?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
Освободительная миссия Красной Армии в 1944—1945 гг. (3)
фото с фото
teterevv
плакат3.jpg
Причины освободительного похода Красной Армии в Европу вполне очевидны, и главная среди них — необходимость полного и окончательного разгрома и уничтожения вооруженных сил противника с занятием его собственной территории (это — азбука военной теории и мировой исторической военной практики). А на пути к этой цели оказывались как государства — сателлиты нацистов (Румыния, Венгрия, Болгария, Австрия и др.), которые необходимо было вывести из войны.
Оригинал взят у sodaz_ot в 1.1. Освободительная миссия Красной Армии в 1944—1945 гг. как историческое явление (I)

Глава 1.
Теоретико-методологические аспекты проблемы


1.1. Освободительная миссия Красной Армии в 1944—1945 гг.
как историческое явление

Как  и  Первая мировая война, Вторая  мировая была  войной не  только армий, но и государств, стран  и народов, в основе которой лежали геополитические цели  — мировое перераспределение сфер  влияния и территорий.  Вместе с тем, Вторая мировая  — уникальная, не знающая аналогов в истории человечества война. И не только по своим масштабам и количеству жертв,  но и по своей  сути и характеру. Она  явилась не только очредной борьбой за передел  мира  (теперь  уже — радикальной), не только за доминирование в разных  регионах земного шара,  но  и бескомпромиссной смертельной схваткой трех альтернативных  проектов мироустройства, трех непримиримых  идеологий, трех стоявших за ними и выросших на их основе (при всех  внутренних  различиях)  политико-государственных  форм,  трех  центров силы. Один из них — условно «либерально-демократический» (за которым стояли преимущественно англо-саксонские элиты — Великобритания и США) — имел  давнюю  историю,  два других — леворадикальный (коммунистический) и праворадикальный (нацистский и фашистский) — идейно зародившись  еще в XIX в.,  получили  возможность  для политической реализации, окончательно оформились, приобрели государственные формы и стали  центрами силы  в межвоенный период, причем именно ход, исход и последствия Первой мировой войны явились историческим толчком и контекстом прихода  к власти  левых (в России) и правых (в Италии, Германии, ряде других стран)  радикалов.

«Демократический» (англо-саксонский в основе, «атлантический») Запад, втянувший Российскую империю в Первую мировую войну, использовавший ее против Германской, Австро-Венгерской и Османской  империй, единственный  получил от победы  бесспорный (хотя  и временный) выигрыш: Великобритания сохранила свою  колониальную империю, а США, сбросив бремя долгов  перед  Европой, стали  финансовым и экономическим гигантом, начав при  этом  впервые играть  активную роль  на мировой арене  как  великая держава.  Российская империя   и  империи   противников развалились,   сгорев в «пламени  революций»  и утратив значительную  часть территорий, попавших в прямое или косвенное  управление  победителей.  Переболевшая после свержения монархии либерализмом и «демократическим республиканизмом» Россия, доведенная до экономического коллапса и распада  государственности,  приняла левый  радикализм (большевизм) как  меньшее зло,  оказавшееся способным возродить государственность, победить всех своих  противников в гражданской  войне,  включая  иностранных  интервентов, поддержанных  «оппонентами»  большевиков  — от монархистов  до «демократов».  Сам  большевизм переболел идеей «мировой пролетарской  революции», в значительной степени сумел «переварить» свою идейную основу  — марксистскую доктрину, и власть в России,  воссозданная в «революционном синтезе»  в виде СССР, стала  возрождать и развивать страну  в опоре  на собственные силы,  на широчайшие слои населения и в их интересах.

Итоги Первой мировой войны и установленные для побежденных условия послевоенной жизни  означали,  что наступил не прочный  мир, а лишь некоторая  «передышка». Это было  очевидно для всех сколько-нибудь компетентных  политиков и аналитиков еще  в 1919 г. Национальное унижение и разорение Германии  было чревато зарождением  радикальных  сил левой и правой частей политического спектра, поляризацией общества, вытеснением  «центристов». Левые искали  выход на путях пролетарской  революции, правые — на путях реваншизма, что сразу же и проявилось  в возникновении множества национал-радикальных политических  организаций, большинство  активистов которых  постепенно  впитала в себя партия  Гитлера — НСДАП.  Великая  депрессия, поразившая Запад  в 1929 г.,  стала  фактором, радикализировавшим германское общество, усилившим его поляризацию, в том  числе  рост  популярности нацистов, и одновременно напугавшим буржуазную элиту, опасавшуюся  прихода  к  власти  левых  — германских коммунистов. В результате к власти  приходят национал-социалисты во главе с Гитлером, расистская и экспансионистская  доктрина  которых устраивает как  германскую  буржуазию, так и лидеров «западной демократии», мечтающих столкнуть милитаризирующуюся  диктаторскую Германию с коммунистической Россией. Несмотря на ненависть Гитлера   к  Франции,  унизившей Германию Версальским миром, его главный враг  — СССР, и не только  потому, что коммунизм — идеологический антипод нацизма, но и потому, что русские, да и вообще все славяне, рассматриваются  нацистской доктриной  как низшая  раса, а заселенные  ими территории  — как «жизненное  пространство» для расселения  арийцев  — германской  нации.  С приходом к власти Гитлера, провозгласившего задачу создания Третьего рейха и начавшего «возрождение Германии» путем преследования любых оппозиционеров и  травли  евреев, свертывания демократии и усиленной  милитаризации, правители Запада, опасаясь растущей германской мощи  и  одновременно пытаясь  направить  нацистскую   Германию  на  Восток, проводили политику умиротворения. Но они просчитались, и жертвой агрессивных  устремлений  Гитлера стали Австрия, Чехословакия  и Литва (аннексирован Мемель). Осознававшее нарастание военной угрозы  со стороны Германии правительство СССР настойчиво пыталось с 1935 г. создать  систему коллективной безопасности в Европе, но,  не найдя  поддержки со стороны «западных демократий» и стремясь оттянуть неизбежно надвигавшуюся войну, вынуждено было заключить 23 августа 1939 г. Договор о ненападении с Германией. Англия  и Франция, ведя нечестную игру, в результате переиграли себя: Гитлер 1 сентября  1939 г. напал на Польшу,  положив  тем самым начало (официальное) новой мировой войне. Причем накануне Англия  и Франция заключили  с Польшей  договор  о взаимопомощи, что заставило  Гитлера  на 5 дней отложить, но не отказаться от нападения на нее. И несмотря на то, что реальной помощи полякам  союзники  не оказали,  а повели «странную войну», большая война  началась. Тем  самым, Германия начала  войну  не на Востоке, как рассчитывали  английские  и французские политики, а на Западе. Именно великие державы  Европы взрастили Гитлера, позволив ему присоединить демилитаризованную Рейнскую  область, совершить  аншлюс  Австрии,  оккупировать  Чехословакию, безнаказанно напасть на Польшу. А вскоре  и они  сами оказались жертвой германской агрессии.

В течение сентября Польша была  разгромлена (СССР вступил  на  территории  Западной Украины и Западной Белоруссии лишь  17 сентября, когда Польша уже фактически потерпела поражение, и эти  территории могли  оказаться  оккупированы немцами; тем самым  не только  воссоединялись родственные восточнославянские народы, но  и отодвигались на  запад   границы СССР, улучшая  его положение в свете неизбежно надвигавшейся войны с Германией).  В разделе Польши  участвовали  Словакия, часть земель которой ранее аннексировала Польша,  и Литва, получившая  Вильнюс. В апреле—мае 1940 г. германские  войска оккупировали  Норвегию,  Данию, Голландию, Люксембург  и Бельгию, прорвали фронт во Франции, которая капитулировала после  занятия в июне  Парижа. Весной 1941 г. Германия захватила Грецию и Югославию, а 22 июня напала на СССР.

Цель немецко-фашистской этой агрессии  была не просто  в покорении и подчинении других государств, а принципиально иная.  Впервые в новейшей истории  одна из держав претендовала  на мировое  господство.  В смертельной схватке сошлись не просто коалиции  государств, а общественные модели и идеологии. Впервые одно из государств объявило о расовом превосходстве своей нации, поставив задачу не простого завоевания чужих земель, но и уничтожения целых  народов, как «расово  неполноценных», и рабского подчинения остальных жителей покоренных стран.

Реваншизм потерпевшей поражение в Первой мировой войне  Германии оказался облеченным в идею «жизненного пространства для германской нации»,  ставшую  не просто  одним  из столпов идеологии немецкого нацизма, но и стратегической установкой политической силы,  поставившей себе цель установить в Европе, да и в мире «новый порядок», выстроить по расовому признаку иерархию государств, а немцев  превратить  в «расу господ». Бредовая  идея переросла  сначала  во внутреннюю,  а затем и внешнюю  политическую  практику. С этой идеей, при попустительстве «западных демократий», нацистская Германия  возродила  свой военно-промышленный потенциал, разорвала  Версальский  договор, не встречая противодействия, развернула экспансию, переросшую  в реальную войну, в которой немцы с легкостью покорили почти  всю Европу. Закулисные игры  «демократического Запада», стремившегося отвести угрозу от себя и направить  агрессию  Гитлера против СССР,  обернулись  катастрофой  для Чехословакии, Польши,  Югославии,  Франции, целого ряда других стран, прямой угрозой вторжения немцев на Британские острова.

Для Германии и других стран  фашистского блока  это была война  за мировое господство, война не просто завоевательная, но качественно новая в истории человечества — война за переустройство  мира под лозунгом нацистского «нового порядка» при  гегемонии Третьего  рейха.  Сущность нацистских целей, ради которых ими была развязана  мировая  война,  была со всей определенностью отражена   в гитлеровской  «Майн  кампф».  Гитлеровская  Германия  стремилась  не просто к покорению  и подчинению целого ряда соседних стран и народов,  что многократно случалось и в мировой,  и собственно в европейской истории,  а именно  к завоеванию  «жизненного  пространства» для германской  нации,  и, на основе расовой доктрины,  «очищению» его путем тотального геноцида от «неарийских», по мнению нацистских идеологов, «расово неполноценных» народов. А на пути к этому нацистскому  «идеалу» — к порабощению и использованию на многие  десятилетия  фактически  в качестве  рабов «недочеловеков»  — прежде всего, славян.  В центре  послевоенного мира победившего  нацизма  должна была  находиться Германия, Третий рейх,  немецкая нация господ, в которую предполагалось включить онемеченные «арийские элементы» ряда других народов,  а остальные, сохранившиеся после  планомерного прямого истребления, предполагалось выселять далеко  за  пределы рейха,  создавать им  условия для «естественного» сокращения численности населения. Но  Гитлер  и  целый  ряд его приспешников не были  довольны и состоянием немецкой нации, которую предполагали после  победы  для «чистоты  расы» не только  очистить от «еврей- ских  примесей», но и избавиться от всех «неарийских элементов». Более  того, одержимый мистицизмом Гитлер  считал, что современные ему немцы утратили «энергетический потенциал», и нацистские ученые  проводили масштабные исследования и опыты  по выведению новой расы — «сверхлюдей». Таким образом, нацисты имели не слишком внятную, но чудовищную и с маниакальным упорством  проводимую стратегию по переделке человечества, в которой их «новый порядок» составлял лишь  начальные этапы. Трудно  представить себе, что произошло бы с Европой, ее народами (в том числе и с народами стран — сателлитов Германии)  в случае победы Гитлера в мировой войне, поскольку по отношению ко многим из них он высказывал  свое презрение  как к неарийским, принадлежавшим к низшим расам,  или «испорченным (итальянцам, французам, румынам и др., не говоря уже о славянских), и они были нужны, пока шла война. Но даже в условиях войны  была создана  и исправно  работала гигантская  машина планомерного истребления миллионов людей в концентрационных лагерях, перемоловшая  к маю 1945 г. более 8 млн жизней. Если бы гитлеровская  Германия победила, и ее ресурсы были освобождены от решения военных задач, механизм переустройства  Европы  (прежде всего, на основе истребления  народов,  массовых переселений, «очищения» территорий для Третьего  рейха, деградации народов для процветания рейха) заработал бы на полную  мощь.

Нацисты за время пребывания у власти в Германии разработали целый ряд планов, касавшихся послевоенного переустройства Европы, и, хотя они не были официально утверждены, значительная часть их элементов начала реализовываться уже в ходе войны. Для СССР был подготовлен (разработан с немецкой тщательностью!) план «Ост» (Генеральный план Восток), обрекавший его народы на истребление, а оставшихся — на поэтапное переселение за Урал, на ежегодное вымирание и сокращение на несколько миллионов человек, ликвидацию городов, культуры, образования, здравоохранения, гигиены, то есть низведение русского и большинства других народов с уровня высокой современной цивилизации до состояния дикости в целях рабской эксплуатации «арийской расой». В случае победы, в которой нацистская верхушка не сомневалась, предполагалось поэтапное онемечивание западных регионов СССР с последующим включением их в состав рейха, границы которого предполагалось расширять по мере увеличения немецкого и онемеченного населения. Нацистская доктрина на практике обернулась тотальной войной против советских народов, прежде всего, против русского, войной на уничтожение не только военной силы, но в еще большей степени мирных жителей (в первую очередь целенаправленному уничтожению подвергались евреи и цыгане, однако на практике массовому уничтожению подверглись все восточные славяне — белорусы, украинцы, русские; но если понятие холокоста «впечатано» в современное мировое сознание, то о геноциде восточного славянства, проведенного нацистской Германией, почему-то почти не упоминается не только в мировых историографии и СМИ, но и в отечественных).

В значительной степени схожую с германской нацистской «концепцией» политику «сопроцветания» народов союзники Гитлера, японские милитаристы, реализовывали в Азии, выстраивая путем военной экспансии иерархию подчиненных Японии марионеточных квази-государств, а в ходе вооруженной агрессии осуществляя геноцид целого ряда народов, прежде всего китайского и корейского.

Война англо-американских союзников СССР против нацистской Германии была справедливой, потому что именно Германия являлась агрессором. Однако эта справедливость была весьма ограниченной: это была война конкурентов за ключевые геополитические позиции, в борьбе за мировую гегемонию. Англосаксы стремились как минимум сохранить свои доминирующие позиции в мире, причем Великобритания — предотвратить распад и раздел своей колониальной империи, а США — преодолеть экономическую депрессию, избавиться от огромных долгов и утвердить финансово-экономическое доминирование в мире. Оборонительный характер войны англосаксов был весьма относительным. Во-первых, проводя традиционную политику «разделяй и властвуй», политику стравливания в Европе наиболее сильных континентальных держав, в новых исторических условиях межвоенного периода англо-саксы активно способствовали утверждению нацистской диктатуры в Германии и милитаризма в Японии, пытались решить собственные проблемы путем взращивания и приведения к власти в Германии радикальных реваншистских сил во главе с Гитлером, с тем, чтобы в дальнейшем направить его агрессию на Восток, против СССР — не только усиливавшегося геополитического соперника, но и идеологического противника. Таким образом, западные «демократии» не только хотели отвести от себя удар, но и стравить «два тоталитарных режима», чтобы они в схватке ослабляли и уничтожали, а их народы (как откровенничали некоторые политики) как можно больше убивали друг друга. Во-вторых, даже когда опасность германского нацизма (особенно в союзе с итальянским фашизмом и другими профашистскими режимами в Европе и японским милитаризмом в Азии) для «западных демократий» уже становилась очевидной, ни Англия, ни Франция, ни США не пресекли утверждение реваншистских сил в Германии и милитаристских в Японии, когда это еще совсем не трудно было сделать. Более того, именно политика попустительства агрессорам стала важнейшим фактором, обусловившим развязывание Второй мировой войны. В-третьих, при всей тяжести, рисках и жертвах Второй мировой войны, для Великобритании и США это была преимущественно война вооруженных сил против военной силы противника — стран германо-японского блока. Военные действия они вели на чужой территории, причем на Британские острова не ступала нога вражеского солдата (хотя они подвергались бомбардировкам германской авиации), а на континентальную часть Соединенных Штатов Америки даже не упала ни одна вражеская бомба (самый драматичный эпизод — нападение японцев на военно-морскую базу Перл-Харбор). «Цена» ведения войны, принесенные во время нее жертвы для «западных демократий» были несопоставимо малыми по сравнению с жертвами как других объектов фашистской агрессии (СССР, Китай, Польша, Югославия и др.), так и стран — основных противников (Германия, Япония). Совокупные военные жертвы США и Великобритании — менее полумиллиона человек, преимущественно военных, а не гражданских, кажутся ничтожно малыми в сравнении с 27 млн советских и около 20 млн китайских потерь — тех стран, которые, в отличие от англосаксов, никак не были замешаны в развязывании новой мировой бойни.

Наша страна не была еще готова к такой войне, ведь воевать пришлось не против одной Германии, а фактически против всей Европы. Пытаясь оттянуть прямое столкновение с могучим противником, не найдя понимания у западных демократий, которые вели свою игру, советское руководство в конце 1930-х гг. вынуждено было идти на временные соглашения с Германией. Благодаря этому удалось вернуть часть территорий бывшей Российской Империи, которые иначе, как и Польша, были бы оккупированы вермахтом. Отодвинув границы на запад, СССР существенно улучшил свое военно-стратегическое положение, что сыграло немалую позитивную роль в самый тяжелый, начальный период войны, позволило выиграть время.

Но избежать нападения фашистов не удалось. Гитлер, недооценивший ни мобилизационный потенциал СССР, ни моральный дух советского народа, сделавший ставку на блицкриг, разжигание межнациональных, политических, социальных противоречий, начал кровавую авантюру, приведшую в конечном счете не только к краху нацистского режима, но и к национальной катастрофе Германии. Без объявления войны германские вооруженные силы вторглись на советскую территорию. Непобедимая ранее немецкая военная машина, преодолевая упорное сопротивление советских войск, двинулась на восток.

Советский Союз был одним из главных участников Второй мировой войны, и потому общие ее параметры были характерны и для него. Однако война, которую вел СССР, по своей сути и характеру принципиально отличалась от войны, которую вели другие страны — участники Второй мировой, даже его союзники по антигитлеровской коалиции. Ставки в той войне для западных стран были качественно иными, чем для славянских народов и тем более для народов СССР: для немецких расистов англосаксы были все же «своими», и даже в случае поражения они рисковали разве что потерей доминирования в мире и утратой «западной демократии» (скорее пропагандистской декорацией, нежели социальной реальностью), но никак не правом на жизнь.

Для СССР ситуация была принципиально иной. Это со всей ясностью осознавало советское руководство и выразил И.В. Сталин в своей речи 3 июля 1941 г.: «Дело идет… о жизни и смерти Советского государства, о жизни и смерти народов СССР, о том — быть народам Советского Союза свободны- ми или впасть в порабощение» (1). Его участие в мировой войне не случайно получило название и вошло в историческое сознание наших соотечественников как Великая Отечественная война, которую, безусловно, нельзя рассматривать в отрыве от Второй мировой: Отечественная стала закономерным следствием разжигания и разворачивания мирового конфликта, подчинения нацистской Германией (средствами идеологической и дипломатической экспансии, а затем и прямой военной силой) почти всей Западной, Северной, Южной и Центральной Европы. Затем Гитлер напал на СССР, и началась не просто оборонительная война советского народа против очередного агрессора (каких в истории нашей страны было множество), а борьба российской цивилизации с нашествием сил почти всей Европы не на жизнь, а на смерть. Вопрос стоял ребром — кто кого, и если для Германии поражение грозило лишь сменой режима власти, нацистской (и расистской) идеологии, потерей некоторых территорий и репарациями, не возмещающими и малой доли нанесенного ущерба, для англосаксов — утратой мировой гегемонии и «демократических ценностей» при встраивании в нацистский «новый мировой порядок» на вполне привилегированных условиях (как своих, «арийских» народов, тем более, что расизм и возник в недрах английской колониальной культуры, воспевавшей «бремя белого человека», а германские нацисты были всего лишь учениками социал-дарвинистов и евгеников), то для СССР поражение грозило утратой тысячелетней русской государственности, геноцидом целого ряда народов, порабощением в прямом смысле слова, низведением остального населения до состояния «недочеловеков».

Помимо судьбоносности начавшейся войны, в которой решался вопрос «быть или не быть» не только советскому государству, но и его народам, лидеры Советского Союза сразу же поняли общенародный и отечественный ее характер. Уже 22 июня, выступивший с речью по поручению советского руководства нарком иностранных дел В.М. Молотов провел параллели с освободительной Отечественной войной 1812 года, подчеркнул справедливость войны с советской стороны и уверенность в победе СССР, заявив: «Красная Армия и весь наш народ вновь поведут победоносную отечественную войну за Родину, за честь, за свободу. Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами» (2). 3 июля 1941 г. в обращении И.В. Сталина к советскому народу эта война была названа не обычной, а великой, после чего утвердилось ее официальное название «Великая Отечественная война»: «Войну с фашистской Германией нельзя считать войной обычной. Она является не только войной между двумя армиями. Она является вместе с тем великой войной всего советского народа против немецко-фашистских войск» (3)
.
Это была война страны — жертвы агрессии почти всех стран Европы, либо объединенных нацистской Германией, либо уже покоренных ею. Именно здесь, на Востоке Европы нацисты искали себе «жизненное пространство для германской нации», и только СССР — и по своему потенциалу, и по своей решимости биться на смерть — в 1941 г. представлял собой единственное реальное препятствие на пути Гитлера к мировому господству. Островная Великобритания, хотя и не могла быть сразу оккупирована вермахтом, но уже не представляла серьезной угрозы для Третьего рейха, а США за океаном были заняты войной с милитаристской Японией. И исход мировой войны решался в противоборстве СССР и Третьего рейха, ставшем для агрессоров роковым: именно Восточный фронт явился основным театром военных действий для нацистской Германии и ее сателлитов, где было перемолото ¾ их дивизий и военно-экономического потенциала. Из десяти убитых немецких солдат восемь было уничтожено на советско-германском фронте. Наконец, именно победное завершение Великой Отечественной выполнением Освободительной миссии Красной Армии в Европе поставило точку в войне на европейском континенте и предопределило скорое завершение Второй мировой войны на Дальнем Востоке против милитаристской Японии. То есть вклад СССР в Победу над силами коричневой чумы был безусловно решающим.

Не только для СССР, как исторической государственной формы российской цивилизации, но и для русского народа и других народов, вошедших в его цивилизационную орбиту, Великая Отечественная война была войной судьбоносной, от исхода которой зависела их свобода и само существование, войной справедливой — оборонительной и освободительной. Поэтому вполне правомерно говорить об Освободительной миссии Красной Армии не только с момента, когда в 1944 г. она вступала на территории других стран, но и с самого начала войны — с момента вероломного нападения врага 22 июня 1941 г., потому что советские люди должны были сначала освободить самих себя от агрессии и оккупации превосходившего по военному потенциалу, подготовленности, организованной военной силе и военному искусству противника. Но борьба СССР за свою свободу с первых же дней была связана с помощью другим народам в их освобождении от нацистского порабощения. 22 июня в уже цитировавшейся речи В.М. Молотов заявил о клике «кровожадных фашистских правителей Германии, поработивших французов, чехов, поляков, сербов, Норвегию, Бельгию, Данию, Голландию, Грецию и другие народы» (4), которая навязала войну, напав и на СССР. А 3 июля 1941 г. в своей речи Сталин впервые проводит связь Отечественной войны Советского народа за освобождение своей страны с помощью другим народам, ставшим жертвой германской агрессии: «Целью этой всенародной Отечественной войны против фашистских угнетателей является не только ликвидация опасности, нависшей над нашей страной, но и помощь всем народам Европы, стонущим под игом германского фашизма. … В этой великой войне мы будем иметь верных союзников в лице народов Европы и Америки Наша война за свободу нашего Отечества сольется с борьбой народов Европы и Америки за их независимость, за демократические свободы. Это будет единый фронт народов, стоящих за свободу, против порабощения и угрозы порабощения со стороны фашистских армий Гитлера» (5)
.
Но до победы было еще очень далеко, путь к ней был долог и труден. Начало войны вскрыло немалые проблемы и просчеты в подготовке СССР к войне: в обеспечении войск вооружением и боевой техникой, в стратегическом планировании, в управлении войсками. Получивший ресурсы европейских стран и боевой опыт европейских кампаний вермахт захватил стратегическую инициативу и, несмотря на крупные поражения (в битве под Москвой, Сталинградской битве и др.), владел ею вплоть до 1943 года. Уверовавший в скорую победу Гитлер, не сомневавшийся в том, что Россия будет сломлена, просчитался: ни вероломная внезапность нападения, ни временное военно-техническое и организационное превосходство, ни преступная варварская жестокость нацистов не помогли им. Вопреки всему советский народ выстоял.

Но впереди — с момента фашистского нападения и до Победы — было почти четыре долгих года тяжелейшего противостояния с могущественным, беспримерно жестоким, беспощадным врагом, потребовавшего напряжения всех сил, чтобы перемолоть бесчисленные фашистские дивизии в кровавых битвах и сражениях. 1418 дней и ночей длилась беспримерная в истории, справедливая, оборонительная и освободительная для советского народа война с полчищами нацистской Германии и ее сателлитов. Она навсегда останется для наших соотечественников Великой Отечественной войной, каждый день которой был наполнен бесчеловечностью и крайней жестокостью врага, невиданными масштабами разрушений на нашей земле, болью невосполнимых потерь, беспримерным мужеством и массовым героизмом советских бойцов на фронте и самоотверженностью тружеников тыла. 27 марта 1944 г. советские войска впервые на одном из участков вышли на государственную границу СССР, форсировали реку Прут и вступили на чужую, румынскую территорию, но лишь к середине 1944 г. удалось окончательно очистить от оккупантов все свои земли. Освободительная миссия Красной Армии на своей, советской земле, была осуществлена, но это была лишь ее первая часть, важнейшая для народов СССР, но не единственная из необходимых для завершения войны.


* * *
Испытав горечь отступлений и поражений начала войны, перемолов в оборонительных и наступательных боях сотни дивизий Вермахта и армий сателлитов III рейха, так и не дождавшись открытия Второго фронта в самые тяжелые для себя периоды, Красная Армия, освободив свою временно оккупированную территорию, вышла на западные границы с другими государствами, чтобы начать военный поход по странам Европы и добить затем фашистского зверя в его логове, в Германии.

Началась вторая часть великой Освободительной миссии Красной Армии — освобождение Европы.

Сегодня иногда даже отечественные историки ставят вопрос, который в конце Второй мировой войны был немыслим для наших соотечественников и в принципе не мог быть поставлен нашими союзниками: а нужно ли было Красной Армии переходить государственную границу СССР и идти в Европу?

Однако для достижения победы необходимо было полностью уничтожить вооруженные силы противника, вывести из войны союзников Германии, освободить оккупированную нацистами Европу и занять территорию главного врага — Третьего рейха, добившись его безоговорочной капитуляции. Без полного и окончательного сокрушения военной мощи нацистской Германии и ее сателлитов победы быть не могло: враг располагал еще огромным военно-экономическим и мобилизационным потенциалом, он мог перегруппировать силы, а затем продолжить войну против СССР. Не нужно забывать и о гонке в военно-технической сфере: немецкие нацисты форсировали разработку как новейших «обычных» вооружений (самолетов, танков, и др.), так и «чудо-оружия» — прежде всего, ракетного и ядерного, добившись впечатляющих успехов. Поэтому время могло сработать на Германию против СССР. Не менее важной являлась и проблема союзников СССР, весьма ненадежных: разведка докладывала советскому руководству, что западными «партнерами» предпринимались попытки тайных контактов с представителями высших кругов рейха, которые готовы были к заключению сепаратного мира с Западом, в том числе при условии устранения Гитлера. В частности, попытка государственного переворота в Германии, предпринятая ее элитой в 1944 г. (покушение Штауфенберга на Гитлера при участии в заговоре значительной части генералитета, руководства абвера и др.) в случае удачи грозило советской стороне реализацией сценария, по которому Германия без Гитлера могла объединиться против СССР с «западными демократиями». Но и без такого крайнего варианта влиятельные круги среди союзников стремились вернуть геополитическую ситуацию (границы СССР и распространение его влияния в Европе) к состоянию 1939 г., в крайнем случае — 1941 г.

Сталин и советское руководство, напротив, исходило из исторического опыта (агрессия последние века всегда приходила с Запада). СССР стремился обезопасить свои западные границы и избавить страну от войны хотя бы на полвека, что можно было сделать при условии пояса из дружественных или хотя бы нейтральных государств. В любом случае, «вакуума силы» в политике не бывает, и если бы в Восточную и Центральную Европу не вступили советские войска, это сделали бы англичане с американцами. Советской дипломатии на высшем уровне пришлось предпринять огромные усилия, чтобы договориться с США и Великобританией о разделе сфер влияния так, чтобы восточноевропейские страны оказались в зоне советского контроля. Соответственно эти страны стали объектами освободительных операций Красной Армии. Но и после данных договоренностей в Тегеране и Ялте западные союзники пытались интриговать, проталкивая свой сценарий вытеснения СССР из Восточной Европы посредством попыток восстановления предвоенных режимов (провокации с неподготовленными и обреченными на поражение Варшавским и Словацким восстаниями по команде эмигрантских правительств Польши и Чехословакии, попытки введения своих войск в Болгарию и др.). При этом «демократический Запад» экономил жизни своих граждан (в том числе оттягивая открытие Второго фронта), предпочитая расплачиваться за сокрушение нацизма жизнями советских солдат, но плоды побед желал оставлять себе. Однако в конце войны руководство рейха сконцентрировало в самой Германии и окружающих странах (в Польше, Венгрии, Чехословакии) огромную живую силу и технику: фронт сузился и плотность насыщения вооружением, живой силой и военной техникой (артиллерией, танками, самолетами) на километр фронта увеличилась в несколько раз. Поэтому и после высадки войск в Нормандии и их продвижения к Германии союзники понимали — без Красной Армии цена разгрома противника будет запредельной, если в принципе победа будет возможна.

Таким образом, причины освободительного похода Красной Армии в Европу вполне очевидны, и главная среди них — необходимость полного и окончательного разгрома и уничтожения вооруженных сил противника с занятием его собственной территории (это — азбука военной теории и мировой исторической военной практики). А на пути к этой цели оказывались как государства — сателлиты нацистов (Румыния, Венгрия, Болгария, Австрия и др.), которые необходимо было вывести из войны, так и оккупированные ими страны (Польша, Чехословакия, Югославия и др.), причем во всех этих странах присутствовали значительные или огромные контингенты германских войск, поскольку немцы пытались защищать Германию на дальних подступах к ее территории. Так, наиболее ожесточенное сопротивление немецкие войска оказали на территории Венгрии (вместе с венгерскими войсками), а бои с не сдавшимися немецкими частями в Чехословакии шли еще долго, даже после официальной капитуляции, вплоть до 12—13 мая.

__________________________________________________________

1. Правда. 1941. 3 июля.
2. Известия. 1941. 24 июня. № 147 (7523)
3. Правда. 1941. 3 июля.
4.    Известия. 1941. 24 июня. № 147 (7523)
5.    Правда. 1941. 3 июля.



Введение (I)
Введение (II)