?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
Освободительная миссия Красной Армии в 1944—1945 гг. (21)
фото с фото
teterevv
Маньчжурия2.jpg
Маньчжурия. Август 1945 г.

Военная кампания Советской армии на Дальнем Востоке, ускорив разгром последнего союзника фашистской Германии, не только приблизила окончание Второй мировой войны и обеспечила принципиально иной расклад стратегических сил в послевоенном мире, но и способствовала окончательному изживанию комплекса побежденной страны, унаследованного от царской России.

Оригинал взят у sodaz_ot в 3.4. Особенности психологии и поведения Красной Армии на Дальнем Востоке (II)


Какой же запомнилась капитуляция японских войск советским военнослужащим? Командир танковой роты Александр Фадин вспоминал о том, как в Маньчжурии «мощная Мукденская группировка покорно, без единого выстрела, сложила оружие во главе со своими генералами», а когда после высадки советских воздушных десантов на Ляодунском полуострове — в Дайрене и Порт-Артуре — его часть, погрузившись на железнодорожные эшелоны, двинулась им на помощь, «грозные офицеры самураи, облаченные в парадную форму, при саблях, встречали нас на вокзалах на всем пути следования и, отдавая честь, раскланиваясь, оказывали любое содействие» (79). Радист Виктор Косолапов, воевавший в Китае, рассказывал: «Помню, второго сентября — это был день окончательной капитуляции Японии… — в наш штаб неожиданно явился японский генерал с группой офицеров (человек двенадцать) — все в форме, “при полном параде”, с мечами. Самураи заявили, что их дивизия, укрывшаяся в горах километрах в восьмидесяти от Ванцина, готова сложить оружие и попросили принять их капитуляцию» (80). Далее подробно описывается дорога в расположение японской дивизии и процедура приема военнопленных. «Часа в два ночи часовые поднимают тревогу — в горах началось интенсивное движение японских войск, повсюду горят костры, шум моторов, галдеж, еще усиленный горным эхом. Оттуда в нашу сторону движутся автомашины с зажженными фарами. Когда они подъехали, выяснилось, что самураи не стали дожидаться утра и готовы капитулировать прямо сейчас. Ну, наши автоматчики приняли головную колонну и повели по маршруту. Были среди японцев и их семьи; каждый что-то нес: кто одеяла, кто дрова, кто провиант или воду. Помню, удивила их дисциплина — до самого конца они продолжали беспрекословно подчиняться своим офицерам. К нам они тоже относились уважительно, но никак не хотели признавать, что сдаются в плен, — заявляли и показывали жестами, что Сталин и микадо пожали друг другу руки» (81).

Военная кампания Советской армии на Дальнем Востоке, ускорив разгром последнего союзника фашистской Германии, не только приблизила окончание Второй мировой войны и обеспечила принципиально иной расклад стратегических сил в послевоенном мире, но и способствовала окончательному изживанию комплекса побежденной страны, унаследованного от царской России. «Летом 1945 года, дойдя до Порт-Артура, мы поклонились праху погибших там в начале века русских солдат и сказали: мы вернулись, мы рассчитались за вас» (82), — похожие слова встречаются в воспоминаниях многих ветеранов, особенно тех, у кого с событиями русско-японской войны были связаны семейные истории.

«Закончили мы войну в Порт-Артуре, — рассказывал разведчик Григорий Калачев. — Как же мы рвались туда, как мечтали рассчитаться с самураями за поражение в первой русско-японской войне! Помню, еще когда ехали на Дальний Восток, все зачитывались романом “Порт-Артур”, много публикаций об этом было в армейской печати. Да и потом, уже во время наступления, политруки все время твердили: наше дело правое, это возмездие за все прежние японские преступления, восстановление исторической справедливости. Так и Сталин сказал в своем победном обращении: разгромив Японию, мы смыли “черное пятно” из народной памяти. А у меня вообще был свой личный счет к самураям. Вернее, семейный. 40 лет назад мой дед воевал в Порт-Артуре, и когда я был маленьким, он мне об этом рассказывал — как русские солдаты били здесь японцев, какие подвиги совершали, как предали их царские генералы, сдавшие крепость врагу. И когда мы в конце августа 1945 года вернулись в Порт-Артур, где сражались и умирали наши деды, то первым делом поклонились солдатским могилам на русском кладбище, ходили и на места давних боев, где еще можно было найти позеленевшие гильзы и обрывки шинелей с пятнами крови. А наше командование во главе с маршалом Василевским сразу после победы возложило на эти могилы венки…» (83).

«Мой корабль, в составе эскадры, должен был перебазироваться в Порт-Артур, — вспоминал гидроакустик Василий Воробьев. — Наш дивизион вошел в Южное море. Помню то напряженное состояние, когда мы подходили к месту гибели крейсера “Варяг”. Всех, как магнитом, тянуло на верхнюю палубу. Там собрались почти все свободные от вахты и вглядывались в море. Друг с другом почти не разговаривали. Каждого распирало закричать:
“Наверх вы, товарищи, все по местам:
последний парад наступает!
Врагу не сдается наш гордый “Варяг”,
Пощады никто не желает”.


Но почему-то так никто вслух эту песню и не запел, хотя я уверен, что каждый повторял про себя ее слова множество раз. Торжественное и напряженное молчание было нарушено лишь залпами орудий. В сердце каждого из нас осталось чувство гордости за Россию, которая сумела восстановить честь и славу русского флага» (84).

«Запомнился такой случай, — рассказывал офицер политотдела 6-й Гвардейской танковой армии Александр Желваков. — Когда мы несли службу в Мукдене, командиром отделения автоматчиков в нашем батальоне был младший сержант Иван Загорулько. Он рассказывал, что его дед сорок лет назад, во время первой русско-японской войны, был смертельно ранен в ходе печально известного Мукденского сражения, проигранного нашей армией. И вот, посетив местное кладбище, мы обнаружили здесь братскую могилу воинов 1-го Туркестанского полка, в котором и служил дед Ивана. Так сорок лет спустя внук смог поклониться праху деда, вернувшись на его могилу победителем…» (85)
_____________________________________________________________________
79 Советско-японские войны 1937—1945 годов. С. 308.
80 Там же. С. 352.
81 Там же. С. 352—353.
82 Там же. С. 6.
83 Там же. С.341—342.
84 Там же. С. 398.
85 Там же. С. 338.
86 Цит. по: Кривель А.М. Это было на Хингане. С.137.

3.4. Особенности психологии и поведения Красной Армии на Дальнем Востоке (I)