?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
Кино поэзия творчества Довженко (1)
фото с фото
teterevv

Знакомясь с творчеством Александра Петровича Довженко, нельзя не заметить поступательного движения советского кинематографа, которое можно было бы назвать просто развитием, но… Развитие, чаще всего ассоциируется с неким линейны процессом: из точки А, со своим набором характеристик, в точку Б, уже со своим набором. Причем эти новые качества опираются на старые, и являются как бы их продолжением. Довженко дал большее, чем эта линейность. И сразу так ответить на вопрос - что именно, трудно. Он создал иной кинематографический язык, свой мир, в котором было место и развитию тех ответов, которые в своем поиске дали Эйзенштейн, Кулешов, Пудовкин. Но это в то же время и совершенно особый мир: свой язык, своя образность, своя философия.

Очень трудно заключить в нескольких словах то, что делает фильмы Довженко таким из ряда вон выходящим. Об операторской работе, которая просто потрясла меня, человека увлекающегося фотографией (светописью) я скажу отдельно. Но нельзя свести все к этой стороне работе режиссера, как создателя цельного полотна картины. Попробую это сделать методом от противного.

Эйзенштейн воспевал стихию, энергетику масс и событий, через которые он предъявлял зрителю масштаб и величие идей и исторического творчества Человека.
Кулешов… Он скорее восхищался новыми возможностями общения со зрителем, которые давал кинематограф.
Пудовкин, опираясь на опыт Эйзенштейна и Кулешова, начал вести разговор о Человеке. Он показал события, стихии и энергию через драму, трагедию, свершения и победы Человека. Через судьбы самого Человека, причастного к этим драмам и победам.

Фильмы Довженко необычайно поэтичны. Поэзия событий, движения, свершений, стихии исторического творчества Человека. Поэзия самого Человека. И как в поэтическом литературном творчестве отсекается все лишнее, чтобы слово стало символом, через которое автор соединяет читателя с чем-то большим, чем слово, так и в фильмах Довженко зрителю предлагается соприкоснуться с чем-то большим, чем просто рассказанная история, образы героев и создаваемые «картинки» на экране. Но центральное место, конечно же, принадлежит Человеку.

Во всех фильмах Довженко, которые просмотрел - «Звенигора», «Арсенал», «Земля» и «Аэроград» я увидел, как автор любуются Человеком. Те образы, которые создают артисты при помощи режиссера, вызывают это восхищение Человеком. До чего же красив Человек, когда он соединен с духом! Конечно же, находкой режиссера Довженко стали некоторые актеры. Потрясающая работа Семёна Андреевича Свашенко, который сыграл центрального персонажа в трилогии Довженко. Работа в «Земле» и «Аэрограде» Степана Иосифовича Шкуратова. Елена Максимова…И многие, многие другие образы созданные в фильмах, притягивают к себе. Любуясь Человеком, ты любуешься и теми идеями, делами, борьбой, - всем тем, чем охвачен Человек в фильмах Довженко.
С этой монументальностью, эпичностью и символизмом создаваемых образов Довженко соединяет и пронзительную правду человеческого бытия, повседневной жизни. И такое соединение оттеняет, дополняет другие составляющие описанного синтеза, заставляет звучать их и по отдельности и все вместе необычайно ярко и громко. Создается впечатление ожившего мифа, ожившей сказки, ожившей были… Быль - как жизнь, жизнь - как быль!

Мне трудно выделить какой-то из просмотренных фильмов. Видно, что в «Звенигоре» Довженко еще оттачивает свой кинематографический язык. Видно, что в «Аэрограде» он от него частично отходит. Но он есть и в первом названном фильме (1927). Есть он и последнем (1935), уже звуковом фильме, который слишком, на мой взгляд, подчинен идеологической задаче. В «Арсенале» (1928) и «Земле» (1930) - этот язык позволяет Довженко соединить новое, революционное, грандиозное, - что принесла советская эпоха, с могучим, сущностным и древним (если не сказать дремучим), что было и есть в Человеке всегда.

В «Арсенале» Довженко выступил отчасти пророком и провидцем. Видимо, его вовлеченность в националистическое украинское движение времен Гражданской войны, позволило ему обнаружить в украинском национализме нечто, сохранившее накал этих разрушительных для Украины идей до нашего времени. Глядя на заседание петлюровской Рады, удивляешься не просто схожести показанных Довженко персонажей, а тождественности сегодняшнему дню. Интеллигенция, обыватели, националисты, самостийники, - все будто срисованы с сегодняшнего Киева. Сегодня нет лишь восставших против них рабочих и крестьян. Только Донбасс и его жители.

Но все же я отдельно хочу сказать о «Земле». Я все в нем принял. Все, за исключением двух эпизодов. Эпизод с молитвой священника, где он призывает Бога «побить» колхозников, - что является скорее результатом идеологической борьбы, нежели правдой жизни. И эпизод с действиями обнаженной девушки. То ли стенания об убитом, то ли какой-то ритуальный танец. Я этого просто не понял. Остальное от начала и до конца было мне настолько созвучным, что я недоумевал - отчего так. Я не крестьянин. Я не украинец. Я, наконец, отстою по времени от этих людей без малого на век. А, тем не менее, вижу и чувствую, что это про меня, про нас, про жизнь и про что-то большее, чем жизнь. Вот это я и имел в виду, когда говорил об особом языке Довженко.

Фильм начинается с мирной, очень светлой кончины деда главного героя. Старое, традиционное, трудное, но светлое уходит, освобождая место молодому и сильному. Дед передал судьбу своей земли внуку Василю. Отец Василя - Опанас - замер по средине, в каком-то межвременьи.
Картины ликующей победность труда освобожденного Человека. Танец Василя ночью на улицах родного селя, как вырвавшаяся наружу радость одержанной победы и ее необратимости. Подлое убийство Василя силами из последнего сопротивляющимися всепобеждающей новизне. Обреченность этих сил, оторванность их от жизни своей земли и своего народа.
Горе Опанаса по убитому сыну и мучительное прорастание в отце идей, за которое погиб Василь.
Похороны сына, как мистериальное действо всепобеждающей новизны, не оставляющего места отжившему старому. Рождение брата Василя в день его похорон. Победа жизни над смертью. Победа Человека над смертью.
И все это потрясающими планами, ракурсами, для которых слов почти не надо. Фильмы Довженко назвать немыми можно только условно. В них говорит со зрителем сами кадры. Но об этом в отдельной теме.



Продолжение разговора о творчестве Довженко завтра.

Добавить в друзья в: ЖЖ | ВК | твиттер | фейсбук | одноклассники


  • 1

раскрыть эту тему

нет. Я пишу тут только о метафизике картин Довженко.

Re: раскрыть эту тему

ну пишите...

но должен вам сказать, что его метафизика может быть и была, да сгнила.

Вы считаете так. Я считаю иначе. Вы сами фильмы Довженко видели?

когда-то видел фрагменты.

а недавно просмотрел "Украина в огне". Полностью.
И сценарий прочел.
и после этого я ни смотреть ни читать довженко не хочу.

после этого я

ваше право так поступить. Как им мое не обсуждать с Вами то что Вы так и не увидели. Согласитесь, в этом есть какая-то ненормальность, обсуждать то, с чем не знаком.

  • 1