Previous Entry Share Next Entry
Дневник деда (5). Казачья демократия
фото с фото
teterevv

Это последний фрагмент из дневника деда. К сожалению, он оставил свои записи,  не окончив рассказ о нашей семейной истории. Я попросил старшего в роду - старшего брата моего отца - сделать это за деда. В настоящий момент наговор на диктофон продолжения рассказа о нашем казачьем роде заканчивается. Так что продолжение обязательно будет.

***
И наконец последний пример о казачьей демократии.

В Задоно-Кагальницком была вечная борьба отдельных лиц и группировок за атаманство. Сколько я знаю, как правило, избирался атаманом мой дядя Андрей Яковлевич Терентьев. Претендентами были Павел Николаевич С-в. и Павел М-в. С-в Павел Николаевич был видным, красивым и представительным мужчиной; довольно умный и развитой старший урядник лейб-гвардейской батареи и действительную службу проходил в Петербурге. Хороший собутыльник и гуляка к случаю и без случая, хотя пьяницей назвать и нельзя.
Павел М-в старший урядник армейского 9-го Донского казачьего полка, прекрасный наездник и джигит, но особенно отличался рубкой лозы с палашом (клинком) в каждой руке, поэтому на состязании по рубке лозы он выезжал с двумя саблями и лозу расположенную с правой стороны он рубил клинком в правой руке, а с левой стороны клинком в левой руке. Как правило, первые призы всегда были за ним.
На очередные выборы противники Андрея Яковлевича готовились усиленно и всех кого можно было угощали и спаивали. Выпившие казаки уверяли, что они будут голосовать только за угощающего. За два дня до выборов Павел М-в привез из окружной Константиновской станицы помощника окружного атамана полковника В-ва дальнего родственника по матери урожденной казачки ст. Николаевской.
Гульба шла чуть не всего хутора. Родственники М-ва зажиточные казаки из кожи лезли, стараясь как можно лучше принять полковника, показать свою зажиточность и хлебосольство.

Накануне выборов порядочно подгулявшие казаки даже выпили за здоровье «атамана» Павла М-ва (отчество забыл). Помощник окружного атамана полковник В-цев сидел в окружении казаков на самом почетном месте. За столом сидели только казаки да мать хозяина казака, а снохи (невестки) и жены других казаков не только накрывали стол, но все время следили кому заменить тарелку, что добавить из угощения на стол, а молодые казаки около стола «утешали» гостей, то есть пели песни помахивая рукой с платочком, а то и впляс пускались. Время от времени, та или другая, а иногда и несколько усиленно угощали: «Кушайте гостечки», или «Да вы попробуйте рыбки, дюже хорошая» и т.д. и т.п.
Наконец собрался сход. На нём присутствовал вся станица Задоно-Кагальницкая. Казачки, молодежь и детвора кругом стояли наблюдая и слушая, а все казаки сидели на скамьях, некоторые на корточках, раскуривая махорку. Сход проходил во дворе. Против скамей стоял большой раскидной стол покрытый красного сукна скатертью. За столом сидел атаман, А. Я. Терентьев, рядом с ним стояла атаманская насека. Рядом со столом был поставлен стул, к которому и пригласил атаман присесть полковника В-цева, как гостя. Несколько урядников и старших урядников выполняли обязанность полицейских, имея на груди большие бляхи с царским 2-хглавым орлом (герб Царя).
Как и предполагалось выдвинуты были кандидатуры Терентьев Андрей Яковлевич, С-в Павел Николаевич и М-в Павел. Казаки спросила за жалование, то есть за какую сумму согласен каждый из них атаманить. Терентьев – согласен остаться на прежней зарплате 35 руб. в месяц, С-в дал согласие на 25 рублей, а М-в за 20 руб. в месяц.

Началось обсуждение кандидатур. Вначале старики и более молодые казаки говорили по одиночке, а потом поднялся такой галдешь – это спорили казаки между собою и не только о кандидатах, а как правило сводили счеты между собою вспоминая нанесенные обиды: потрава сенокоса, запашка в таком-то году после межевания земли прилегающих их участков, при наделах и т.д. и т.п. Наряженные в народ атаманом урядники с бляхами на груди медного орла (царский герб) строго следили и не допускали драк.
Через некоторое время попросил слово помощник окружного атамана полковник В-цев. Он поздравил стариков и всех казаков участников казачьего схода нашей станицы, указал важность и значимость этого схода в жизни казаков и закончил восхвалением кандидатуры урядника М-ва Павла, семья которого, как примерный образец зажиточного хозяйства. Их такого хозяйства можно ждать рачительного (хорошего) хозяина и хозяйства станицы. Если Терентьев и грамотней, но опыта большого хозяйства у него нет, так как его можно скорей отнести к бедняцким хозяйствам. Зная М-ва по действительной службе, как прекрасного джигита и рубакой шашкой. Я и рекомендую вам всё же избрать его атаманом станицы.

После выступления Ф-ва тишина продолжалась значительно долго для казачьего схода.
Тогда поднялся Андрей Яковлевич и сказал: "Господа Старики! Господа казаки! Вы выслушали господина полковника внимательно и с подобающим уважением в соответствии с его воинским чином полковника и должности окружного атамана.
К сожалению, его высокоблагородие забыл, что он находится на казачьем сходе станицы Задоно-Кагальницкой, а он казак станицы Николаевской. У нас он почетный, но гость и ему не полагается активно участвовать на этом сходе. Ну, если он забыл, то я напомню: никто не имеет права вмешиваться в дела станицы и что все дела новой станицы Войска Донского решает станичный сход казаками проживающими и получающие земельный надел в юрте. Вот, поедите в Николаевскую там и выступайте и решайте все вопросы на ея казачьем сходе. Об этом хорошо знает господин полковник и я говорю это для казаков, чтобы все знали, и это соизволили подтвердить ряд царей и государей императоров всея Руси в своих манифестах. Казачий сход для казака превыше всего, это его гордость и казачья честь.

Вот Вы Ваше Высоко Благородие соловьем залётным здесь разливались и сами себя поставили в неудобное положение. Все мы знаем, что Вы три дня у нас в станице, побывали в доме М-вых, увидели крепкое хорошее хозяйство, но оно держится стариком М-вым и только им. Павел М-в давно пропил бы и это знают все казаки данного схода. Один раз мы его выбрали и вынуждены были посреди терема досрочно снять выразив ему недоверие. Вы этого не знали, а Вам нужно было это знать и тогда Вы воздержались выступать и горячо рекомендовать пьяницу М-ва в атаманы нашей станицы.

Господа старики, Господа казаки! Сейчас давайте продолжим наш сход и будем решать наши станичные дела по-хозяйски».
Поднялся казак – старик Б-рев Иван Васильевчи и стал говорить о больших хозяйственных делах ст. урядника Терентьева Андрея Яковлевича перечисляя, что он
сделал хорошего для станицы за время своего атаманства".

После него выступало много и главным образом по кандидатурам Терентьева и С-ва, а про М-ва никто ни слова. Один старик в своем высказывании заявил, что Терентьев хорош, но дорог. И советовал Андрею Яковлевичу сбросить десяточку и согласиться атаманить за 25 руб, как согласен это делать С-в.

Потом поднялся галдеж, стали говорить по несколько человек сразу, а кое-где уже и брать за грудки друг друга. Урядники с бляхами были на своих местах и возможность драки не исключалось. Руководство сходом Андрей Яковлевич передал почетному старику, насеку поставил у стола, а сам присел на стуле в сторонке.Почетный старик восстановил порядок и стал опрашивать М-ва, С-ва и Терентьева об их условиях и оплате за атаманство. Все подтвердили свои первоначальные условия, а Андрей Яковлевич с разрешения почетного старика и высказался.

Сказал он примерно так: "Господа старики, Господа казаки! Некоторые старики и казаки много сказали хороших слов в мой адрес. Я очень благодарен и низко кланяюсь им за эти хорошие слова, хотя они и неправы. Всё, что я сделал за время моего атаманства, это сделали Вы. Решал сход, а я выполнял только Ваши решения. Построено 6 амбаров и засыпано хлебом. Не было – Бог счастья дал. Кастырка два раза почти полностью сгорела. Все увидели, что одного амбара мало и стало семь. На сходе это предлагали старики: Р-в, Б-в, М-в, П-в и многие другие.

Говорят при мне сделали 9 ставков (прудов) в степи. Правильно. Никогда не забуду, как мне показывали Моисей Астафьевич, старик Ж-в и других об этом. Больше этого, будучи сами богатыми они мне говорили: ведь зажиточному казаку ничего не стоит налить и привести на загон две 80-ведерные бочки, а бедняку приходится туго. Я предложил их предложения сходом, казачьи сходы решили – вот и сделал, они построены.
Я не буду перечислять все дела за время моего атаманства, а только скажу, что это Ваши дела, дела казачьего схода.

Некоторые предлагали, чтобы я сбросил 10 руб. в месяц. Нет, я этого делать не буду. Мне эти деньги нужны не для выпивок, а для семьи. Ведь своим хозяйством у меня нет времени заниматься, за делами станицы"

Избрали счетчиков. В стороне от стола поставили специальный ящик на подножках и на уровне локтей среднего роста казака выдвижной ящик разделённый на 2 половины, а впереди два круглых отверстия для рук. Вызванный казак брал два шара (белый и черный) с большого блюда, подходи к ящику укрытого большим черным покрывалом держа в правой руке белый шар, а в левой черный, подсовывал руки под черное покрывало (в это время он мог поменять незаметно шары в руках) и опускал в ящик в специальные отверстия шары. Ящик на глазах у всех замыкался специальным замком старика казака-счетчика.После того, как все проголосовали за определенную кандидатуру счетчики старики открывали замок и ящик ставился на стол, и казак-счетчик считал правый ящик, белые шары (за кандидатуру) и черные (против).

Был избран подавляющим большинством атаманом станицы Андрей Яковлевич Терентьев, С-в получил 12-14 шаров, а остальные голоса против; М-в Павел только два голоса за (белые шары), а остальные против, то есть черные шары.
Собутыльники его подходили по одному и говорили: «Я, брат, голосовал за тебя, а другие подвели и тебя прокатили на вороных». М-в выслушав несколько таких заявлений (разница только в обращении: односум, сосед, и т.д. и т.п. М-в наконец не выдержал и после одного из подобных заявлений, выматюкался и ушел со сбора.

Недели через две Андрей Яковлевич получил бумажку из станицы Богоявленской, в которой сообщалось, что ему приказом по 1-му Донскому округу подполковником Ф-вым объявлен арест с отбыванием на гауптвахте (арестное помещение) в станице Богоявленской и предлагалось явиться в Богоявленскую для отбытия ареста.
Через день, Андрей Яковлевич подседлав рыже-лысого коня, выехал в Богоявленскую станицу и взял с собою написанную им жалобу на Ф-ва для передачи по инстанции на имя наказного атамана войска донского в г. Новочеркасск.

Через два дня он возвратился и рассказал жене, что арест фактически отбывал 1 ½ суток, так как станичный атаман записал начало ареста в Книге значительно раньше. Лошадь с амуницией была у его бабки (мать его матери), и когда он освобожденный пришел и быстро подседлав лысого, бабка несколько раз предлагала и даже упрашивала его пообедать, но он отказался, так как спешил. Будучи в бешмете, проехав по свежему воздуху, он почувствовал прямо таки волчий голод и даже ругнул бабку: «Вот чертова бабка сказала бы еще раз «пойдем обедать» и я пошел бы». Я играл с Фаней в куклы и слушая его рассказ долго смеялся к его удовольствию. Месяца через два-три полковника Ф-ва перевели на такую же должность в 2-й Донской округ, станицу Морозовскую. Был ли это результат по жалобе ст. урядника Терентьева А.Я. или случайным совпадением я не знаю.


Добавить в друзья в: ЖЖ | ВК | твиттер | фейсбук | одноклассники


?

Log in

No account? Create an account