?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
Рождение или творение, предопределенность или свобода
фото с фото
teterevv

Это же два совершенно разных Человека! Для одного воля - инструмент управления злом. Для другого - реализующей свободу в творческой деятельности. Это чрезвычайно важно, что разговор о свободе, как способности к творческому акту в соответствии с предназначением Человека и определяющем его природу ведется в коммунизме и христианстве. Это их объединяет и наделяет ответственностью за то, какая же из двух моделей Человека, указанных выше, восторжествует.

При чтении статьей из цикла «О судьбе гуманизма в ХХI веке», возникает чувства недоумения в отношении сознательного выбора в пользу тех странных и страшных основ для мировоззрения, который сделала часть европейской элиты. И объяснить его простым отторжением предыдущего опыта (христианского и светского в Модерне) никак не получится. Ведь С.Е. Кургинян в своих статьях погружает нас в очень давние эпохи, предшествующие христианству. А выбор этих мрачных мировоззренческих оснований, как и напротив, противоположных им, производился и тогда, то есть всегда. И, стало быть, речь идет о сопоставлении очень древних мировоззренческих основ и традиций

Неким указателем на точку расхождения двух антагонистических мировоззрений может послужить информация об использовании одной из них змеи в качестве важнейшего для себя символа. Это маркирование себя очень знаковое.
«Мы видели, что все древние веры делятся на два разряда: на поклонение духу, как творящей свободе, на поклонение жизни, как вечно необходимому факту. Наружным признаком их нашли мы обоготворение змеи или ненависть к ней». (А.С. Хомяков, Записки о всемирной истории, т.5)
Не только змеи выступают в роли такого маркера. Сюда же можно отнести и погруженность в тему «Великих Матерей». И змеиная символика и «женское начало» задают новый ракурс на силы, отождествляющих себя с ними. А именно - выбор между концепций сотворения и рождения мира. Что обязательно приводит и к рассмотрению категорий свободы и предопределенности.

«Беспристрастный разбор древних религий дает нам новое правило для их коренного разделения: отстраняя случайности изложения и формы, в которых они дошли до нас, мы находим, что главный их характер определяется не числом богов и не обрядами богослужения и даже не категориями ума (знающего), но категориями воли. Свобода и необходимость составляют то тайное начало, около которого, в разных образах, сосредотачиваются все мысли человека. В языке религии, переносящей в невидимое небо законы, которыми управляется видимый мир земли и его видимый владыка-человек, свобода выражается творением, а необходимость – рождением». (А.С. Хомяков, Записки о всемирной истории, т.5).

Согласно тому же Хомякову «творение» - это выбор ассирийского (иранского) начала. Начала, которое характеризуется «почитанием духа». А «рождение» - есть выбор кушитского начала, ставящего причиной всего сущего, грубо говоря, материю. Но что еще важней, именно это кушитское начало использовало образ змеи в качестве своего символа. И чтобы вернуться к проблеме соотнесения свободы и предопределенности еще одна цитата:
«Человек был сотворен с полною свободою и с правом ее пользоваться; мир был чистым и выражением чистой божественной мысли. Злоупотребление человеческой свободы (т.е. произвол человеческий) создало новый мир грубого вещества и вещественной необходимости. Освобождение человека есть возврат его к чистой разумной свободе. Вот характер Иранства, враждебного змее и чувственности. Кушитство представляло систему не полярно – противоположную, но основанную на началах совершенно чуждых учению Еврейскому; ибо в одном необходимость чувственного мира допускалась как вечно разумная, в другом как временная и злая». (А.С. Хомяков, Записки о всемирной истории, т.5)

Обращение нацистских и неонацистских мистиков к теме «матерей», то есть в определенной степени принятие концепции рождения, означает принятие и концепции несвободы этого мира. Рождающее начало и уже тем более рожденное фундаментально несвободны друг от друга. Но, что главное, несвободны они от неких законов, обуславливающих сам процесс рождения. Рождение даже в разговоре о рождающем божестве - это в некотором роде акт вынужденный и несвободный. Кроме того, выбор концепции рождения наделят и рождающее начало и рождающееся обязательным единством природ. А это еще одна степень несвободы. И тогда, рассматривая с этой точки зрения категорию свободы Человека, обязательно приходится делать ее производной от его природы.

Философская мысль очень долго шла к иному понимаю свободы, именно как к способности человека к осознанному творческому акту. И высшей формой признания за человеком этой способности является формула: «коммунизм, как пробуждения и раскрепощения высших творческих способностей».
Обращаясь к этому пониманию и опираясь на модель мироздания, где его начало - творческий акт мы имеем совершенно другую картину. В противоположность предопределенности рождения, при творении ключевым вопросом становится предназначение. Такая постановка, наверное, трудно подходит для человека светского. Но при рассмотрении свободы в сопряжении ее с волей, как самодвижущим началом человеческой деятельности, можно говорить о Человеке, как о творце и себя самого и в значительной мере окружающего его мира. Маркс формулировал задачу: не постигать мир, а изменять его, - то есть делать сознательный и свободный волевой акт выбора целей в рамках своей творческой деятельности.

В условиях предопределенности рождения Человек не свободен в этом выборе целей. Они определяются в рамках зависимости от природы Человека понятия блага. А если признать эту природу еще и источником зла, то свобода становится не даром, а наказанием. А воля нужна преимущественно для отсечения зла, предлагаемого свободой.
Но если же Человек свободен до такой степени, что способен выбрать цели и вне зависимости от своей природы - то воля становится тем, чем и должна быть в гуманистической традиции - началом, служащим для реализации целей, которые свободный Человеком ставит себе.
Это же два совершенно разных Человека! Для одного воля - инструмент управления злом. Для другого - реализующей свободу в творческой деятельности.

История развития понятия свободы в философии увлекательна и показательна. Понимание Свободы с большим трудом вырвалось из-под гнета противостояния фатуму и производности от «злой природы» Человека. И произошло это только под влиянием христианства, наделившего Человека свободным творческим духом, как источника воли. В так называемое «новое время» после разделения Человека и Бога, постепенно наметилась тенденция и к отрешению Человека и от духа.
Какой дух? Кто его источник, если Бога нет? И снова понятие свободы стало напрямую увязываться с природой Человека и сводиться к способности индивидуума на действия, произвольные от общества (но не от своей природы!). Противостоит этой тенденции по существу только коммунизм и марксизм.

Это чрезвычайно важно, что разговор о свободе, как способности к творческому акту в соответствии с предназначением Человека и определяющем его природу ведется в коммунизме и христианстве. Это их объединяет и наделяет ответственностью за то, какая же из двух моделей Человека, указанных выше, восторжествует. Неонацистская и антигуманистическая, в которой человек полностью предопределен своей природой. Или другая, в которой Человек в соответствии со своим предназначением будет подлинно свободным в способности творить себя и мир.


Добавить в друзья в: ЖЖ | ВК | твиттер | фейсбук | одноклассники


  • 1
Что-то вы очень ошибаетесь в марксизме, раз его так возвеличиваете. Марксизм - это никакая не свобода, а полная детерменированность. Только детерменизм у марксизма экономический - всё обусловленно экономическими отношениями, и поэтому марксизм считал, что если изменить экономические условия, то волшебным образом поменяется и природа человека. Отсюда столько высокопарной марксисткой чуши, которую вы с таким придыханием повторяете в качестве того, за что марксизм якобы выступал.

При этом вы совершенно игнорируете тот факт, что марксизм есть просто форма сегрегации, но не расовой или национальной, а экономической, и на самом деле его цели достигаются только лишь путём насилия (уничтожение, ликвидация целых классов общества), а вовсе не "воспитание" якобы нового свободного человека - надо просто уничтожить эксплуататорские и паразитические классы, и жизнь наладится.

Ну, да, уничтожили. А ничего не наладилось - "мечта" оказалась пшиком. По той простой причине, что игнорировалась подлинная природа человека после грехопадения.

Марксизм есть всего лишь ответвление и отрыжка западного позитивизма, берущего начало в эпохе Просвещения со своей главной и при этом абсолютно невыполнимой идеей о построении Града Земного в противовес Граду Небесному.

Марксизм - это никакая не свобода, а полная детерменир

Обоснуйте. Маркса если по крупному можно свести как раз к обратному, к снятию отчуждения человека от своей родовой сущности, то есть преодоление социальной (и уж тем более животной) предопределенности. В таком ключе о каком детерминизме может идти речь? Именно антимарксизм - то есть буржуазная позиция - ведет к тому, в чем Вы обвиняете марксизм. Полная атомизация общества и разделение социума по стратам с преградами не подлежащими преодолению.
Любая новая общественная формация устанавливается через насилие. Вопрос только кто его проявляет и по отношение к кому. В ходе социалистической революции была установлена диктатура большинства по отношению к меньшинству. Все остальные революцию приводили к обратной диктатуре - меньшинства над большинством. И именно поэтому они нуждались в концепциях оправдывающих такое положение вещей и делили общество на страты неравные по своим правам и возможностям.
Что касается крушения СССР - то его история очень далека от того, чтобы ее объяснять девальвацией идей построения справедливого общества. Это девальвация субъекта его строившего - КПСС, которая в силу разных причин сама же и устроила контрреволюцию.

К сожалению, я должен сейчас отлучиться, возможно до завтра. Поэтому ответить постараюсь завтра.

Так пойдёт?

"Как нельзя обойтись без принуждения к культурной работе, так же нельзя обойтись и без господства меньшинства над массами, потому что массы косны и недальновидны, они не любят отказываться от влечений, не слушают аргументов в пользу неизбежности такого отказа, и индивидуальные представители массы поощряют друг в друге вседозволенность и распущенность. Лишь благодаря влиянию образцовых индивидов, признаваемых ими в качестве своих вождей, они дают склонить себя к напряженному труду и самоотречению, от чего зависит существование культуры. Все это хорошо, если вождями становятся личности с незаурядным пониманием жизненной необходимости, сумевшие добиться господства над собственными влечениями. Но для них существует опасность, что, не желая утрачивать своего влияния, они начнут уступать массе больше, чем та им, и потому представляется необходимым, чтобы они были независимы от массы как распорядители средств власти. Короче говоря, люди обладают двумя распространенными свойствами, ответственными за то, что институты культуры могут поддерживаться лишь известной мерой насилия, а именно люди, во-первых, не имеют спонтанной любви к труду и, во-вторых, доводы разума бессильны против их страстей". З.Фрейд Будущее одной иллюзии

***из двух моделей Человека, указанных выше, восторжествует. Неонацистская и антигуманистическая, в которой человек полностью предопределен своей природой. Или другая, в которой Человек в соответствии со своим предназначением будет подлинно свободным в способности творить себя и мир.

Надеюсь, восторжествует третья – свободное подчинение человека воле Бога и дальнейшая соработа с Ним в Его творчестве согласно своему предназначению. Вариант, Марксом все же не предусмотренный. К сожалению, а возможно к счастью, а то бы мы с марксизмом до сих пор не разобрались бы

восторжествует третья

она не противоречит второй и наоборот.

Re: восторжествует третья

Ну если считать свободой свободное подчинение воле Бога, то да. Но почему то мне кажется, что Маркс с Вами бы не согласился, так что я думаю что соответствующую политическую программу не стоит называть коммунизмом, во избежании путаницы. А в остальном я с Вами согласна

  • 1