?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
Освободительная миссия Красной Армии в 1944—1945 гг. (25)
фото с фото
teterevv
Дальний2.jpg
Сентябрь 1945 г. г. Дальний


Чрезвычайно значим в этих процессах исторический контекст зарождения и эволюции памяти. А этим контекстом было длительное послевоенное противостояние мира в «холодной войне», в которую были вовлечены и страны Запада, и азиатские страны, и в которой часть победителей (США, Великобритания) и побежденных (Япония) оказались по одну сторону, а СССР, Китай и некоторые другие — по другую.


3.8. Историческая память об Освободительной миссии
Красной Армии на Дальнем Востоке в 1945 г.


С 9 августа по 1 сентября Красная Армия разгромила миллионную японскую армию в Маньчжурии, очистила от японцев Курильские острова и Южный Сахалин. 2 сентября 1945 г. Япония, разгромленная на море и на суше, разрушенная бомбежками, подписала акт о безоговорочной капитуляции. Война уходила в прошлое, но оставалось ее многообразное наследие (геополитическое, политическое, экономическое и т.д.), а в сознании народов, политических элит разных стран, их правительств формировалось ретроспективное о ней представление, оказывавшее подчас очень активное влияние на долговременные мировые процессы и текущую жизнь народов и государств. Формирование и эволюция исторической памяти о той части Второй мировой войны, которая велась в Азиатско-тихоокеанском регионе, подчинялись общим закономерностям развития этого явления и во многом перекликались с процессами формирования памяти о войне в Европе. Речь идет о памяти жертв агрессии и стране — агрессоре, а именно, о Японии, о памяти победителей и побежденных, об историческом контексте формирования памяти и т.д. Память о участии СССР в войне против Японии, о его вкладе в общую победу и его освободительной роли для народов Китая и Кореи вписывалась в общий процесс конструирования и сохранения представлений о мировой войне, прежде всего, в регионе.

Основными участниками дальневосточного конфликта являлись милитаристская Япония, развязавшая и проигравшая войну, а в ходе ее оккупировавшая огромные пространства стран Тихоокеанского региона, а также западные державы (США, Великобритания с ее восточными колониями, подвергшимися японской оккупации) и восточные страны, ставшие объектом японских притязаний и военной экспансии (Китай, Корея, и др.). Поэтому историческая память о той войне имеет и свою большую специфику, прежде всего, связанную со спецификой менталитета (западного и восточного), культуры конкретных стран, значимости войны для каждой из них. Так, для Японии, Китая, Кореи и других азиатских стран и народов это была главная, судьбоносная война, определявшая их будущее и сами перспективы существования. Главной войной, по крайней мере, до завершающего ее этапа — высадки в Нормандии (из-за того, что США подверглись агрессии и реальной была угроза их континентальной территории на западном побережье, из-за близости к границам и концентрации в тот период интересов в районе Тихого океана) она была и для США. А для Великобритании главная угроза и основной театр военных действий находился в Европе, где эта страна подвергалась систематическим бомбардировкам, флот постоянным атакам, а опасность военного поражения была настолько реальной, что руководство страны возрадовалось, сочтя, что Англия спасена, когда Гитлер напал на Советский Союз. И действительно, именно СССР вынес на себе основную тяжесть войны и противостоял более трем четвертям живой силы и техники противника. Вместе с тем, Великобритания была великой колониальной державой, и именно на колониях держалось ее могущество, а их потеря в Азии означала бы сведение значимости страны к статусу региональной державы. Однако у Великобритании не было достаточно ресурсов, чтобы одновременно эффективно воевать и в Европе, и в Африке, и на Ближнем Востоке (против Гитлера и его европейских союзников), и в отдаленном регионе Тихого океана. А значимость войны для страны определяла, в значительной степени, и ее место в исторической памяти (и официальной, и народной).

Чрезвычайно значим в этих процессах исторический контекст зарождения и эволюции памяти. А этим контекстом было длительное послевоенное противостояние мира в «холодной войне», в которую были вовлечены и страны Запада, и азиатские страны, и в которой часть победителей (США, Великобритания) и побежденных (Япония) оказались по одну сторону, а СССР, Китай и некоторые другие — по другую. А такие страны как Корея, а затем и Вьетнам явились жертвой этого глобального противостояния: ареной новых локальных войн и объектом раздела на части (Северная и Южная Корея, Северный и Южный Вьетнам, которому в результате поражения США в агрессивной войне все-таки удалось воссоединиться).

Что касается регионов, в которых СССР оказался задействован в боевых действиях, то это Северный и Северо-Восточный Китай (в основном Маньчжурия), Корея, отторгнутые ранее у России Южный Сахалин и Курилы. Вступление в войну на Дальнем Востоке СССР и его дальнейшее дипломатическое влияние оказало решающее воздействие на ситуацию в Китае, в котором развертывались процессы внутриполитического противостояния, переросшие в гражданскую войну. Результатом стала (через несколько лет после капитуляции Японии) победа компартии и установление коммунистического режима, что являлось политическим фоном для формирования исторической памяти о Второй мировой войне в этой стране и участии в ней СССР. Аналогично утвердились левые силы в Северной Корее, а раскол этой страны на две части и вспыхнувшая Корейская война (1950—1953 гг.) явились контекстом формирования памяти также и о мировой войне.

Что касается главных участников той войны на Дальнем Востоке со стороны победителей (США, СССР, Китай), то официальная их память формировалась под влиянием установок политического руководства о том, что именно их страна сыграла решающую роль в разгроме Японии, причем каждая сторона приводила свои весомые аргументы. В действительности, все противники милитаристской Японии внесли свой вклад в ее разгром, и только совокупные усилия позволили остановить агрессора. Китай дольше всех был вовлечен в войну (с 1937 г.) понес наибольшие потери (по разным оценкам от 15 до 35 млн человек, причем вторую, максимальную цифру приводят сами китайские историки, нередко смешивая потери от гражданской войны и от противостояния с японцами). Однако, внутренне расколотый, с хуже вооруженной и обученной армией, Китай самостоятельно не был способен разгромить Японию. Американцы сыграли решающую роль в разгроме японского флота, но даже после этого не могли (причем с учетом потенциала англичан и других союзников в регионе) добиться быстрого и решительного успеха ни на Японских островах (высадку и штурм которых планировали на начало ноября), ни на континенте (без присоединения к войне СССР продолжительность дальнейшей войны оценивалась от 1,5 до 3 лет с миллионными потерями). СССР вступил в войну на завершающем ее этапе, после окончания войны в Европе, но именно его участие (а отнюдь не атомные бомбардировки американцами Хиросимы и Нагасаки) стало решающим: нанеся сокрушающий удар по Квантунской армии, СССР лишил Японию последнего, континентального плацдарма для продолжения войны, от которой японское руководство не собиралось отказываться даже в случае оккупации Японских островов. Кроме того, у США в тот момент было всего 2 атомных бомбы, которые они и израсходовали, так что, если бы не победное и стремительное наступление Красной Армии, американцам пришлось бы собирать и высаживать на континент многомиллионный десант.

Решающий вклад СССР в победу над милитаристской Японией, в скорейшее победное завершение Второй мировой войны в целом признавался зарубежными лидерами (хотя некоторыми и с неохотой) во второй половине 1940- х — 1950-х гг. — руководителями азиатских стран — КНР, Северной Кореи, Северного Вьетнама, Индонезии и даже гоминдановского Тайваня. Признавали ее премьер-министры Австралии, Новой Зеландии, Канады, президент Франции. Лидеры США и Великобритании изначально, и тем более вступив в жесткую конфронтацию с СССР (а США — даже развязав в 1950 г. корейскую войну), были крайне не заинтересованы в поддержке имиджа СССР как главного победителя милитаристской Японии и не только сами отрицали эту роль, но и делали все, чтобы их союзники, да и в мире в целом, стали забывать о роли Советского Союза в сокрушительном разгроме японцев. Эту память сохраняли немногие из стран, такие как Китай, Монголия, Вьетнам. Впрочем, и в СССР победа Красной Армии на Дальнем Востоке оказалась в тени победы над Третьим рейхом в Европе, и той далекой войне уделялось намного меньше внимания, научных исследований и публикаций в СМИ. К сожалению, и в постсоветской России медиа-сообщество (особенно его доминирующая либеральная часть) склонна либо игнорировать эту тему, либо принижать роль СССР в победе.

* * *

Память США формировалась под влиянием ее послевоенных претензий на мировую гегемонию как самой могущественной экономической и военной державы, которая понесла относительно небольшие потери, но очень много выиграла от Второй мировой войны. Американские политики с самого начала превозносили, ставя на первое место, собственную роль в победе как в Европе, так и в Азии. Тем более в условиях «холодной войны» США всячески стремились принизить и очернить своего бывшего союзника по антигитлеровской коалиции, а затем — геополитического и идеологического соперника, военно-стратегического противника — СССР.

Большинство работ американских историков содержат безосновательное утверждение, что японское правительство в августе 1945 г. капитулировало в результате атомных ударов США по японским городам, а участие СССР в войне на Дальнем Востоке рассматривается как «второстепенное». Более того, некоторые политики и историки выражали мнение, что участие СССР было не нужным и даже вредным для США (несмотря на готовность японцев к яростному сопротивлению, возможному применению бактериологического оружия, неприемлемость для американцев ни перспективы длительной войны на континенте, ни огромных потенциальных потерь). В действительности японское правительство и военное командование после разрушения атомной бомбой Хиросимы даже не собирались капитулировать, вынашивая планы превращения японских островов в огромный оплот сопротивления в случае высадки американцев, реализации тактики «выжженной земли», эвакуации руководства и продолжения войны на континенте. Именно вступление СССР в войну 8 августа и стремительный разгром Квантунской армии сломило дух японского командования и убедило сторонников продолжения войны в японском руководстве, что никаких шансов на победу и даже продолжение борьбы на континенте у них нет.

Важный момент в исторической памяти американцев — отношение к собственной варварской атомной бомбардировке двух японских городов, совершенно ненужной с точки зрения военной целесообразности. Целей проведения бомбардировки было несколько. Официальная — побудить японцев капитулировать (но урона войскам бомбардировка не нанесла, тем более, что основная часть сухопутных войск находилась в Северо-восточном Китае и Вьетнаме, их боеспособность не упала; более того, руководство Японии не увидело принципиальной разницы между уничтожением городов массированными бомбардировками, что уже не раз делалось американцами, или одной бомбой). Поэтому данная цель — скорее миф, направленный на оправдание чудовищной акции. Действительные цели были другие: испытать бомбы в реальных условиях; запугать СССР, да и остальному миру показать, кто теперь на Земле хозяин, обладающий таким сокрушительным оружием. Как же Америка относится к этой истории? Во-первых, США за 70 лет даже и не собирались хоть как-то извиниться. Напротив, большинство американцев считают, что президент Гарри Трумэн все сделал правильно, а летчиков тех самолетов-бомбардировщиков считают героями. Во-вторых, США, понимая как минимум моральную уязвимость своих атомных бомбардировок, делают всё, чтобы о том «эпизоде» как бы забыть. О единственном в истории боевом применении ядерного оружия почти не пишут и стараются вытеснить этот неприглядный эпизод и из памяти других народов (так что даже в Японии многие сегодня не знают, что ядерной бомбардировке их страну подвергали США, а не СССР). Ни каяться, ни как-то выражать сожаление за содеянное американцы не собираются. Более того, попытки организовать выставки об атомных бомбардировках на территории США неоднократно срывались, в том числе конгрессменами, и ни один высокопоставленный американский деятель даже не побывал в Хиросиме и Нагасаки.

Какова же память американцев о той войне? Больше половины опрошенных в относительно недавнем социологическом исследовании не смогли даже назвать, кто участвовал во Второй мировой войне. О роли СССР в ней, в том числе и на Дальнем Востоке, они практически ничего не знают. Рожденные в 1990-х гг. американцы о том времени вообще ничего не знают. Люди постарше кое-что знают, но большинство уверено в решающей роли США во Второй мировой войне. Этот миф направлен на принижение роли не только Советского Союза, но и всех участников антифашистской коалиции, включая страны Британского содружества и Китай. Однако там, где воевали американские войска, они всегда действовали в составе коалиционных сил, и крайне редко представляли в них большинство. В Азиатско-тихоокеанском регионе Китай оттягивал на себя более половины японских сухопутных сил. Американские войска воевали совместно со странами Британского Содружества, добившись определенных успехов на море и суше. Однако японцы и летом 1945 г. все еще располагали огромным военно-экономическим потенциалом, занимали большие и стратегически значимые территории, а исход войны, как считало руководство Японии, полное решимости продолжать войну, далеко еще не был предрешен. Не стоит забывать и о японском плане «Яшма вдребезги», разработанном на случай захвата японской метрополии американцами, который предполагал эвакуацию руководства (включая императорский дом) и большей части армии на материк. Маньчжурия и Корейский полуостров должны были стать прибежищем для правящей и военной верхушки Японии и основной ареной будущих боевых действий, тогда как территория самой Японии после высадки американцев и других союзников подлежала превращению в выжженную землю, где, в том числе, планировалось массовое применение биологического оружия. Таким образом, не атомная бомбардировка, а вступление СССР в войну и стремительный разгром Квантунской армии заставили Японию капитулировать. Поэтому нет никаких оснований приписывать США во Второй мировой войне чрезмерные заслуги, которые им не принадлежат.

Лишь некоторые непредвзятые ученые позволяют себе объективные оценки и признание очевидного. Так, профессор Калифорнийского университета (США) этнический японец Хасэгава Цуёси признает определяющее влияние на решение императора принять условия капитуляции вступления СССР в войну. В изданном в 2005 г. научном исследовании «В погоне за врагом. Сталин, Трумэн и капитуляция Японии» он отмечает, что атомных бомб было недостаточно «…для изменения вектора японской дипломатии. Это позволило сделать советское вторжение. Без вступления Советского Союза в войну японцы продолжали бы сражаться до тех пор, пока на них не были бы сброшены многочисленные атомные бомбы, не осуществилась бы успешная высадка союзников на острова собственно Японии или продолжались бы воздушные бомбардировки в условиях морской блокады, что исключило бы возможность дальнейшего сопротивления» (108).

Американские историки редко бывали объективны в отношении участия СССР, будь то война в Европе или в Азии. Однако, как правило, выпячивая роль США в войне и принижая роль СССР, немногие из них позволяли себе откровенную фальсификацию и доходили до распространения «черных мифов» о Красной Армии. В 2008 г. в США была издана книга официального американского военного историка Рональда Спектора «На руинах Империи: капитуляция Японии и битва за послевоенную Азию» (109), которая полна необоснованных и неподкрепленных достоверными источниками обвинений в адрес Красной Армии в жестокостях, массовом насилии, преступлениях советских военнослужащих. И если японских авторов еще как-то понять можно, то обстоятельство, что измышлениями и клеветой на Красную Армию занялся Рональд Спектр (американский автор, довольно известный и уважаемый), первоначально вызывает удивление. Однако тщательный анализ книги американца позволил обнаружить в ней массу ошибок, искажений и подтасовок фактов, а то и прямых фальсификаций. Так что удивляться все же не стоит.

* * *

Существенно иной была память Китая, который на всех этапах послевоенной истории (включая гражданскую войну гоминдановцев и коммунистов) высоко оценивал вклад СССР в победу над Японией. Мао Цзэдун даже после разрыва дружеских отношений между СССР и КНР признавал, что без СССР и Сталина «не было бы КНР и победы над Японией», о чем он заявил в связи с 50-летием Октябрьской революции. Но постепенно признание китайцами решающей роли СССР в разгроме Японии сменяли другие акценты. Сегодня в речах государственных деятелей проскальзывает претензия на то, что разрозненные армии Китая и коммунистические партизанские отряды стали решающей силой освобождения страны. И это несмотря на то, что японские вооруженные силы на континенте даже в конце войны были несопоставимо мощнее китайских, вплоть до апреля 1945 г. вели успешные наступления в разных частях страны и контролировали огромные территории. Причем именно денонсация СССР 5 апреля 1945 г. пакта о нейтралитете заставила японцев изменить стратегию — начать отводить войска на север и переходить к обороне, а вступление СССР в войну 8 августа 1945 г. привело к тому, что силы мощнейшей японской Квантунской армии были стремительно смяты и сокрушены за неделю, что вынудило японского императора заявить 14 августа о капитуляции (хотя бои во многих районах продолжались до 7—8 сентября). Весьма своеобразно трактуют современные китайские историки Крымские договоренности союзников о переходе во владение СССР Курильских островов и о предоставлении в аренду Советскому Союзу Порт-Артура (Люйшунь) в качестве военной базы как посягательство СССР на интересы Китая и Японии, отделяя себя от своего освободителя — СССР и ставя в один ряд с агрессором — милитаристской Японией.

Вместе с тем, китайцы чтят память о погибших за их освобождение советских воинах, о чем свидетельствуют многочисленные мемориальные объекты в Северо-восточном Китае (ухоженные кладбища, памятники и обелиски), которых около полусотни. И в наши дни 9 мая и 2 сентября отмечается в центральных СМИ КНР и Северо-восточного Китая, говорится о решающей роли СССР в разгроме Германии и Японии. Председатель КНР Си Цзиньпин, ставший одним из главных гостей на 70-летнем юбилее Победы в Москве, заявлял, что «нерушимая боевая дружба китайского и российского народов скреплена кровью». Близость подходов к вопросам истории Второй мировой войны КНР и современной России вызвана не только сближением двух стран в вопросах мировой политики, но и тем, что обе страны столкнулись с фальсификацией военной истории, которая навязывается Западом и Японией.

Китай широко отметил семидесятилетие мировой победы над фашизмом, что было для него важным элементом борьбы за историческую справедливость и возможностью подчеркнуть значимость своей роли в мировой войне, в которой, как заявил посол КНР в США Цуй Тянькай, Китай был «основным фронтом на Востоке, а то, что Китай понес самые большие жертвы, все ещe «не получило должного международного признания». Характерны различия в подходах США и Китая к истории войны против Японии, против которой они воевали вместе, но для США теперь Япония — союзник, а для Китая — геополитический конкурент в регионе. Поэтому США, где из многих учебников удалено осуждение насилия со стороны японской армии, смотрят сквозь пальцы на попытки ревизии со стороны Токио многих страниц истории войны. Так, в Вашингтоне заявили, что считают нецелесообразным проведение военного парада в Пекине, что «история должна оставаться историей». Такой подход считают оскорбительным в КНР, где помнят о жертвах китайского народа и о вкладе его в общую победу союзников.

* * *

Период японской оккупации и господства в Корее остается болезненной темой. Там помнят о масштабах насилия со стороны японской военщины, целенаправленно искоренявшей национальную культуру, подвергавшей насилию и эксплуатации миллионы корейцев, зверства против любых несогласных, и т.д. Там хранят память о трагической судьбе около 200 тыс. женщин, ставших сексуальными рабынями японских солдат. В 1990-е годы вопрос о преступлениях против личности был снова поднят и заострен, и удалось зарегистрировать всего лишь около 200 бывших сексуальных рабынь в Республике Корея и 218 в КНДР по простой причине: японская армия массово уничтожала сексуальных рабынь, чтобы скрыть от союзников свои преступления.

В Корее память о войне отягощена послевоенным расколом страны и длительным существованием двух Корей — Северной и Южной. И если КНДР довольно долго признавала решающий вклад СССР в освобождение страны, то в Южной Корее, оказавшейся под властью США, он официально отрицался изначально, а освобождение приписывалось американцам (которые в реальности в боевых действиях не участвовали, а высадились на юге страны в соответствии с договоренностями в сентябре 1945 г., когда советские войска уже провели все боевые операции и завершили двухнедельную кампанию). Вместе с тем, в обеих странах 15 августа есть праздник, который в Республике Корея называется «Днём возрождения», а в КНДР — «Днём освобождения». В столице КНДР Пхеньяне, как дань памяти советским воинам, павшим за освобождение корейского народа, стоит памятник — «Монумент освобождения». Всего мемориальных объектов, посвященных советским воинам-освободителям, в КНДР более 20 (воинские захоронения, памятники и обелиски советским солдатам).

Но эволюция памяти происходила и там. Первый руководитель страны Ким Ир Сен до середины 1960-х гг. подчеркивал, что об освобождении Кореи и создании КНДР без вступления СССР в войну с Японией не могло быть и речи (что полностью соответствовало действительности). Затем эти речи сменились утверждениями, что северокорейские партизаны едва ли не в одиночку разбили Японию, что с 1967 г. на долгие годы стало официальной версией. Вероятно, главная причина состояла в формировании и наращивании культа Ким Ир Сена (в период освобождения Кореи — капитана Красной Армии, пребывавшего в тылу), которого в конце концов стали представлять не только как вождя, но и как великого полководца. В сотворенной мифологии не было места решающей роли СССР в освобождении Кореи. Правда, в настоящее время новое руководство вспоминает, хотя и нечасто (обычно, во время важных для КНДР переговоров с российскими официальными лицами), о важной роли СССР в разгроме Японии и в создании Северной Кореи. Как добрый жест можно рассматривать и обновление (после многолетних перерывов) мемориальных объектов, посвященных памяти советским воинам. Однако вся северокорейская историография освобождения Кореи представляет собой сплошную мифологию, лейтмотивом которой является тезис о не ослабевавшем национально-освободительном движении корейского народа, ставшего той силой, которая привела к независимости. Победа над Японией приписывается героической операции Вождя и его партизан, а об участии СССР говорится мимоходом, да и то весьма редко. Таким образом, в КНДР давно исчезли последние тени благодарности Красной Армии за освобождение от японского порабощения.

______________________________________________________________________
108. Цит. по: Кошкин А.А. Капитуляция Японии: атомные бомбы или советский блицкриг // Независимое военное обозрение. 2015. 24 июля. h.tp://nvo.ng.ru/history/2015-07—24/10_japan. html
109. Spector Ronald H. In the Ruins of Empire: The Japanese Surrender and the Battle for Postwar Asia. Random House, 2008. Р. 30—35, 144—145.

3.7. Итоги войны на Дальнем Востоке