?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
История РПЦ. Гражданская война
фото с фото
teterevv

Я не призываю закрыть глаза на проводимые со стороны Советов преследования и репрессии. Но ведь были не только они. И, к сожалению, были и поводы для восприятия Русской Церкви, как политического фактора.

Наконец-то я могу начать разговор о том, что происходило в нашей Церкви в годы Гражданской войны. Мне пришлось предварить этот разговор двумя отступлениями. Первое - о белогвардейском тупике (1, 2)- мне было нужно, чтобы показать, как тему трагедии русского народа эксплуатируют сегодня враги Отечества. Второе - Историческая справка (1, 2) - дала нам ответ о том, кем и как была запущена Гражданская война. А также мы рассмотрели и то, чем она по факту являлась для каждой из сторон.

Хотя нет! В том, что касается Советов и большевиков мы ясность получили. Для них эти события были и войной за свою власть, и войной против оккупации интервентами и войной за сохранение целостности страны. Зачем пришли интервенты тоже ясно. Они, как и в 90-ые годы прошлого века, просто дербанили Россию, чтобы набить свои карманы, уничтожив заодно вечного геополитического противника. Что ловили в мутной водичке катастрофы, стремящиеся к отделению окраины и поднявшиеся там националисты (опять же при помощи Запада) - тоже ясно.

А вот за что бились белые - тут есть вопросы. Против чего - понятно, против Советов и большевиков, за сохранения своего господства. Но за какую форму существования России? Монархия уже была отвергнута всеми заметными и значимыми силами в России, включая РПЦ. Выступать за Учредительное Собрание - а именно такой лозунг первоначально был центральным у «белых» - значит не говорить ничего конкретного о своих политических целях. И потому, в конец концов все белое движение стало распадаться на территории, которые обособлялись не только от власти Советов, но и друг от друга.

Конечно, никто из «белых» от проекта Россия не отказывался, но вот наполнить это слово каким-то конкретным политическим содержанием никто не мог. Как следствие, на все реагировали лишь ситуационно, и не более того. Потому они, мягко говоря, сквозь пальцы смотрели на интервенцию страны Антанты, США и Японии. И потому они сотрудничали с самостийниками на Украине. Одним словом, в борьбе за свой ничем не наполненный проект России они участвовали в ее разрушении вместе со всеми ее врагами.

Все это очевидно стало не только сейчас, спустя почти век. Я пишу на основании прочитанного у Деникина, Федченкова, Гордеева и А. М. Романова, - участников белого движения или сочувствующих ему. Эта двусмысленность сказывалась на неприятии белого движения народными массами. Но нас интересует позиция Церкви и ее руководства. Читаем:

«Православные люди жили на территориях, контролируемых и красными, и белыми, и зелеными. К Православной Церкви принадлежали и воины, сражавшиеся друг против друга в братоубийственной войне. Патриарх Тихон, верховный пастырь Русской Церкви, считаясь с этим обстоятельством, старался избегать всякой политической вовлеченности в происходящие события. Весной 1918 года перед отъездом на юг к Деникину Патриарха посетил известный церковный деятель князь Г.И. Трубецкой. Впоследствии он вспоминал: «Я не просил разрешения Патриарха передать его благословение войскам Добровольческой Армии, и Святейшему Тихону не пришлось мне в этом отказывать, но я просил разрешения Его Святейшества передать от его имени благословение лично одному из видных участников белого движения, при условии соблюдения полной тайны. Патриарх, однако, не счел и это для себя возможным».

Конечно же, Патриарх был обязан реагировать на факт идущей в России Гражданской войны. В октябре 1918 года он обратился к Советам с воззванием, где выказал свою скорбь о страданиях русского народа. Но поддержать какую-либо сторону руководство Церкви не решилось. А то, что воззвание обращено именно к Советам говорит лишь о том, что Церковь не видела в стране больше никого, кто бы реально нес на своих плечах историческую ответственность за судьбу Отечества.

Но Патриарх даже в рамках данных ему Собором полномочий - это еще не есть вся Церковь. И если Патриарха и оставшееся при нем окружение иерархов мы можем назвать «центром», то на «окраинах» шли процессы более определенного свойства. Если говорить прямо, то окраины открыто поддержали «белых».

«В ноябре 1918 года в Томске состоялось Сибирское церковное совещание. В нем участвовали 13 архиереев, возглавлявших епархии Поволжья, Урала, Сибири и Дальнего Востока, а также 26 членов Всероссийского Собора из духовенства и мирян, оказавшихся на территории, занятой колчаковскими войсками…

В мае 1919 года в Ставрополе состоялся Юго-Восточный русский церковный Собор. В Соборе участвовали епархиальные и викарные епископы, клирики и миряне по выборам от Ставропольской, Донской, Кубанской, Владикавказской и Сухумско-Черноморской епархий, а также члены всероссийского Поместного Собора, оказавшиеся на юге страны, занятом войсками генерала А.И. Деникина. Своим Председателем Собор избрал архиепископа Донского Митрофана (Симашкевича). На Соборе было образовано Высшее Временное Церковное управление. Его Председателем стал архиепископ Митрофан, членами архиепископ Таврический Димитрий (Абашидзе), епископ Таганрогский Арсений (Смоленец), протопресвитер Г.И.Шавельский, профессор протоиерей А.П. Рождественский, граф В.Мусин-Пушкин и про­фессор П. Верховский. Впоследствии почетным Председателем Юго-Восточного Высшего Временного Церковного Управления был избран митрополит Киевский Антоний (Храповицкий)».

Все участники или почти все Соборов и совещаний на захваченных белыми территориях покинут страну вслед за «господами» и образуют там структуру, которая потом и станет РПЦЗ. Но до этого их деятельность в России, охваченной огнем Гражданской войны, выглядит, по меньшей мере, неоднозначно. В то время как «центр» пытается сохранить политическое и нравственное равновесие в условиях кровавой междоусобицы, «окраины» сводят на нет все его старания. По существу они дали повод начать отождествлять всю РПЦ с «белыми».

А ведь «белые» в обратную сторону отождествления не делали.

«Главнокомандующие белых армий в своих приказах провозглашали, что их войска сражаются за поруганную веру и оскорбление церков­ных святынь. Но вера христианская поругалась и белыми офицерами. Среди них были, конечно, благочестивые люди, но большинство было равнодушно к Церкви.
На исходе гражданской войны в крайне затруднительном положении оказались священнослужители, находившиеся на территориях, занятых белыми армиями, и после поражения белых не сумевшие или не пожелавшие эмигрировать. Многие из них были осуждены за совершение молебных пений о победе белого оружия».

«Центр» видел всю угрозу этой странной комбинации сил, где одна из сторон полностью связывает себя с другой, которая, в свою очередь, ничего позитивного и конкретного в ответ не предлагает. Да и с моральной точки зрения никак не подходит на роль заступника и защитника веры и церкви.

«Святейший Патриарх еще в 1919 году, в день памяти преподобного Сергия Радонежского 25 сентября (8 октября) обратился к архипастырям Русской Православной Церкви с посланием, в котором призывал их отказаться от всяких политических выступлений…».

В результате благодаря в том числе и описанной выше деятельности «окраин», сложилась такая ситуация, когда:

«Затруднены в своей деятельности были тогда и постоянные органы Высшего Церковного управления. Большая часть членов Синода оказалась в эмиграции. В начале 1921 года в заседаниях Священного Синода могли участвовать, помимо Святейшего Патриарха Тихона, только митрополит Владимирский Сергий (Страгородский), митрополит Крутицкий Евсевий (Никольский) и архиепископ Гродненский Михаил (Ермаков), назначенный Экзархом Украины. В сущности, в 1921 году высшая церковная власть осуществлялась едино­лично Патриархом…».

Я не призываю закрыть глаза на проводимые со стороны Советов преследования и репрессии. Но ведь были не только они! И, к сожалению, были и поводы для восприятия Русской Церкви, как политического фактора.
Также важно отметить, что не было этой вожделенной белыми мифической картинки об уходе к ним всей православной, передовой, образованной и т.д. части общества. Кстати, деятели болотной революции в России 2011/12 гг. пытались вслед за белыми использовать это деление России на просвещенное меньшинство (которое якобы за них) и темное большинство. И эта преемственность - она неслучайна. Обсуждать ее причины не входит в план этого разговора.

Тут я хочу лишь еще раз подчеркнуть то, что и на стороне красных были верующие люди. Русская церковь была и их Церковью. Среди вставших на сторону Советов было великое множество офицеров царской России. Пропорции деления офицерского корпуса приведены в верхней картинке.

Важно отметить все это! Отметить и продолжить рассказ об истории Церкви.

Предыдущая статья цикла,
первая.


Добавить в друзья в: ЖЖ | ВК | твиттер | фейсбук | одноклассники


  • 1
По поводу количества русских офицеров, служивших у красных и у белых. По данным доктора исторических наук Сергея Волкова, составившего персональную картотеку всего офицерского корпуса России с Петра I по конец 1917-го года, на октябрь 1917-го в России жило порядка 320 тысяч русских офицеров, за весь период Гражданской войны через Красную армию прошло порядка 60 тысяч офицеров, через белую - порядка 170 тысяч офицеров. Цифры называю по памяти (+-10 тысяч человек), но соотношение - такое, на 1 красного офицера приходилось 2,5-3 белых офицера.

Конкретные цифры, приводимые Волковым, можете сами поискать в интернете.

И ещё, по поводу репрессий советской власти в отношении православных священников. В 1937 году был выпущен специальный оперативный приказ НКВД № 00447, в котором приказывалось в особом порядке репрессировать бывших "кулаков", "белогвардейцев" и "церковников", репрессировать без суда, по всем регионам были разосланы квоты (всё это отображено в этом приказе): где и сколько нужно расстрелять, где и сколько нужно направить в лагеря на сроки от 8 до 10 лет.

То, что, якобы, народ пошёл за большевиками и был настроен против православной церкви, якобы оторвавшейся от народа - очень сомнительное утверждение.

Вообще-то, самой угнетаемой "царизмом" и официальной РПЦ была значительная часть великороссов, а именно - старообрядцы. И именно великороссы-старообрядцы практически поголовно выступили на стороне белых: старообрядческий Средний Урал (Екатеринбург, Нижний Тагил, Ирбит, Алапаевск) дал белым более 4-х полнокровных дивизий, одна из которых - полностью добровольческая. Старообрядческие Екатеринбургский и Пермский полки составили личную гвардию Колчака. Старообрядческие Уральское и Терское казачьи войска поголовно выступили на стороне белых и были полностью вырезаны красными. Не зря тот же оперативный приказ НКВД № 00447 от 1937 года даёт Свердловской области самую большую после Московской области (при том, что в Свердловской области было в несколько раз меньше жителей, чем в Московской области) квоту на расстрел и лагеря (4000 - на расстрел, 6000 - на лагеря, при том, что Московской области, на расстрел выдаётся квота в 5000 человек).

Те же современные староверы, которые сейчас возвращаются в Россию из Южной и Северной Америк - потомки русских белогвардейцев-староверов.

  • 1