я по очереди пытались тебя накормить чем-нибудь из банки.

С первого дня ты стала всеобщей любимицей. Если гости отеля не часто позволяли нарушать дистанцию суверенитета и некой отчужденности отдыхающих друг от друга, то официанты позволяли себе трепать тебя по головке, строить тебе глазки и вообще играться с тобой. Ты всегда отвечала им своей неотразимой улыбкой или громким смехом, так что это вошло даже в некий ритуал. А один, самый нелюбимый мамой официант почему-то производил на тебя просто магическое действие. После его короткого общения с тобой ты минут пять сидела как зачарованная. А потом все время крутила головой, ища его взглядом, забыв о еде и игрушках из еды. Поэтому мы старались тебя накормить до его появления. Уделяли внимание и другим детям, но без всяких там преувеличений (мама свидетель) могу утверждать - ты была в его центре. Примером тому может служить одна немка, которая каждый день пока до своего отъезда подходила к нашему столу и, наклонившись к тебе, улыбалась и пыталась скромно приласкать. В это время мы с мамой чувствовали себя не своей тарелки, так как подобное внимание к тебе мешало нам кушать. Если в это время ресторане были другие детишки, то вы устраивали между собой перекличку. Когда же случалось быть тебе единственным ребенком, тогда ты под конец завтрака издавала призывные кличи обращенные толи к нам (мол, давайте, скорей идемте) или к кому еще, требуя к себе внимания. Вот под них мы обычно заканчивали есть и,  благодаря всех за внимание и раскланиваясь подобно артистам, покидали ресторан.

По дороге на пляж мы забегали в номер, переодевались и опять двумя колоннами на море. Мы с тобой приходили одними из первых. Обычно наше место было еще в тени, и потому, разложив вещи на шезлонгах, шли к воде, где уже было солнце и тепло. Там, сидя на кромке воды, ты игралась с камушками, пробуя их зуб и швыряя в море. Заканчивалось все это первым купание. После этого когда ты обсыхала и согревалась завернутая в полотенце я тебя кормил из банки или же мама давала грудь. Затем я шел тебя укачивать в коляске. Это занимала у меня от десяти минут до получаса или, иначе говоря, от одной до трех прогулок до Сонии и назад. Спала ты от сорока минут до полутора часов. В этом время мы с мамой обычно купались вдвоем, поглядывая на тебя в коляске на берегу.

На пляже все было подчинено такому ритму: купание, еда, немного на Солнце и, если ты еще не канючишь,  еще одно купание, еда и сон. Вообще, мы старались добиться того чтобы ты искупалась не менее трех раз. Рекорд был, по-моему, пять. В результате на пляже мы проводили не менее 5 часов.  Конечно, нам с мамой выдержать без еды такое длительное время было трудно, и потому мы чем-нибудь перекусывали. Это, как правило, были тосты с кофе, мороженное и фрукты.

В начале с пляжа уходила мама. Это случалось между двумя и тремя часами дня. Мы с тобой в это время обычно уже прятались в тени от зонтика. Дав маме необходимую ей фору времени, уходили и мы. Приняв душ и переодевшись, немного отдыхали в номере. Но, при первых же признаках надвигающегося твоего сна, мы шли в Сонию, рассчитывая, что пока ты спишь, спокойно поесть. Время нашего обеда было примерно с 16 до 17, что оказалось оптимальным, так как в таверне было пусто, что нам очень нравилось.  Да и потом мы могли обойтись без ужина, что и позволили нам не набрать веса при таком праздном времяпровождении и откровенном чревоугодии за столом.

После обеда, мы с тобой шли к морю и сидели там, освежаясь легким, а иногда и достаточно сильным ветерком. Смотрели, как отдыхающие оканчивают свой купальный день. Если ты спала, я читал журналы или писал заметки. По твоему пробуждению мы перемещались на детскую площадку пользуясь тем, что она пока еще не занята сербскими детишками. Ты с огромным удовольствием качалась на качелях. Потом шли в номер или же совершали прогулку в окрестностях отеля, часто захватив с собой маму. Пока в отеле все ужинали, мы еще раз посещали детскую площадку, опять же по причине ее незанятости в это время. Когда же она заполнялась, мы переходили за столик и, попивая коктейли и перекусывая пирожными, провожали уходящий день.  Я думаю, тебе понятно, что пили коктейли и ели сладости только я и мама. Ты же всеми возможными способами мешала нам это делать.

Далее следовало твое укладывание или в номере или в коляске, во время  прогулкой до Сонии, чаще всего уже без мамы. В номере меня ждало перекладывание тебя на постель и … слава Богу за прошедший день! Но не подумай, что засыпала без боя. Нет, как и все дети, ты воевала с надвигающимся сном и обычно мне поручалось преодолеть твое сопротивление.

Засыпали мы под посиделки на балконах наших новых соседей.

Теперь кратко о том, что случилось на третий день нашего отдыха. Встали мы в противовес минувшему воскресению очень рано и пришли в ресторан почти к его открытию. Очень уж нам хотелось кофе и сладкого.  Соседи румыны съехали и на их место пришли сербы. Контакта с ними как-то не сложилось по началу. Они все: папа, мама и девочка лет девяти,- игнорировали тебя и здоровались со мной через раз.  Зато у них была своя лодка, на которой они все время куда-то уплывали.  Мне же выпала честь дважды помочь им затащить ее: один раз в воду, другой обратно.  После второго раза мы с ними и подружились, но это было за день до их отъезда.

Обнаружили на Лене 6 прыщей и как-то отрезвились, вспомнив о ветрянке. Я даже составил карту их расположения на тебе, чтобы без зеленки обнаруживать появление новых. 

Опять была гроза. Ночью и после завтрака ты плохо спала, но оторвалась во время нашего обеда, проспав 2,5 часа. На обеде мы попробовали фаршированные кабачки. Мама была в восторге. А вот заказанные ей королевские креветки на гриле мы с трудом и без особого желания доели сообща из-за их жесткости и морского запаха.

Сводил маму посмотреть минимаркет в кемпингах. Мама плохо себя чувствовала из-за гроз и нервничала из-за предположения о твоей болезни на отдыхе. Ты стала очень чувствительна к шуму и просыпаешься с криком из-за каждого звука.

Вечер провели у бара любуясь луной.  Помолясь во время прогулки до Сонии, отошли ко сну. Слава Богу за все!

фото с фото

Отдых в Греции 2011. День второй- на Троицу!


Перед поездкой в Грецию, я ломал себе голову над вопросом, что делать с утренними часами. Я наивно полагал, что будет такая проблема, ибо мы будем вставать по привычке очень рано. А если еще учесть часовую разницу, то времени, мне казалось, будет много и потому я спланировал тратить его на прогулки с камерой, пробежки и чтение. Первое же утро показало, как я ошибался. Я проснулся от боли в затекших членах тела и, взглянув на часы в телефоне, тут же разбудил маму криками «мы проспали». Было уже 9.40, то есть двадцать минут до окончания завтрака. Собрались мы минуты за три. Мама полетела вперед, чтобы успеть из остатков продуктов хоть что-то накрыть нам на стол, а мы бодренько пошли следом. 

Подойдя к ресторану я растерялся - он был пуст. И таверна была пуста. Я даже зашел вовнутрь и побродил между столами дивясь, что нет даже следов прошедшего завтрака и побывавших тут людей. Потом мой просыпающейся мозг занялся вопросам, а собственно где мама? Я понимал, должен быть что какой-то положительный для меня ответ и он наверняка перед самым носом. И точно! Очень скоро я увидел, как по неприметной лесенке сбоку здания ресторана, откуда-то сверху спустился отдыхающий, а следом и официант. Вот оно что! Завтрак, оказывается, проходил на втором этаже. Делать нечего, руки в ноги, в них же коляску с тобой и пулей наверх. Там я увидел маму, совершенно расслабленных гостей ресторана и так же расслаблено  обслуживающих их официантов. Это медлительность как-то не вязалось с моим представлением о том, что через 10 минут конец завтрака. Да и было пустовато как-то для этого времени. Я машинально глянул на часы, но уже на руке и тут только вспомнил, что их-то я перевел на греческое время, а в телефоне нет. В общем, спешили мы зря, и появилась возможность  оглянуться. Оказалось, что небо затягивало тучами.

Покончив с завтраком и невзирая на намечающийся дождь, мы все-таки решили занять места на пляже которые присмотрели себе с вечера. Нам глянулся второй от моря зонтик с шезлонгами в самом левом ряду, недалеко от спуска к морю для инвалидов. Оставив там полотенца, сумку с купальными принадлежностями и игрушками, я вернулся на ресепциию и спросил Милену об открытых храмах, магазинах и приличных ресторанах. Она же нам вызвала такси. В этот день была Троица, и мы с мамой решили начать день с поездки в храм и знакомства с Никити. Узнав, что храмы в Греции закрываются сразу после окончания службы, мы заторопились. И не зря, так как приехали к самому окончанию Божественной Литургии. Но надо еще сказать об одном моем открытии. Оказывается Никити располагается в совершенно противоположной стороне, относительно того где я его вчера искал. А в той стороне куда накануне делал марш-бросок –поселок Метаморфози. Выходит, что если бы я не ограничил себя по времени тридцатью минутами, то рисковал бы совершить совершенно немыслимый поход с коляской по бездорожью длиною в 10 км в оба конца.

Сказав таксисту – «инклиция», что значит церковь, мы через примерно 7-10 минут были уже в Никити на месте стоянки такси. Это единственное место в городе, за исключением разве что стоянки супермаркета, где можно нанять такси. В других местах они просто не останавливаются, даже если едут пустые.

Я знал, что в Никити два храма. Ближайший, судя по словам Милены, к нам была церковь во имя Свт Вмч Георгия и до нее около пятисот метров в гору. Отчего нас не повезли поближе к храму, я так и не понял. Видимо этот вопрос отразился у меня на лице, потому как наш таксист позвал на помощь своего коллегу, владеющего английским языком, сделав мне комплимент, предположив, что я его тоже знаю. Тот меня что-то спросил, на что я догадался ответить «опен». И слава Богу, этого оказалось достаточно. Мы снова погрузились в машину и еще через 3 минуты вышли у храма. Мы пошли вдоль его стены, обходя храм справа, в поисках входа в него. Из открытого окна доносилось пение мужского хора, которое стройностью и красотою практически не отличалось от того что я слышал на дисках.

Храм был явно новый, о чем свидетельствовали его серые бетонные стены, еще плохо утрамбованные гравиевые дорожки ну и общая неустроенность прилегающей территории. Возле входа встретили несколько неспешно прогуливающихся женщин с детьми на руках и в колясках. Мы поспешили в храм и увидели, что уже начался отпуск. Конечно же, мы расстроились. Оставив коляску и взяв тебя на руки, пристроились в конец очереди. Отпуск осуществлялся в несколько в непривычной для нас форме: батюшка весьма колоритной внешности (ну прямо афонский старец) из корзины раздавал обеими руками кусочки смоченного в вине хлеба - антидор. Принимая, целовали батюшке руку и съедали хлеб по дороге к выходу из храма. Мы сделали тоже самое. Сразу же бросились в глаза отличия в традициях поведения в храмах. Женщины почти все были без платков и не они не имели  даже представления о традиции пропускать мужчин вперед.

Дожевав антидор, и решив заняться более подробным осмотром храма, я вдруг увидел, что из Алтаря вынесли Чашу и начали причащать детей. Я схватил тебя, Ленок, и, прости Господи, буквально бегом обратно. Меня стали подталкивать с младенцем на руках пройти вперед. Но я все же остался последним, чтобы и помолится и отдышаться. К тому же я был научен опытом с твоими сестрами, что всегда при попытке их Причастить без подготовки, что-нибудь да мешало этому, чаще всего их поведение перед Чашей. Поэтому я шел и молился о том, чтобы этого не случилось сейчас с тобой. А ты уже начала вырываться с рук и готовится к крику. Но, слава Богу, призревшего на наши скромные усилия и принявшего тебя без подготовки. У Чаши батюшка что-то мне сказал и толи по действиям дьякона, толи интуитивно, толи милостью Божией я понял, что от меня требовалось держать тебе руки. Отец дьякон мне помог  и Слава Тебе Боже наш! Слава Тебе Боже наш! Слава Тебе Боже наш! Сказать с уверенностью, что приложил тебя к Чаше, я не могу,- провал в памяти. Помню, как подошли мы уже к маме, которая стояла тоже умиленная от благости Божией к тебе и нам.

Что еще запомнилось? Иконы и устройство храма. Как я сказал выше, храм явно новый и там, наверное, много чего временного. Икон мало, иконостаса вообще не помню. Входишь, справа и слева в двух метрах вглубь от центрального прохода стоят иконы Спаса и Успения Пресвятой Богородицы соответственно (стало быть и Храм в честь Ее Успения). Далее от них расходятся к стенам, но не вплотную, а так чтобы остались проходы, столики с пустыми отделениями для свечей. В центральном проходе ближе к иконе Спаса праздничная икона. В тот день была икона Троицы со схождением Духа в виде огненных языков на апостолов и Богородицу. Все это как создавало то, что у нас именуется притвор  и отделяло его от мест, где находятся молящиеся.

Вдоль правой стены от входной двери и до боковой что-то типа нашего свечного ящика. Но толи уже все убрали, или кроме свечей пока в новом храме ничего не предлагают. Еще в храме и вдоль стен и рядами отходящими от центрального прохода стояли кресла с откидными спинками «стасидии». У этих кресел высокие спинки и в них можно как сидеть, так и стоять, опираясь на подлокотники.

Потрясла меня икона Спаса – Пантократора (Вседержителя). Все как привычно у нас: и цвета и линии и т.д., - все кроме взгляда. Если у нас он обычно или грустен или строг, то на этой иконе взгляд Господа был сочувствующим, умоляющим и зовущий. Я был ошарашен и потрясен и долго не мог отвести своего взгляда от ТАК зовущего к Себе Вседержителя.

Возблагодарив Бога за оказанные нам милости, мы вышли из храма, и пошли обратно к центру города. Для этого мы выбрали не шоссейную дорогу и тротуар вдоль нее, а поспешили вслед за расходящимися греками по проселочной дорожке. Пока шли, я пытался рассказать маме о сути Праздника Троицы, но не преуспел в этом, так как не смог толком ответить на ее вопрос о трех Лицах нашего Бога.

Дорога закончилась неким земляным буфером. Видимо местные жителей решили перегородить ее так,  чтобы не допустить ее превращения из прогулочной дороги в проезжую. Я взял тебя с коляской на руки и относительно легко преодолел эту преграду. Уже спускаясь с насыпи, я заметил, что сбоку в калитке примыкающего к насыпи участка стоит пожилая гречанки и что-то нам говорит. Мне показалось, что она ругается на нас. Мама же оказалась умнее меня, а главное добродушнее. Она присмотрелась и прислушалась, и спокойно обошла насыпь через садик  этой дамы, воспользовалась ее любезным предложением.

Мы оказались на той же улице, верху которой и метров через 300 от нас и через перекресток находится та самая стоянка такси, на которую нас первоначально привезли. А двустами метрами ниже была видна набережная. И тут мы совершили ошибку, которую так и не исправили впоследствии – мы не побывали на набережной. А ведь в приморском городе и тем более городе-порте набережная – его центр. Но мы пошли наверх, по дороге заходя в магазинчики по мелочам. Накрапывал  мелкий дождик, но мы его не заметили ныряя в из магазина в магазин. Зашли и  в аптеку, где купили мне капли, так как у меня стали чесаться глаза. Были и в хозяйственном магазине и встретили там русскоговорящую продавщицу. Она нам подсказала, где мы, если что, сможем докупить тебе питание. Напоследок купили черешню и персики, но они оказались еще неспелыми, жесткими и кислыми.

Тучи разошлись и стало припекать. Пройдясь немного в сторону указанных нам магазинов, мы вернулись на стоянку такси, так и не дойдя до них. Мы рванули на море, ведь приехали все-таки купаться, а не шопинговать.

Море нас не обмануло! Искупались мы, правда, один раз сами и один раз с тобой.  Тучи вернулись и началась быстротечная гроза. Большей частью она прошла мимо и ставила после себя лужи и ужасную влажность. Мы пережидали в номере и на балконе.

Потом наступило время обеда, и мы пошли в обнаруженную накануне таверну Сонию. Нас встретил очень радушный хозяин, пытающийся с нами говорить на английском и очень вкусная еда, подаваемая огромными порциями. Там же нас ждали греческие дети с огромными миндалевидными глазами, чья семья сидела за  соседним с нами столиком. Мальчик и девочка прибегали поиграть с тобой, пока ты не уснула. В общем, нам очень понравилось, тем более что в Сонии было русскоязычное меню.

Наевшись, мы все вместе совершили прогулку по нашему вчерашнему  маршруту. Пофотались, увидели белок, поглядели виллы и вернулись в номер. И вовремя, так как снова началась гроза. Переждав дождь и пока подсыхал отель, мы опять сидели на балконе. Конечно, это не совсем то, что ты ждешь от отдыха на море, но зато мы познакомились с соседями слева. Ими оказалась семья румын с девочкой Александрой. Она охотно играла с тобой через ограду между балконами.

Вечером мы первый раз посидели в баре, где познакомились с русскоговорящей барменшой, которая нам потом здорово помогла.

Пошли спать опять рано, но оказалось, что наши соседи румыны завтра уезжают и потому они допоздна сидели на балконе. То же ночью мы первый раз столкнулись с комарами.

Вот так прошел наш второй день в Греции. По-моему, очень даже хорошо, а главное что ты причастилась на Троицу.

Пресвятая Троица, слава Тебе!