?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
Освободительная миссия Красной Армии в 1944—1945 гг. (8)
фото с фото
teterevv
память3.jpg

В восприятии и поведения советских воинов в разных категориях освобождаемых стран было как много общего, так и специфики. Ожесточенность сопротивления немецкой армии, рост военных потерь, продолжающееся нарушение общепринятых норм ведения войны со стороны врага действовало нередко сильнее, чем приказы командиров и работа армейских агитаторов и пропагандистов. В целом, решающим фактором был характер текущего взаимодействия между советскими войсками и конкретной страной и ее населением.
Оригинал взят у sodaz_ot в 1.4. Гуманитарные аспекты Освободительной миссии: теория проблемы

В восприятии и поведения советских воинов в разных категориях освобождаемых стран было как много общего, так и специфики. Почти никто из советских людей не был за границей, и это обстоятельство было общим, характеризующим отношение к неизвестному, чужому, опыта соприкосновения с которым почти ни у кого не было. Так что соприкосновение с другим миром было для большинства культурным шоком, причем с разным знаком, в зависимости от этносоциокультурной дистанции с той страной, куда вступали войска. Причем это мог быть шок как со знаком плюс, так и со знаком минус. Например, в развитых странах (Германия, Чехия) бойцы поражались уровню и качеству жизни, комфорту, организации труда, тогда как, например, в Румынии нередко поражались бедности, убогости крестьянских жилищ, забитости и некультурности населения. Конечно, важно еще и то, кем был наблюдатель, ибо кругозор и жизненный опыт был сугубо индивидуален. Безусловно, различным было и отношение к близким (словаки, чехи, болгары, сербы) и дальним (венгры, немцы) народам. Тем более, что все они находились в разном положении в условиях продолжавшейся войны. Так, болгары, хотя и являлись союзниками Гитлера, практически не участвовали в прямых военных действиях против СССР, тогда как формально союзная Польша представляла из себя сложный конгломерат из пособников нацистской Германии, сторонников лондонского эмигрантского правительства и относительно немногочисленных левых отрядов Армии Людовой, лояльных СССР. К тому же непростые отношения между Польшей и Россией в течение трех с лишним веков сформировали недоверие, настороженность, а то и прямую враждебность двух разных по вере и культуре славянских народов.

Конечно, особняком стояла Германия — главный противник в войне, принесший столько зла всему СССР и горе почти в каждую семью. Ненависть к врагу совсем не обязательно было воспитывать, хотя в этом направлении, особенно в первые два года войны, активно действовала советская военная пропаганда, усиливая и без того сильные чувства к противнику, нанесшему огромные людские потери армии, разорившему страну, подвергшему ее разрушению, массовому истреблению гражданского населения. При выходе Красной армии на границу идеологическим и пропагандистским структурам пришлось перестраивать работу и специально изменять отношение к немцам, хотя бы к гражданскому населению. Но ожесточенность сопротивления немецкой армии, рост военных потерь, продолжающееся нарушение общепринятых норм ведения войны со стороны врага действовало нередко сильнее, чем приказы командиров и работа армейских агитаторов и пропагандистов. В целом, решающим фактором был характер текущего взаимодействия между советскими войсками и конкретной страной и ее населением (сопротивление войск противника и степень его ожесточенности, переход на советскую сторону отдельных гитлеровских сателлитов, ожидание возмездия со стороны населения стран-агрессоров и оккупантов советской земли, радость освобождаемых народов и т.д.) Враждебность вызывала ответную враждебность, дружественность приема соответствующую ответную реакцию. Так, многие участники войны вспоминали, что очень ожесточенным было сопротивление врага в Венгрии (причем не только немецких войск), и сами венгры если могли «сделать гадость», они ее делали. В этом случае и командованию, и политорганам, и карательным структурам приходилось проводить целенаправленную работу в войсках, с тем чтобы сдержать естественную мстительную реакцию бойцов и не допустить осложнений, в том числе политического характера, с населением и властями стран, которые в будущем должны были войти в советскую зону влияния.


1.4. Гуманитарные аспекты Освободительной миссии:
теория проблемы

Комплексный анализ гуманитарного ракурса Освободительной миссии включает целую совокупность возникающих перед исследователем данной темы вопросов в плане структурирования проблемы, обоснования предлагаемых методологических подходов, исследовательского инструментария и конкретно-исторического исследования. Следует подчеркнуть, что именно гуманитарный ракурс Освободительной миссии является наименее изученным в научной литературе, начиная с теоретических его аспектов и заканчивая многообразием конкретно-исторических его проявлений.

Поскольку гуманитарные аспекты Освободительной миссии еще не являлись предметом специального исследования, необходимо определить предметную область и прежде всего смысловые границы данного явления.

Хотя наше исследование историческое, помощь в этом могут оказать правоведческие науки, и, прежде всего, относительно молодая, еще формирующаяся отрасль международного права — гуманитарное право. Наша цель в данном случае — не перенесение правовой тематики в сферу исторических исследований, а использование смежной области правовой науки для более четких ориентиров конкретно-исторических исследований. Следует учесть, что законы, касающиеся гуманитарных аспектов ведения войн, принимались как до, так и после Второй мировой войны, однако (при некоторых ограничениях) в целях нашего исследования можно использовать и те и другие. Естественно, наша задача — не модернизация истории, а поиск ориентиров в смежных науках. Нельзя переносить нормы сегодняшнего дня на прошлое, однако в прошлом можно найти социальную практику, которая опережала правовое нормотворчество, и можно найти ситуации, которые сегодня регулируются правом, сопоставив практику того времени с современными критериями.

Международное гуманитарное право — это отрасль права, «объединяющая основные принципы и институты, направленные на обеспечение и защиту прав человека, наций и народностей, провозглашенных Всеобщей декларацией прав человека ООН». Для нашей темы крайне важно то обстоятельство, что в гуманитарное право входит так называемое право вооруженных конфликтов (ранее назывались «законы и обычаи войны»). Назначение этой специальной отрасли международного гуманитарного права — гуманизация войн и вооруженных конфликтов (здесь оно напрямую соотносится с «Женевским правом»).

Правовым образом закрепленная гуманизация войн, представляет целую систему норм и включает:
• широкий спектр объектов и субъектов права — от государств (воюющих и нейтральных), военных в разных ситуациях (ведущих боевые действия, раненых, больных, военнопленных и др.), гражданских лиц (в том числе оказавшихся на территории ведения боевых действий и территориях, занятых противником);
• набор ситуаций, регулируемых гуманитарным правом (отношения между воюющими государствами, а также между ними, с одной стороны, и нейтральными — с другой; методы и средства ведения боевых действий, и др.);

Международное гуманитарное право направлено на защиту человека в период военных действий или вооруженного конфликта, будь то гражданские лица или участники боевых действий, на защиту жертв войны, а также ограничивает методы и средства ведения боевых действий. Оно предусматривает защиту гражданского населения при вооруженных конфликтах, режим военного плена, раненых и больных и т.д. Также оно защищает государства, не являющиеся сторонами в конфликте. К военным преступлениям относятся преступления против человечности — убийства, истребление, порабощение, ссылки и другое неоправданное насилие в отношении гражданского населения до войны, во время войны и на оккупированных территориях; убийства или истязания раненых, больных, военнопленных, заложников; бессмысленное разрушение городов и строений, насильственное изъятие или уничтожение общественной или частной собственности и др.

Гуманистический смысл является сутью гуманитарного подхода, в том числе в международном праве, и все стороны гуманитарной деятельности являются его производными. Действительно, в правах человека (при всей их неделимости) на первом месте всегда стоит право на жизнь как важнейшее право (без его обеспечения все остальные права теряют смысл). А все конкретные нормы гуманитарного права направлены на минимизацию рисков для жизни и ущерба условиям выживания и здоровья людей, оказавшихся в условиях экстремальной ситуации военного противостояния, прежде всего в отношении наименее защищенных категорий населения, а также на сведение к возможному минимуму ущерба для всех вовлеченных в военный конфликт. Это очень «зыбкая» сфера права, прежде всего, по самим его основаниям, как направления по юридическому регулированию специфической области конфликтной деятельности (прежде всего, государств), представляющей собой узаконенную форму вооруженного насилия, массовых убийств, разрушений и т.д. Трудно разрешимое (если разрешимое в принципе) противоречие заложено в само основание права, направленного на введение в некие гуманные рамки войны — явления, в принципе являющегося антигуманным, античеловечным, на переведение узаконенных убийств в некую «гуманную» форму. Тем более проблематична правоприменительная практика, когда не ясны ни субъекты, ни инструменты контроля, и почти всегда реально отсутствуют условия для проникновения неких «третьих», нейтральных сил в ситуацию военного противостояния.

Однако без наличия и международного признания сторонами «правил и обычаев ведения войны», войны в современной техногенной цивилизации с неограниченным разрушительным потенциалом превратились бы в бойню с неизбежным истреблением человечества. В конце XIX — начале ХХ в. в этой правовой области был совершен существенный прорыв, весьма своевременный, ибо вскоре разразилась Первая мировая война. И хотя проведенные по инициативе России Гаагские мирные конференции 1899 и 1907 гг. и принятые ими документы — конвенции, кодифицировав правила ведения войны и мирного разрешения споров, не смогли радикально гуманизировать мировое военное противостояние, они ввели военное насилие в некоторые правовые рамки. Были также приняты Женевские конвенции 1864, 1906, 1927, 1929 гг., целью которых было введение ограничений на методы и средства ведения военных действий и поведение воюющих сторон применительно к разным вопросам (в частности, улучшение участи раненых и больных в действующих армиях, регулирование обращения с военнопленными и др.). Таковым было состояние международного гуманитарного права, которое признавалось действующим в период Второй мировой войны. И хотя оно не было столь развитым, каким стало уже во второй половине ХХ века, уже тогда основные его принципы и ключевые нормы могли стать основами регулирования вооруженных конфликтов, хотя на практике очень часто игнорировались.

Грубейшим нарушением норм международного гуманитарного права было ведение войны фашистской Германией против других стран, но вопиющим попранием этих норм было ведение Третьим рейхом войны против СССР, фактически войны на уничтожение. Так, уже в ходе самой войны фиксировались многочисленные случаи, когда жертвами боевых действий и репрессий фашистских агрессоров становились гражданские лица. Например, в ноте Молотова от 27 апреля 1942 г. германскому правительству сказано, что «...в деревнях Лотошинского рай-она Московской области гитлеровцы замучили и повесили 153 человека, 13 семей заживо сожгли... Только за январь 1942 г. из Харькова поступили сведения о казни 370 заложников в качестве репрессий за действия партизан» (47). Однако это были лишь единичные из бесчисленного ряда фактов, становившиеся известными советскому руководству. Истинные масштабы военных преступлений гитлеровцев открылись в ходе наступательных операций Красной Армии и по мере освобождения ранее оккупированных войсками нацистской Германии и ее сателлитов советских территорий, а затем и других стран Европы. Еще более чудовищными были планы нацистов, вытекавшие из их расистской, человеконенавистнической идеологии с претензией на мировое господство, которые они собирались реализовать в случае и после намечаемой ими своей победы.

Конечно, в планах нацистской Германии СССР отводилось особое место, обозначенное установкой Гитлера на расширение «жизненного пространства» для немцев, которое он видел, прежде всего, на востоке Европы, в советских землях.

На территории СССР определенная часть этой нацистской политики проводилась в жизнь уже в ходе войны: вождями и функционерами Третьего рейха были утверждены многочисленные директивные документы и инструкции об обращении с местным населением, направленные как на ликвидацию целого ряда его категорий по расово-этническим и политическим критериям (евреев, цыган, коммунистов и др.), так и на создание условий для постепенной деградации и вымирания остальной части населения, а «в процессе» — на его нещадную эксплуатацию в интересах рейха.

Составными частями истребительной политики нацистов в отношении народов СССР на оккупированной территории являлись массовые акции уничтожения гражданского населения, массовая гибель советских военнопленных в результате несоблюдения немецкой стороной норм международного гуманитарного права, карательные акции против целого ряда населенных пунктов. В частности, под предлогом борьбы с партизанами сжигались целые деревни и поселки вместе с жителями. Проводилась политика поголовного уничтожения еврейского населения (холокост) и истребление цыган, работал настоящий конвейер по уничтожению советских людей разных национальностей в концентрационных лагерях. Осуществлялись массовая принудительная мобилизация и трудоиспользование гражданского населения на оккупированной территории, а также миллионы советских людей угонялись на принудительные работы в Германии, где значительная их часть погибла от истощения, нещадной эксплуатации и истязаний.

По различным подсчетам и оценкам, на оккупированной советской территории было целенаправленно уничтожено не менее 7,4 млн человек. Всего из почти 80-миллионного гражданского населения, оказавшегося на оккупированной территории СССР, погибло около 15 млн человек. Разграблению и переправке в рейх подвергалось все: материальные и культурные ценности, промышленное сырье и готовые изделия, скот, продукты питания, вывозили даже чернозем. То, что не удавалось вывезти, гитлеровцы уничтожали перед отступлением.

Но и для целого ряда других восточно-европейских народов (прежде всего, славянских и прибалтийских — поляков, чехов и др.) намечаемой нацистами перспективой было «освобождение» земель для «высшей расы» либо путем прямого уничтожения, либо через выселение на другие территории, в лучшем случае через насильственную ассимиляцию «расово приемлемых элементов». От нацистской политики особенно пострадали оккупированные славянские страны: Польша (где погибло около 6 млн граждан, была истреблена почти вся интеллектуальная элита), Югославия (где было развернуто мощное движение сопротивление и гитлеровцами и их приспешниками, в том числе коллаборационистами, велась настоящая война на истребление), Словакия (где начатое антигитлеровское восстание привело к карательным акциям). Чехия, хотя и не понесла столь значительного людского урона, подвергалась оккупантами унижениям и нещадной эксплуатации в течение всей мировой войны.

Вместе с тем и остальных европейцев ожидали отнюдь не самые радужные перспективы. Нацисты планировали выстроить целую иерархию народов по соответствию их «расовым требованиям», и на вершине пирамиды должна была оказаться раса немецких господ (причем и сами немцы в перспективе должны были подвергнуться «селекции»). Что же касается экономических интересов, то, естественно, вся покоренная Европа должна была работать на Третий рейх и обслуживание немцев.

Не менее (а в ряде отношений и более) античеловечный режим был установлен японскими милитаристами в оккупированных ими странах (Корее, Китае и др.)

Масштабы и характер совершенных германскими нацистами и японскими милитаристами военных преступлений и преступлений против человечности потребовали создания специальных трибуналов (Нюрнбергского и Токийского), которые были проведены после окончания Второй мировой войны в отношении военных преступников из стран — главных виновников развязывания мировой войны.

Международное гуманитарное право является важным ориентиром при изучении гуманитарных аспектов Освободительной миссии Красной Армии, которые включают целый комплекс явлений разного уровня и порядка.

Главным, решающим из них, как следует из духа и буквы международного гуманитарного права, являлось создание условий для обеспечения права на жизнь десятков миллионов жителей стран Европы. Достичь этой цели можно было только прекращением военных действий, истребительной войны, немецкой оккупации и уничтожения порабощенных народов, а оно могло быть обеспечено лишь путём победы. Используя современную терминологию, «принуждения к миру» нацистской военной машины можно было достичь только разгромом фашистской Германии и её сателлитов.

Таким образом, вся Освободительная миссия Красной Армии имела глубоко гуманистический смысл, по самой своей сути имела гуманистический и гуманитарный характер, ведь в правах человека на первом месте всегда стоит право на жизнь (без его обеспечения все остальные теряют смысл).

В прямой связи с реализацией этой главной цели — сокрушения агрессора, разгрома военной силой армий нацистской Германии и ее сателлитов, сокрушение военно-политической и экономической машины Третьего рейха, стоит освобождение народов — жертв гитлеровской агрессии — от оккупации и порабощения.

Не менее важным в этом комплексе задач являлось освобождение самой Германии и немецкого народа от кровавой фашистской диктатуры, ввергнувшей немцев в преступную войну в целях достижения мирового господства и установления античеловечного нацистского «нового порядка», а стран — союзниц Германии — от фашистских и диктаторских режимов. Мало того, что эти режимы несли другим странам и народам беспрецедентные по историческим меркам и масштабам насилие, разрушения, страдания и смерть, но они же обрекли на военные жертвы, людские и материальные потери и страдания свои собственные народы.

Реализация центральной задачи Освободительной миссии происходила постепенно и поэтапно, в результате разгрома основных сил агрессоров на советской территории и ее освобождения, затем — как путем освобождения оккупированных стран от немецкой агрессии, так и принудительным выведением из войны сателлитов Германии и ведением боевых действий на территории самой Германии.

Освободительная миссия Красной армии была направлена как на пресечение уже осуществлявшихся преступлений нацистского режима в Европе, так и на предотвращение еще более бесчеловечных планов Третьего рейха. Она пресекла геноцид евреев и цыган в оккупированных и подконтрольных Третьему рейху странах, остановила осуществлявшийся нацистами геноцид славянских народов (восточно-славянских, а также поляков, чехов и др.) и предотвратила перспективы их ликвидации как самостоятельных народов, пресекла уничтожение интеллектуальной и культурной элиты Польши и ряда других стран. Наступление Красной Армии обеспечило освобождение заключенных в концлагеря военнопленных многих стран и угнанных на принудительные работы, в том числе так называемых остарбайтеров, прекращение работы конвейеров убийств в лагерях смерти. И т.д.

Таким образом, гуманитарные аспекты Освободительной миссии Красной Армии включают целый комплекс явлений разного уровня и порядка.

Гуманитарный пласт Освободительной миссии, имеющий существенную политическую составляющую, можно разделить на 3 части:
1) освобождение народов и стран от оккупации, от оккупационного режима и террора, установленного нацистами в покоренных странах;
2) освобождение стран-сателлитов нацистской Германии и их народов от диктаторских профашистских режимов и подчинения воле правителей Третьего рейха;
3) наконец, освобождение самой Германии от нацистского режима гитлеровской диктатуры и денацификация Германии.

Собственно гуманитарный уровень Освободительной миссии охватывает действия относительно различных категорий людей в условиях войны:
1) гражданского населения (обеспечение условий жизнедеятельности и нормализация жизни гражданского населения)
2) различных категорий жертв войны (освобождение и репатриация насильственно угнанных на работы иностранных граждан, заключенных концлагерей и др.);
3) военных, выведенных из строя (гуманное обращение с ранеными, больными, включая оказание медицинской помощи);
4) военнопленных и др.

Так, гуманитарная помощь гражданскому населению в обеспечении условий жизнедеятельности и нормализации жизни воплощалась в различных направлениях:
• помощь органам самоуправления в налаживании их работы (и их создании на демократической основе, если таковые отсутствовали);
• помощь в организации продовольственного снабжения (или прямой временной постановке населения на довольствие: раздача пищи мирному населению из полевых солдатских кухонь, введение минимальных норм питания для жителей ряда городов);
• оказание медицинской помощи (в том числе, проведении противоэпидемиологической обработки населения);
• помощь в восстановлении значимых объектов инфраструктуры (системы жизнедеятельности, энергетика, мосты и дороги, водоснабжение ), и др.

Таким образом, то был широкий спектр конкретных направлений гуманитарной помощи, которую оказывала Красная Армия, освобождавшая европейские и азиатские страны.

Очень значимыми в гуманитарном смысле были действия Красной Армии по обеспечению безопасности мирного населения освобождаемых стран, важнейшими направлениями которых являлись по крайней мере два:
• помощь в разминировании важных объектов инфраструктуры и помощь в дальнейшей организации разминирования разных объектов в городах и деревнях;
• защита мирного населения от бандитизма, насилия и других проявлений противоправных действий (в частности, защита Красной Армией немецкого населения от мести разъяренных репатриантов, освобожденных узников концлагерей, от местных жителей других национальностей оккупированных стран, прежде всего, поляков, чехов, том числе на территориях, отходивших от Германии к другим странам).

Не менее важными были такие гуманитарные аспекты, как защита культуры (ценностей, архитектуры, памятников и т.д.). Так, наступление Красной Армии спасло от разрушения гитлеровцами красивейших городов Европы — Кракова, Праги и др.

Нельзя не поставить важного методологического вопроса о хронологических границах действия гуманитарных аспектов Освободительной миссии. Ведь взаимодействие Красной Армии и освобожденных ею стран выходит далеко за хронологические рамки, обозначенные 9 мая — Днем Победы, а помощь в налаживании мирной жизни, оказывавшаяся непосредственно командованием и личным составом Красной Армии (в том числе, военных комендатур), продолжилась на межгосударственном уровне на основе заключавшихся договоров правительств освобожденных стран с СССР.

_______________________________________________________
47. Нота Народного Комиссара Иностранных дел тов. В.М.Молотова «О чудовищных злодеяниях, зверствах и насилиях немецко-фашистских захватчиков в оккупированных советских районах и
об ответственности германского правительства и командования за эти преступления» // Красная звезда. 1942. 28 апреля. № 099.

1.3. Социально-психологические и идеологические аспекты Освободительной миссии: теория проблемы