Previous Entry Share Next Entry
Освободительная миссия Красной Армии в 1944—1945 гг. (41)
фото с фото
teterevv
румыния6.jpg
Август 1944 г. Встреча освободителей. Ликующие румыны

Множеством мелких и крупных искажений, подтасовок, перестановок акцентов и т.д. пытаются уравнять преступников и жертву, оккупантов и оказывавших сопротивление, агрессоров и освободителей, и в конечном счете «украсть» у России Победу и саму войну как Великую и Отечественную.





* * *

В конце 1980-х — начале 1990-х официально были отвергнуты основные ценности советской эпохи. Несмотря на то, что большинство населения проголосовало за сохранение СССР, а социалистические идеи продолжали исповедовать даже в начале 2000-х гг., были разрушены и СССР, и социалистический строй. Произошел мировоззренческий и социальный раскол общества, который с течением времени только углублялся. Он дополнился расколом поколений, когда старшие оказались социально дискриминированы и продолжали в основном хранить верность ценностям своей молодости, а молодежь оказалась под воздействием массированной новой пропаганды индивидуализма, личного успеха, материального преуспеяния, западных ценностей.

Информационная агрессия Запада на историческом поле преследовала вполне прагматичные цели — подорвать историческое сознание советских людей, понимание общности их исторической судьбы и интересов, посеять межэтническую рознь путем выискивания для нее в том числе и исторических поводов, подорвать самоуважение народа, опорочив заслуги и подвиги предков, и т.д. Таким путем, в частности, разрушали и развалили в конце концов СССР. Такую судьбу зарубежные манипуляторы готовили и постсоветской России, желая увековечить ее слабость и зависимое положение от Запада. Особое значение имеет память о Великой Отечественной войне, в которой, проявив великую жертвенность, советский народ в тяжелейшем противостоянии силам почти всей Европы, покоренной Гитлером, сумел выстоять и победить.

На поводу у Запада идут и некоторые российские историки-либералы, выискивающие в Великой Отечественной войне преимущественно те аспекты, которые могли бы принизить Победу, сделать ее ущербной, в том числе призывая вообще отказаться от термина «Освободительная миссия» как от «идеологического наследия советского прошлого». Однако любая ревизия этого термина недопустима в принципе: она ведет к сдаче международных позиций нашей страны, к предательству ее интересов, не говоря уже о предательстве светлой памяти более 1 млн советских солдат, которые отдали свою жизнь за освобождение на- родов Европы от фашизма, спасли многие из них от полного уничтожения.

Стали выхолащиваться суть, справедливый характер Великой Отечественной войны, всенародный подвиг, на первый план выдвигаются действительные, а больше мнимые негативные аспекты. Здесь и цена Победы (дескать, власть не считалась с потерями, а у наших демократических союзников они были многократно меньше, забывая при этом, что, не открывая «второй фронт», «хорошие» англичане и американцы оплачивали общую победу русскими жизнями), и обвинения СССР в пособничестве Гитлеру в развязывании Второй мировой войны, забывая и о Мюнхенском сговоре, и об отказе «демократий» создать систему коллективной безопасности, и о фактической запрограммированности германского реваншизма, а значит, войны Версальской системой. И таких обвинений, лукавых и фальшивых, великое множество. И дело отнюдь не в том, что в советском участии в войне находят «негатив» (его не могло не быть — как и в любой войне, которая жестокое и кровавое дело).

Со всех сторон звучат обвинения в том, что СССР «не так» пытался отсрочить фашистскую агрессию, «плохо воевал», добывая победу большой ценой, «плохо освобождал» Восточную Европу, стремясь впоследствии не допустить повторения нашествия с Запада созданием барьера из дружественных себе стран. Запад формулирует эти претензии так: он требует от России «покаяться» «за вторжение в Восточную Европу и насильственное утверждение там марионеточных режимов, просуществовавших до рубежа 1980-х — 1990-х годов» (62). При этом политика двойных стандартов проявляется все более открыто. Выдвигая свои необоснованные обвинения, «демократические режимы Европы, требующие от России покаяния за тоталитарное прошлое, не стремятся извиняться за собственные преступления» (63).

Суть в том, что множеством мелких и крупных искажений, подтасовок, перестановок акцентов и т.д. пытаются уравнять преступников и жертву, оккупантов и оказывавших сопротивление, агрессоров и освободителей, и в конечном счете «украсть» у России Победу и саму войну как Великую и Отечественную. Тем самым наши либеральные сторонники «толерантности» и «ниспровергатели пьедесталов» в своей деятельности смыкались с внешними «критиками» России, которые руководствуются далеко не только формально-идеологическими соображениями, но и собственными геополитическими интересами, враждебными интересам России как таковой, в том числе и «новой». Они льют воду на мельницу врагов своей страны. Ведь истинная цель ревизии истории войны — пересмотр ее геополитических итогов, предъявление России территориальных, политических, финансовых претензий. А цель подрыва памяти о войне — ослабление России, лишение ее позитивного будущего.

Особенно яростным нападкам подверглась заключительная стадия Великой Отечественной войны, а именно освобождение Красной Армией ряда стран восточной и центральной Европы, включая главного противника антигитлеровской коалиции — Германию (64). В СССР этот поход в Европу (после освобождения собственных временно оккупированных территорий) получил осмысление сначала в политической (сформированной в ходе самой войны) (65), а затем и в исторической концепции «Освободительной миссии».

После краха всей системы ценностей советской эпохи, мировоззренческого раскола общества оказалось, что у россиян постсоветской страны нет более объединяющей всех ценности, кроме Победы в Великой Отечественной войне. В условиях ценностной и идейной дезориентации современного российского общества она фактически остается одной из немногих опор национального самосознания, которое отторгло многочисленные попытки, предпринятые в 1990-е годы, по ревизии оценок событий и итогов этой войны (66).

В этом историческом контексте память о Великой Отечественной войне заняла особое место, стала выполнять компенсаторную роль интеграции общественного сознания, да и социума в целом, то есть приняла на себя функции, которые ранее были распределены между многими общественными институтами, формами сознания и т.д. Лавине фальшивых образов истории противостояло национальное сознание, сформированное участниками Великой Отечественной войны — отцами и дедами наших современников.

На протяжении ряда десятилетий российское историческое сознание демонстрирует значительную устойчивость в отношении к теме войны. Как и ранее, в социологических исследованиях начала 1990-х гг. важнейшим событием ХХ века признается Великая Отечественная война, занимая первое место, причем этот порядок в оценке событий не изменился и в последующие годы. Так, в списке событий, которые определили судьбу страны в ХХ веке, Победа в Великой Отечественной войне в 1989, 1994 и 1999 гг. была названа 77, 73 и 85% опрошенных ВЦИОМ соответственно, причем в 1996 г. 44% опрошенных на вопрос «Что у Вас лично вызывает наибольшую гордость в нашей истории?» назвали эту Победу. То есть, как и ранее, в социологических исследованиях и начала 1990-х гг., и начала 2000-х важнейшим событием ХХ века признается Великая Отечественная война (67). По данным репрезентативного обследования ВЦИОМ, в 1989 г. самым выдающимся событием ХХ века ее назвали 77%, а в 1994 г. — 73% опрошенных. Значимость этой войны для истории страны отметили 70% молодежи в возрасте до 25 лет и 82% людей старше 50 лет (68).

В ноябре 2004 было проведено общероссийское социологическое исследование «Великая Отечественная война в исторической памяти народа», в ходе которого более 90% респондентов указали, что события Великой Отечественной войны в той или иной степени их интересуют, а День Победы 9 мая является для них праздником (69). Таким образом, Великая Отечественная война рассматривается как позитивная символическая ценность, причем во всех поколениях россиян. Для России историческая память о Великой Отечественной войне и Великой Победе играет особую роль, выступая в деморализованном обществе фактором его единения и мобилизации моральных сил народа на выдвижение позитивного и конструктивного сценария будущего развития.

В феврале 2005 г., накануне 60-летия Победы, Институтом социально-политических исследований РАН было проведено крупномасштабное межрегиональное социологическое исследование «Ветераны о Великой Отечественной войне». В тематическом блоке, посвященном отношению к немцам, ответы распределились следующим образом. На вопрос «Какие чувства испытывали советские люди к немцам в годы войны?» 53% респондентов назвали «ненависть к немецким фашистам», 24% — «ненависть ко всем немцам», 18% — «ненависть к солдатам и офицерам вермахта», 5% затруднились ответить. На вопрос «Какие чувства испытываете Вы к бывшему противнику сейчас?» самый большой процент ответов — 58% — был — «никаких», «ненависть» назвали 15%, «сострадание» (!) — 17%, «уважение» — 9%, и только 1% респондентов не смогли ответить на этот вопрос. Ответы на еще два вопроса оказались более дифференцированными. Так, на вопрос «Могут ли русские и немцы быть друзьями?» 56% участвовавших в опросе российских ветеранов войны ответили положительно, 13% отрицательно и 31% затруднились ответить. Наконец, когда респондентов спросили «Есть ли у Вас желание встретиться с бывшими противниками?», 15% подтвердили, что желали бы такой встречи, 60% ответили, что такого желания не имеют, и 25% затруднились ответить на этот вопрос (70).

Естественно, что память ветеранов, переживших все ужасы войны, отличается от исторической памяти последующих поколений, которые уже не воспринимают события прошлого столь личностно и остро. В совместном интервью Президента России с Федеральным канцлером ФРГ Г. Шрёдером газете «Бильд» от 7 мая 2005 г. В.В. Путин сказал: «Даже в самый тяжелый период войны руководство СССР призывало население не идентифицировать всех немцев с нацистами: “Гитлеры приходят и уходят, а немецкий народ остается”. И это не было пропагандой. Это убеждение подавляющего большинства советских граждан… Немецкий народ во многом стал тогда жертвой политической безответственности своих тогдашних руководителей. Он был отравлен нацистской идеологией и втянут в кровавую бойню… Но … ненависть и ожесточенность, возникшие вследствие германской агрессии и установившиеся на оккупированных территориях, преодолеть было очень непросто. Для этого потребовалось время и немалые усилия политиков и миллионов людей как в Германии, так и в нашей стране, чтобы вернулись чувства уважения и взаимной симпатии, веками существовавшие между нашими народами. И я с полным основанием могу сказать, что именно граждане Советского Союза, несмотря на все пережитое, смогли простить… При этом в некоторых других странах мира… многие граждане к такому примирению так и не пришли». А канцлер Шредер подчеркнул, что «…ввиду ужасов войны германо-российское примирение до сих пор остается политическим чудом» (71).

В условиях распада «связи времен», постсоветского расщепления системы ценностей и социальных ориентиров, глубокого социального раскола и раскола поколений именно позитивный образ Великой Отечественной войны остается последним «рубежом обороны»: отступать дальше некуда. Лишившись главного источника самоуважения, уверенности в своих силах, в том, что «наши отцы и деды смогли выдержать нечеловеческие испытания и совершить такое, на что оказалась не способна ни одна другая, богатая и благополучная страна», Россия новых поколений не сможет подняться и останется без будущего. «Кто знает прошлое, властен и над будущим». Именно поэтому необходимо отстаивать правду о войне по всем направлениям — и внутренним, и международным.

В связи с многочисленными попытками ревизии исторической правды о Второй мировой войне российскому руководству пришлось напоминать о ней и расставлять адекватные акценты в интерпретации хода событий, их причин и следствий, роли СССР в Победе и многих других вопросов. Так, 7 мая 2005 г. во французской газете «Фигаро» была опубликована статья Президента России В.В. Путина «Уроки победы над нацизмом: Через осмысление прошлого — к совместному строительству безопасного гуманного будущего» (72). Глава российского государства подчеркнул, что «…эта историческая дата по-прежнему остается священной для каждой нации, каждой страны, которой дороги идеалы свободы и гуманизма. … Бесконечно долгие и трудные четыре года наш народ сражался за будущую Победу. На пути к бункеру Гитлера наш солдат разгромил 600 вражеских дивизий. Три четверти потерь во Второй мировой войне нацисты понесли на Восточном фронте. Освободив в 1944 году собственную территорию, Советская Армия перешла государственную границу СССР, чтобы избавить от нацистского зла еще одиннадцать европейских стран». Подчеркнув решающую роль СССР в Победе над нацизмом и освобождении народов Европы, он отметил, что «Вторую мировую войну выиграли все союзники по антигитлеровской коалиции… Это наш общий праздник. День Победы принадлежит всем нам, это событие вселенского масштаба». Далее Президент РФ подчеркнул значимость памяти о войне: «Давая оценки событиям тех лет, мы должны в полной мере чувствовать нашу общую ответственность перед новыми поколениями. Поэтому важна не только историческая правда о войне, но и осознание ее нравственных уроков для современности». Напомнив смысл Мюнхенского соглашения, Путин подчеркнул, что никому не удалось «“отсидеться в стороне”, “умиротворить” Гитлера за счет интересов других стран», «откупиться от зла “за счет соседа”». И потому память о Второй мировой войне служит всем нам предостережением против повторения ошибок прошлого. Наконец, Президент подчеркнул, что «…учебники истории призваны быть объективными. Они должны доносить до наших граждан бесспорную правду о событиях тех лет» (73).

Отстаивать эту правду Президенту России пришлось не раз в праздничные дни, отвечая на многочисленные, в том числе острые и даже провокационные вопросы зарубежных СМИ. Так, в интервью газете «Бильд» от 7 мая 2005 г. В. Путин еще раз напомнил, что именно Россия «внесла главный вклад в победу над гитлеризмом», потеряв почти 30 миллионов жизней и треть национального богатства. И совершенно недопустимо ставить знак равенства между двумя разными режимами — гитлеризмом и сталинизмом, агрессором и жертвой. «… Не могу согласиться с приравниванием Сталина к Гитлеру, — заявил он. — Да, Сталин, безусловно, был тираном… Но он ведь не был нацистом! И не советские войска 22 июня 1941 года перешли границу Германии, а совсем наоборот» (74).

Мобилизация всех духовных сил, возрождение многих традиционных ценностей России, в том числе России имперской, подъем русского национального духа стали той мощной силой, которая сокрушила нацистскую Германию и обеспечила успех Освободительной миссии Красной Армии. Память о Великой Победе советского народа во Второй мировой войне, о роли Красной Армии как главного освободителя Европы от фашизма имеет для нашей страны особое значение, а потому требует жесткой и последовательной защиты от всяческих нападений и поругания.

В этой связи один из российских крайне либеральных авторов, Лев Гудков, у которого всё советское и вся советская история вызывает откровенное отторжение, говоря о Великой Отечественной войне, вынужден признать (хотя и со своими негативными комментариями): «…Речь идет о символе, который выступает для подавляющего большинства опрошенных, для общества в целом, важнейшим элементом коллективной идентификации, точкой отсчета, мерилом, задающим определенную оптику оценки прошедшего и отчасти — понимания настоящего и будущего. Победа 1945 г. — не просто центральный смысловой узел советской истории, начавшейся с Октябрьской революции и завершенной распадом СССР; фактически это единственная позитивная опорная точка самосознания постсоветского общества» (75). И с этим следует согласиться. Но вот характерный комментарий, который вполне можно было бы услышать из уст западного «недоброжелателя» не только СССР, но и постсоветской России, России как таковой. «Победа не только венчает, но как бы очищает и оправдывает войну, одновременно закрывая от рационализации, объяснения, анализа всю тему войны, а также маскируя двусмысленность самого символа. Ежегодно, когда в воевавших странах Европы отмечают, и почти везде без особой пышности, окончание мировой (не Отечественной!) войны и наступление мирной эпохи, наша страна всенародно празднует собственную военную победу. Этот день не стал днем поминовения, печальной памяти о погибших, человеческих страданиях и материальных разрушениях» (76).

Очень лукавит г-н Гудков, что день Победы «не стал днем поминовения, печальной памяти о погибших»! Но не в этом дело. Попробуем же «рационализировать» сказанное, а также и «тему войны». Поразительно, что сам автор не замечает причины (называя ее, и возмущаясь ею!), почему этот день для России — всенародный праздник. Да именно потому, что для нашей страны война стала Отечественной. Потому что на русскую землю пришел смертельный враг, ставивший своей целью уничтожить страну, народ, русскую цивилизацию, и война стала Великой и всенародной. А практически вся Западная Европа оказалась либо в роли германских сателлитов, либо беспомощно и покорно «легла» под Гитлера, оказывая лишь очаговое сопротивление, а большей частью оказалась запачканной коллаборационизмом. Даже во Франции, гордой своим антифашистским (преимущественно коммунистическим) сопротивлением, большинство населения сотрудничало с оккупантами. И теперь самодовольная, а тогда оккупированная нацистской Германией континентальная Европа, и Англия, отсидевшаяся за проливом, оказались свободны лишь благодаря нашей Победе, на алтарь которой советский народ принес жертвы, многократно превосходящие жертвы всех стран и сил, оказывавших сопротивление нацистскому нашествию. Европе, которая большей частью покрыла себя позором либо союзничества с Гитлером и агрессии, и прежде всего против СССР, либо капитуляции с последовавшим прислужничеством нацистам, действительно нечего праздновать, потому что Отечественной для них война не была и быть не могла! Потому-то Европа и Запад в целом очень хотели бы испачкать нашу Победу, заставить народ России стыдиться ее или, в крайнем случае, забыть. Тем самым достигались бы сразу несколько целей: и собственный психологический комфорт Европы, жаждущей забыть позорные страницы своей истории и желающей приравнять русских победителей и спасителей Европы к себе — оккупантам, капитулянтам и коллаборационистам («Вы такие же как мы, нет, вы хуже нас!»), и окончательный подрыв самоуважения русского народа, а значит и силы его, и возможности возрождения России в будущем как могучего государства.

В отстаивании исторической правды о Великой Отечественной войне, в сохранении национальной памяти о героических страницах своей истории необходима активная историческая политика по целому ряду направлений: и продвижение адекватных образов и смыслов истории войны в системе образования, и поощрение СМИ в верном и активном отражении важнейших военных событий, имен и дат, и привлечение общественного внимания к ценности памяти о подвигах отцов, дедов и прадедов.

В этом контексте показательна массовая общественная акция «Георгиевская ленточка», посвящённая празднованию Дня Победы. Как отмечали организаторы, главной целью акции «стало стремление во чтобы то ни стало не дать забыть новым поколениям, кто и какой ценой выиграл самую страшную войну прошлого века, чьими наследниками мы остаемся, чем и кем должны гордиться, о ком помнить». Акция стартовала к 60-летию Победы по инициативе руководителя проекта «Наша Победа. День за днем» Натальи Лосевой, директора интернет-проектов «РИА Новости». В интервью местному изданию ее родного города Новосибирска Лосева заявила: «Акция задумывалась без каких-либо географических притязаний. Всё, что я планировала — отправить несколько ленточек домой в Новосибирск самым близким друзьям и родным. Но уже через неделю после начала акции здание РИА “Новости” в прямом смысле брали штурмом. 24 часа в сутки здесь были очереди людей, которые хотели получить ленточку. Я вообще была в шоке от того, как быстро люди поняли и приняли идею». С тех пор акция стала традиционной и проводится ежегодно с 24 апреля по 12 мая под лозунгами: «Победа деда — моя Победа», «Повяжи, если помнишь!», «Я помню! Я горжусь!», «Мы — наследники Великой Победы!» и другими. Регламент использования георгиевских ленточек определяется «Кодексом “Георгиевской ленточки”», состоящим из 10 пунктов. Акция финансируется государством, органами местного самоуправления, а также коммерческими и иными организациями. По идее инициаторов акции, ленточка должна распространяться бесплатно. В канун празднования Дня Победы и дни проведения акции каждый участник надевает себе на лацкан одежды, руку, сумку или антенну автомобиля Георгиевскую ленточку в знак памяти о героическом прошлом, выражая уважение к ветеранам, отдавая дань памяти павшим на поле боя, благодарность людям, отдавшим всё для фронта в годы Великой Отечественной войны.

Впервые на улицах российских городов «Георгиевская ленточка» появилась весной 2005 г. Она стала атрибутом торжественных мероприятий, традиционных встреч с ветеранами в школах, праздничных гуляний во многих городах РФ. Акцию «благословили» ветераны Великой Отечественной войны, но участниками её были в первую очередь молодые люди. Всего в первый год проведения акции было распространено 800 тыс. ленточек. В 2006 г. в рамках акции было распространено свыше 4 млн георгиевских ленточек в более чем в 900 городах России, в странах ближнего и дальнего зарубежья. В акции приняли участие Израиль, США, Канада, страны Персидского залива, многие города Европы. С 2007 г. «Георгиевскую ленточку» можно увидеть в День Победы во время парадов на Красной площади на лацканах пиджака у руководителей страны, в частности, у Владимира Путина и Дмитрия Медведева. В том же году акцию благословил Патриарх Московский и Всея Руси Алексий II. В 2006 г. Георгиевские ленточки распространялись уже в более чем 30 странах. В акции приняли участие почти все регионы России. Более 2 миллионов георгиевских ленточек заказали региональные и местные администрации, ветеранские организации «афганцев» и предприятия. Всего за четыре года проведения акции — с 2005 по 2008 г. — по всему миру было распространено более 45 млн ленточек.

Георгиевская ленточка окончательно закрепилась как символ Дня Победы советского народа в Великой Отечественной войне, как знак уважения к подвигу бойцов фронта и работников тыла, всех тех, кто эту Победу завоевал. Согласно проведённому в 2007 г. Фондом «Общественное мнение» социологическому опросу, три четверти опрошенных граждан (73%) положительно относятся к тому, что люди накануне Дня Победы цепляют к одежде, либо к машине эти ленточки, 16% — безразлично и 2% — отрицательно (6% затруднились оценить своё отношение к этой акции) (77).

В 2012 г. была инициирована еще одна общественная акция — «Бессмертный полк» (78), в ходе которой в День Победы 9 мая участники идут колонной и несут транспаранты с фотопортретами своих родственников, участвовавших в Великой Отечественной войне. Акция проходит под лозунгом «Они должны идти победным строем в любые времена». Зародившаяся в г. Томске, где впервые по центральной улице города прошли более шести тысяч человек, она быстро охватила всю страну и вышла за ее пределы. В 2013 г. акция была проведена в 120 городах и селах России, в 2014 г. «Бессмертный полк» прошел в 500 городах в семи странах, в 2015 г. — в 15 странах мира, а также в самопровозглашённых республиках на востоке Украины. 9 мая 2015 г. полк впервые в истории прошёл по улицам Москвы (от Белорусской площади до Москворецкой набережной) и Красной площади после военного парада к 70-летию Победы. В шествии участвовало более 500 тыс. человек во главе с президентом России Владимиром Путиным, который пронёс портрет своего отца-фронтовика. В целом по России, по данным «РИА Новости», в памятном шествии «Бессмертный полк» 9 мая 2015 г. приняли участие около 12 миллионов россиян (79).



В начале 1990-х гг. официальная политика по сохранению и защите исторической памяти о Великой Отечественной войне была недостаточно внятной, во многом в связи с нестабильностью политической системы, неопределенностью исторического выбора и сложной внутриполитической и социальной обстановкой в России. Тем не менее, постепенно обозначилась определенная преемственность. После распада СССР парады 9 мая на Красной площади не проводились до юбилейного 1995 года. Тогда в Москве прошли два парада: на Красной Площади (в пешем строю) и на Поклонной горе (с участием войск и боевой техники). С тех пор парады на Красной площади стали проводить ежегодно, но сначала — без боевой техники. С 2008 г. парад стал вновь проводиться с участием боевой техники, в том числе военной авиации. Праздничные шествия в честь Дня Победы традиционно проходят во всех городах-героях, военных округах в ряде крупных городов России и стран СНГ. В этот день традиционно встречались фронтовики, возлагались венки к Могиле Неизвестного Солдата, памятникам Славы и воинской доблести, гремел праздничный салют.

К дням Победы, особенно юбилейным, приурочивались определенные акции: в 1995 г. — 50-летие Победы: открытие мемориального комплекса на Поклонной горе и памятника Маршалу Г.К. Жукову на Манежной площади, пеший парад ветеранов на Красной Площади, военной техники на Поклонной горе. В 2000 г. — 55-летие Победы: последний пеший парад ветеранов прошел на Красной Площади. В 2005 г. — 60-летие Победы: парад состоял из двух частей: исторической и современной. Кульминацией парада стал проезд 2600 ветеранов на легендарных «полуторках». Общероссийский парад Победы впервые состоялся в России 9 мая 2010 г. в 65-ю годовщину Победы. Наконец, 9 мая 2015 г. в 70-летнюю годовщину Победы, после военного парада по Красной площади прошел 500-тысячный «Бессмертный полк».

Юбилейные даты являются мощным информационным поводом для обращения к исторической памяти о Второй мировой войне, для активизации дискуссий о прошлом и его оценке, для соотнесения образа войны с современными многообразными политическими и иными интересами.

Официальное празднование 60-летия Победы в Российской Федерации в 2005 г. с приглашением на торжества глав государств и политических лидеров многих стран возбудило интерес мировой общественности к этому событию, заставив и средства массовой информации, и общественное мнение «сверить часы» в его освещении и оценке. Значимость этого юбилея подчеркивалась еще и тем обстоятельством, что это был праздник прежде всего для ветеранов — для у ходящего поколения, из которого мало кто смог бы дожить до следующего юбилея. По существу, это был последний юбилей, который отмечался при жизни непосредственных носителей памяти о той войне. Центр празднования этой даты находился в России, куда приехали лидеры почти всех крупнейших государств, и этот факт подчеркнул определенную связь времен, связь исторической памяти с политической значимостью этого события в мировой истории. Он объективно подчеркнул и фактическое признание решающей роли СССР в разгроме немецкого фашизма, хотя ряд государств (прежде всего Прибалтийских) воспользовался этим поводом для того, чтобы подчеркнуть свое неприятие этого праздника и исторической роли Советского Союза во Второй мировой войне. Празднование 60-летнего юбилея Победы внесло свой вклад в защиту исторической памяти, правды о Второй мировой войне и вместе с тем обозначило все болевые точки по этому вопросу, как в массовом, так и в политическом мировом сознании.

Однако последовавшее в 2009 г. 70-летие начала Второй мировой войны и отмечавшееся в 2010 г. 65-летие Победы над фашизмом использовались для очередных попыток пересмотра истории и искажения исторической памяти. А 70-летие Победы, отмечавшееся в мае 2015 г., происходило в условиях обострения международной напряженности, санкций Запада против России, активизации в ряде стран праворадикальных и неонацистских сил, демонстративного бойкота праздничных мероприятий в Москве лидерами как бывших стран-союзниц СССР по Антигитлеровской коалиции, так и большинства европейских государств, которые были освобождены Красной Армией в 1945 г.

___________________________________________________________________________
62. Крестовский В. Война и новые идеологические маркеры в англо-американских СМИ // 60-летие окончания Второй мировой и Великой Отечественной: победители и побежденные в контексте политики, мифологии и памяти. С. 148, 158.
63. Трубникова Н. Как публицисты Латинской Европы отмечали юбилей // Там же. С. 176.
64. См.: «Зверства» Красной армии, или кровавый след освобождения // Россия в зарубежном теле- и радиоэфире. РИА Новости. № 046. 6—19 апреля 2005 г. С. 9; Сенявская Е.С. Красная Армия в Европе в 1945 г.: старые и новые стереотипы восприятия в России и на Западе // Обозреватель—Observer. Научно-аналитический журнал. 2012. № 2. С. 111—127; № 3. С. 85—101.
65. См.: Сенявский А.С. Освободительная миссия Красной Армии в 1944—1945 гг.: формирование и эволюция официального дискурса // Преподавание отечественной истории: исторические факты и их интерпретации. Материалы XVIII Всероссийской научно-практической конференции. М.: Экон-информ, 2014. С. 284 -292.
66. Тощенко Ж.Т. Историческое сознание и историческая память. Анализ современного состояния // Новая и новейшая история. 2000. № 4. С. 4.
67. См.: Экономические и социальные перемены: мониторинг общественного мнения. — Информационный бюллетень. 1997. № 5. С. 12—13; Гудков Л. Негативная идентичность. М., 2004. С. 21, 24.
68. Экономические и социальные перемены: мониторинг общественного мнения. С. 12—13.
69. См.: Меркушин В.И. Великая Отечественная война 1941—1945 годов в исторической памяти народа // Социология власти. 2004. № 6. С. 58, 60.
70. См.: Кузнецов В.Н., Иванов В.Н., Сергеев В.К. Юбилей Великой Победы. Материалы к научной конференции «60 лет победы в Великой Отечественной войне». М.: ИСПИ РАН, 2005. С. 36—37, 56—57.
71. Из сообщения пресс-службы Президента России, размещенного на официальном сайте МИД РФ. h.tp: //www.mid.ru
72. Из сообщения пресс-службы Президента России, размещенного на официальном сайте МИД РФ. h.tp://www.mid.ru
73. Там же.
74. Там же.
75. Гудков Л. Негативная идентичность. Статьи 1997 — 2002 гг. М., 2004. С. 25.
76. Там же. С. 25—27.
77. «Георгиевские ленточки». Опрос населения. 17.05.2007. // h.tp://bd.fom.ru/report/map/d072022
78. h.tp://moypolk.ru/; h.tps://ru.wikipedia.org/wiki/Бессмертный_полк
79. В шествии «Бессмертного полка» участвовали 12 миллионов россиян. 9 мая 2015 г. // h.tps://news.mail.ru/society/21977901/



?

Log in

No account? Create an account