Previous Entry Share Next Entry
Есть ли казачество сегодня?
фото с фото
teterevv

Писать все это неприятно и больно. Ведь я тоже из казаков. Но если казачество  - это реабилитация Краснова, то я не хочу быть казаком. Правда, я им не могу не быть по факту рождения в казачьей семье. А вот «новым казаком», если это сводится к обязательному почитанию врагов Отечества, я быть не хочу и не буду!

Для меня вопрос о казачестве сегодня - ни риторический, и не предложение с кем-то подискутировать. Каждый раз, когда говорю о себе, что я - казак, ощущаю внутренний дискомфорт. Что это значит? К чему обязывает? Как это знание о принадлежности к казачьему роду воплощается в моей реальной жизни? Или быть казаком - это просто знать, что твой дед была настоящим казаком? И все?  Я каждый раз задаюсь такими вопросами вот уже много лет. На вопросы у меня рождаются ответы. Именно их я изложу ниже. Надо признаться, я всегда смотрел на все эти «казачьи» дела со стороны, не вступая и даже не приближаясь к описанному ниже феномену «новых казаков». То есть, все, что я описал  - есть мое субъективное видение.

В советские время мы (семья) жили, как-то особо не размышляя о своем казачьем происхождении. Общались с родней на Дону, Кубане и просто знали - мы из казаков. Но подымать на стяг это происхождение, самоопределяться в жизни именно как «казаки» - такого не было. К чему? Зачем? Я вначале был гражданином, офицером (курсантом военного училища), комсомольцем и т.д. А потом уже на уровне каких-то дополнительных сторон своего знания о себе  шла принадлежность к казачьему роду.
С распадом СССР я с удивлением обнаружил, что вокруг меня появились вдруг люди, которые стали позиционировать себя именно сперва, как казаки, а потом уже все остальное. И, к сожалению, в это «все остальное» попадало то, что, на мой взгляд, и являлось сутью казачества в прошлом. Об этой сути, в моем понимании, чуть ниже.

Я помню этих первых «новых казаков». По тому, что видел я, складывалось ощущение, что «новые казаки» это, с одной стороны,  какая-то  антитеза «новым русским», а с другой стороны какое-то подражание им.  Те, кто по вполне определенным причинам, оказывались вне сооружаемого сообщества «успешных» нуворишей и «братков», делали что-то похожее на них. У них были связи и с «братками», но сказать, что это был предбанник обыкновенных бандитов нельзя.
После распада Союза полетели в никуда и ощущение социального единства выстроенного в СССР и дававшего гражданам Великой Страны спокойно жить бок о бок  с людьми, сильно отличающимися от тебя в разных областях общественных проявлений.  Союз рухнул, единство вместе с ним, а желание ощущать его никуда не ушло. И стали возникать мини-сообщества, вступление в которые могло бы хоть как-то заглушить ощущения навалившегося вдруг одиночества. Шли люди кто куда. Кто в секты за разного рода эзотерическим «братством». Кто в банды, где кроме «братства» были и бабки. Кто еще куда-то, а кто в казаки. Тут очень важно понять, что сообщества возникали не в ответ на объективный запрос на них со стороны общества и истории. А в силу своего субъективного запроса, чтобы быть и выживать не одиночку на обломках разрушенного Отечества и при всех «прелестях» горбачевщины и ельцинизма.

Вот теперь и пришло время сказать что, по моему мнению, составляет суть такого явления, как казачество. Оно представляет собой плотную, цельную самоорганизацию граждан, в ответ на объективные исторические угрозы Отечеству, и вследствие этого самим гражданам, решившим дать ответ на эти угрозы. Тут важны обе стороны: и то, что это саморегулирующееся сообщество, с очень законченным и плотным оформлением своего инобытия, относительно остального общества. И то, что у него есть конкретная миссия, историческая задача,  понятная и самому выделившемуся сообществу и обществу из которого оно выделяется в нечто самостоятельное и цельное. Нет этих двух аспектов, и сразу возникают вопросы. А с какой стати вы носитесь с этой своей самостью и предъявляете его остальной части общества, народа, как нечто важное для всех? Чем вы отличаетесь от тех же толкиенистов или реконструкторов? А с другой стороны возможен ответ, или встречный вопрос - а на кой вы (все остальные) нам сдались, коли мы такое цельные и самодостаточные?  Но это вопрос не возникает потому, как казачество не обладает вне общественного запроса на него ни тем не другим.

Что же остается? Только способность к самоорганизации. Такая же, как у «братков», сектантов и т.д. С одной лишь оговоркой. У братков основа объединение  - «бабки». А сектантов - «истина», как они ее видят. То есть нечто, находящееся вне самого возникающего сообщества. А что есть у казаков? Прошлое? Но оно же  - прошлое! Вокруг него объединиться можно только говоря о неком будущем. Без этого разговора любое объединение  - мертворожденное. Настоящее? Так прячась от него, люди и обратились к прошлому, чтобы там найти утешение от безобразий, окруживших их с распадом СССР.

Вот и возникла форма объединения, ищущая  - чем бы себя заполнить сущностно. И, казалось бы, с учетом истории казачества, как сословия служилого, жертвенного и военизированного тут вариантов было не много.
Первый вариант - воссоздаваться на базисе реликтов ощущения кастовости в военном сообществе. То есть казачество, как еще одна скрепа внутри военных, взамен удаленного от туда идеологического фактора. Но тут две проблемы. С одной стороны, кто же вас туда пустит? ВС даже в период ельцинизма - это тебе не бирюльки играть. Да и укреплять их особо ни кто не хотел. Гниют себе потихоньку, ну и черт с ними. А с другой стороны, в казачество устремились многие из тех, кто ничему кроме себя служить и не собирался. А как же бизнес? А как же интересы? А как же «бабки», в конце концов?
Второй вариант - патриотическое и военизированное воспитание молодежи. Ну, это было и есть вообще мало кому интересно. В государстве с запретом на идеологию, да еще в те самые 90-е о патриотизме особо не поговоришь.
Третий вариант, к которому почти все и свелось - это реконструкция. Нарядится как казак, ходить, поплевывая семечки (с чего-то вдруг), как казак. Нагайку крутить, как казак и т.д. Джигитовка и владение саблей, - это уже вещь дорогая и не для всех.
Я написал «почти», так как за развлечения надо платить. А реконструкция - это все же хобби, то есть развлечение. На этом не соберешь большого сообщества, влияния не приобретешь. Только если кому продашься с этим хобби. «Новых казаков» статус хобби не устраивал. Хотелось большего. Да им и помогали хотеть этого большего, пытаясь разыграть карту казачьего сепаратизма и вскрывая зажившие раны Гражданской войны. То есть, втягивая в политику.

Описывая все это, я не беру в расчет жителей тех регионов страны, на территории которых или рядом с ними  по вине горбачевщины и ельцинизма шли войны. Вот там люди собирались во что-то и как-то иначе. Я там не был. Что-то читал, что-то слышал, но судить не берусь. А в основном была именно такая картина - попытка спешного конструирования общности без какого-либо понимания его месте в обществе и современной жизни. Тогда «новое казачество» стало просто искать себе общественные задачи для оправдания своего существования.

То оно становилось ревнителями за нравственность. Но кому оно нужно в таком качестве в постмодернистском обществе?  Общество это, наоборот, с моралью борется! А тут какая-то кучка ребят в штанах с лампасами и чубчиками из-под фуражек борется за нравственность (да и за нее ли?). Но главное, с какой стати «новое казачество» стало распространять на все общество свое узко корпоративное понимание морали и блага? Вы сперва обоснуйте ваше право быть иными, чем остальные. Это в прошлом у казаков такое право быть иными было. Они первым встречали врага и воевали так, что ни у кого не было сомнений в этом праве жить по-своему.  Но казачество при этом и не лезло к остальной части общества со своим уставом. Наоборот, оно всячески гордилось тем, что живет не как все. То есть остальные живут не как казаки. А теперь, с какой стати вы заявляете о своем праве быть иными, да еще нас заставляете жить  по вашим, а не нашим правилам?

«Новые казаки» нашли даже некую общественную нишу, хотя и очень малую, где стали реально полезными обществу. «Новое казачество» стало заниматься частной охраной. В основном это были монастыри и храмы. Благое начинание, кто же спорит. Но простите, причем тут казачество? По существу казачья форма стала униформой некого охранной кампании. Но носящие ее разве от этого стали казаками? «Новыми», в том понимании как я описал выше, может быть. Но новые  - это совсем не то, на что они претендуют и заявляют, все время обращаясь к великому прошлому Донского, Кубанского и прочих казачеств.

При этом, все нововведения типа: создания Казачьего круга, как формы реального самоуправления; введение морального и этического кодекса поведения казаков и  общественные порки при нарушении этих правил, - все это не прижилось даже в казачьей среде.  Иначе говоря, жители исконно казачьих земель по «новоказачьи» жить не захотели. Не захотели стать ряженными и потешными (для туристов) персонажами. Потому, что они просто живут очень трудной жизнью. А эти все «новые» формы ни коим образом не помогли в решении реальных проблем. Ни своих, ни общественных. Это не приносило пользы никому, кроме небольшой группы «профессиональных» казаков, всякого рода «атаманов» и «полковников», «есаулов» да прочих чинов и званий. Но тем нужны были спонсоры. И тут снова вспоминается о политике и возможности поиска ангажемента на этой поляне.

Единственный момент, когда возникла возможность «новому казачеству» стать казачеством - это события на Донбассе. К чести многих казаков надо сказать, что они встали в ряды ополчения ДНР и ЛНР на защиту земель, исторически принадлежавших Войску Донскому. Как впрочем, встали и многие другие. Оценивать их боевые качества я не берусь. Отзывы были разные. Да и нет у меня морального права об этом писать. Встали на пути врага - честь и хвала. Но это не было чем-то присущим лишь одним казакам. Они не проявили чего-то особенного и присущего только им. Они не оформились в этом сопротивлении как нечто уникальное и самодостаточное. Каждый казак, честно сражавшийся или сражающейся на Донбассе,  для меня герой. Как герои и не казак, а просто русский, осетин, украинец, казах, чеченец и т.д. Но говорить о казачестве, как каком-то особом факторе в этой борьбе  - оснований нет. А будь «новое казачество» хоть на половину тем, на что оно претендует  - такого бы случиться не могло.

Так что же мы имеем? Есть ли казачество сегодня? Для меня ответ однозначный. В том понимании, в каком оно само себя позиционирует - его нет. Нет общественно значимой и принятой казачеством задачи, которая бы позволяла говорить о необходимости его самоорганизации и существования в неком плотном сообществе. Нет его, и хоть ты тресни! И отсюда всего рода «удивительности» и гадости, которые сопровождают, к сожалению, деятельность этого самого «казачества».

Я не имею в виду истории типа «цапков». В буржуазно криминальном государстве это сплошь и рядом, а не только на казачьих землях.  Но вот чего я совершенно не могу принять и понять - это заигрывание с фашизмом.

Собственно я весь этот текст написал под впечатлением от одной фотографии в статье, затрагивающей тему современного казачества.

Группа «новых казаков» стоит у памятника предателю и коллаборационисту Краснову. Стоят гордо, высоко подняв голову. Даже современный антисоветский суд в 1997 году отказался реабилитировать Краснова, в числе многих предателей. Даже в то время, когда либералы во власти пытались все красное замазать черным, а все коричневое сделать белым. И, тем не менее, стоит памятник предателю и изуверу, а под ним люди, называющие себя казаками. После шума, создатели этой мерзости стали отнекиваться. Мол, это не Краснов, а собирательный образ. Но в век Интернета  - это выглядит как-то глупо. Когда ставили - трубили направо и налево, что он Краснову. А теперь застеснялись? Ни капли! От памятника предателю отреклись, а вот от самого предателя и его предательства нет. То есть люди, позирующие у памятника, прекрасно знают, кому и чему он посвящен.

Гляжу я не этот снимок и недоумеваю. Что случилось с исторической памятью этих людей? Там стоят мужики с сединой в волосах. Их отцы если не воевали сами, то родились во время войны, а деды точно с оружием в руках защищали Отечество от врага, которому служил человек, у чьего памятника они позируют. Понимаете! Дед воевал против немцев, которым прислуживал этот изверг Краснов, а внуки этого деда чтят предателя и врага.  Я не принимаю логики бандеровцев и прибалтийских почитателей нацистов. То, что они присягают врагу и злу, которые этот враг нес - омерзительно. Но ведь их деды делали тоже самое. Может быть и родители. Они плюют в добро, как таковое, присягая злу фашизма, но не в могилу своих предков. А эти «казаки» идут и на могилу человека носившего форму врага и поднявшего руку на Отечество, а потом на могилы предков, павших от руки врага. Так что ли? И 9 мая, и памятник Краснову одновременно? Такое может быть? Или у всех этих мужчин их деды были в одном строю с Красновым и прочими предателями? Не верится.

Надо заканчивать, потому что писать все это неприятно и больно. Ведь я тоже из казаков. Но если казачество  - это то, что на снимке с памятником Краснову, то я не хочу быть казаком. Правда, я им не могу не быть по факту рождения в казачьей семье. А вот «новым казаком», если это сводится к обязательному поклонению врагам Отечества, я быть не хочу, и не буду! Если все к этому не сводится, то почему другое казачество не видит того, что я вижу и что описал выше? Если видит, то почему не изгонит из себя эту заразу и гниль?  Ответ только один - «казачество» стало некой исторической спецификой, фольклорной чертой, гранью чего-то, что уже ушло. То есть, его по существу нет.

Его нет, а есть просто люди, связанные бывшей в прошлом общностью и памятью о ней, но особо не зацикленные на этом. Конечно, за редким исключением, которое лишь подтверждает истинность утверждения. Эти «просто люди» могут быть патриотами или не быть ими. Добрыми или злыми. Чтить героев или славить предателей. Защищать правду или служить кривде. С первыми я всегда рад общаться и искать пути сотрудничества и соратничества. Со вторыми… как сложится, так сложится. Надеюсь, что стрелять друг друга не придется. Но только все это к казачеству никакого отношения не имеет. Никакого.


Добавить в друзья в: ЖЖ | ВК | твиттер | фейсбук | одноклассники


  • 1
я тоже из казаков

Я по отцу кубанский казак. Но эти.... Нет цензурных слов!

Здорово дневали. 18 человек - это не все казачество. Краснова повесили в Лефортово и могилы нет.

Мне непонятно, кроме многого другого, у этих "новых казаков" - зачем носить награды /возможно даже - и своих предков/, но ими-то ни с какого боку не заслуженные? Обычные же люди не носят награды своих дедов?
А вообще встречала тексты, /в частности некоего М.Ивлева/, где уже говорится "о казачьем народе" - не сословии, а НАРОДЕ, - в том же смысле, и, видимо с той же целью, что и о народе "сибиряках", или "поморах"...
Если прошлое реконструируют / или реанимируют?/ с такой целью - то совсем нехорошо...

Недоумения

О наградах.
Да они себе их раздают направо и налево. Девальвация сути обязательно приводит и девальвации частностей. Например к понимаю того, что такое "награда" и желанию этими "наградами" бравировать.
О казачьем народе.
Есть такая байда. Она идет еще со времен Гражданской войны, когда "белые казаки" искали покровительства врагов Отечества и готовы были размениваться Россией за свои политические дивиденты.
Я тут публику дневники моего деда, воспитанного после смерти его отца в семье дядьки, атамана станицы. Он читал в своею очередь дневники и записи своего прадеда. То есть погружение в старину очень глубокое.
И у него и у других "казачьих авторов", воспитанных в казачестве еще до антисоветского угара слова не встретишь о "народности" казаков. Есть слова о самобытности, максимум о сословии.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account