?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
Раки грелись на огне, сидя весело в ведре
фото с фото
teterevv


«…со стороны европейских аборигенов, это будет война за размытые и безжизненные либеральные ценности, безвкусные, как яичный белок (толерантность, гендер, призрак свободы). А с другой – конкретная война носителей определенных религиозных идей за торжество своего мировоззрения (Бог разрешил – Бог запретил. Все!). И, между прочим, у этого современного явления есть очень яркая библейская аналогия».

Ниже я приведу очень интересную статью. Интересную во всех планах. И с той точки зрения, которую нам предлагает автор - взгляд на события современности через призму вечных истин и исторических сопоставлений. Интересно еще и потому, что собственно не находишь что возразить на выводы, сделанные после прочтения с обозначенной точки зрения.
Возражать, утверждая, или лучше говоря, надеясь на свою силу… Силу цивилизованности, прогрессивности, развития?
Во-первых, а кто сказал, что все это дает силу именно тебе, обществу в каждом конкретно споре? Ну, развит, цивилизован, технократичен ты. Одновременно с этим и расслаблен, ленив и избалован всем благами того, что дают тебе силу. Сила не в тебе, а вне тебя.
Да и сила ли все это, когда ты сам слаб? У тебя в руках пистолет. Но если в тебе нет решимости нажать на курок, то пистолет - это не твое оружие. Он направлен, прежде всего, против тебя.
Во-вторых, даже если все перечисленное вместе тебя делает сильным. Но сколько вас, таких сильных? Во сколько раз ты должен быть сильней, чтобы противостоять превосходящим тебя по численности врагам?  Превосходящим и достаточно сильно консолидированным во вражде к вам. А «вы» предельно разобщены, хотя может быть даже сильны по отдельности.
И, в-третьих, остается вопрос, который я обозначил выше - а что такое сила? Сила технологии? Сила духа? Сила воли?  Отец Андрей, исходит из того, что без последнего нет никакой силы. Я с ним полностью согласен.

Статья замечательная и тем, что бьет по живому. Не только у них там - ух умирание  - это их же и дело. Статься ставит вопросы перед нами - каков наш вектор развития? Туда, в сторону позднеримской империи, гибнувшей от своей слабости и пренебрегшей силой духа. Или … нет, не надо искать эту силу, глядя на Восток и перенимая его взгляды и традиции. Достаточно опереться на свои, веками служившие тебе верой и правдой.

А то, что эти традиции сопряжены с религиозностью, так что же из того? Есть другие рецепты? Ответы на вызовы? Деконструкторы современного общества, желающие его максимального ослабления, не боятся всякого рода мистик и мистерий. Он не стесняются отсылать вожделеющих расслабухи, граничащей со смертью к антииделам мистического толка. Всякого рода фэнтези, ожившие животные, сказки для взрослых  - именно этим кормят современное общество. Есть такой фильм - антиутопия - «Лангуст». Самая точная формулировка того состояния, что предлагается этим «сильным», желающим расслабухи.
А тем, кто ищет мобилизации, а не расслабухи, подсовывается опять же антиидеальное, но уже не с овечьим (лангустовым) душком, а со зловонием звериной пасти. Всякого рода мистики, приводящие к фашизации сознания. Главное что мистики.

И противостоять этой игре в две руки, с подачи эту игру затеявших, предлагается строго в светском ключе. Исход такого противостояния очевиден. Звериное победит. Лангуст сожрет всю расслабленную падаль, а лангуста сожрет уже настоящий хищник. А потом сожрут и хищника. И все! Человечество зачищено.
Есть правда еще одно направление поиска выхода, или спасения - накаленный метафизикой коммунизм. Он не противоречит другой гуманистической метафизике. Христианству или исламу, или еще чему, где вопрос о Человеке стоит во главе мировоззрения. Но как и любой хилиастический концепт авторы проекта «конец человечества» его травят и борются с ним не щадя «живота своего». Вернее живота нашего. Так как речь идет о нашем будущем. Нашем человеческом будущем.
А теперь сама статья, которую я размещаю целиком, в силу ее яркости и остроты поднятых вопросов.


О МИГРАНТАХ И БИБЛЕЙСКОЙ ПАРАДИГМЕ


С точки зрения западных европейцев, мигранты из мусульманских стран – это несчастные люди, которые должны быть им, европейцам, по гроб жизни благодарны за позволение жить в таком Старом и таком зализанном свете. А вот с точки зрения самих мусульман-мигрантов, европейцы – это в массе своей законченные безбожники, непонятно почему пользующиеся неслыханными бытовыми благами. Нестыковка во взглядах очень серьезная. Эти: «Мы вас жалеем, а вы должны быть нам благодарны». А эти (по крайней мере, многие): «Мы вас презираем и уверены, что такие, как вы, жить не должны». Отсюда топоры, мачете, бомбы, автоматы и взбесившийся грузовик. Ассимиляции не будет, нужно сказать честно. Будет война (которая уже идет). Будет то неизбежное химическое фыркание и отторжение, какое происходит при встрече воды и кислоты. При этом с одной стороны, со стороны европейских аборигенов, это будет война за размытые и безжизненные либеральные ценности, безвкусные, как яичный белок (толерантность, гендер, призрак свободы). А с другой – конкретная война носителей определенных религиозных идей за торжество своего мировоззрения (Бог разрешил – Бог запретил. Все!). И, между прочим, у этого современного явления есть очень яркая библейская аналогия.

Евреи при Иосифе вошли в Египет в качестве большой пастушеской семьи, спасающейся от голода. За несколько столетий они разрослись до масштабов большого народа, уже не пасущего стада, но порабощенного и занятого в строительстве. (Заметьте этнический состав строителей на московских объектах и отметьте еще одну черту подобия). Потом был Исход и странствие, в ходе которого евреи были уже и не пастухами, и не строителями. Они были путешественниками и воинами. Вышедшие из Египта, они умирали то в наказание за ропот, то по естественным причинам. Рождались новые люди вместо убывших. Им и предстояло войти в Ханаан. Люди, занявшие при Иисусе Навине обетованную землю, были оторваны от культурного творчества и оседлой жизни. Они не строили, не сеяли, не собирали урожай, не занимались ремеслами. Только путешествовали и воевали. Несколько поколений людей, вообще забывших, что такое пахать или строить!

Между тем вселиться им предназначалось в землю, где были дома и дороги, сады и виноградники, бассейны и колодцы. То есть получалось, что запыленный пилигрим и вчерашний странник имел от Бога повеление овладеть землей, на которой до этого веками жили пахарь и виноградарь, кузнец и ткач, врач и купец.

Правда, кое-что было у евреев из того, чего не было у хананеев. У евреев был религиозный закон, полученный на Синае, было повеление бояться Господа во все дни и стараться исполнять все, что написано в книге Закона. А у хананеев был цветущий разврат, сколь культурно изящный, столь же и гнусный. У них была ритуальная проституция, как женская, так и мужская. Были жертвоприношения бесам, касты жрецов, праздники, отмечаемые посредством оргий. У них было и скотоложство, и гадания, и вызывания мертвых. Тенистые рощи были местом ритуального разврата, в долинах могли сжигать младенцев. Было все то, о чем Господь в Писании говорил евреям: «Не поступайте по обычаю народов этой земли. Не повторяйте мерзостей их, ибо за эти мерзости Я и изгоняю их от лица вашего. Рисунков и надрезов на теле не делайте. Мертвых не вызывайте. Ворожей среди себя не держите. С мужчиной, как с женщиной, не ложитесь. Со скотиной не совокупляйтесь. Если же вы будете это делать, научитесь недолжному, то Я и вас выгоню с земли, текущей молоком и медом. Бойтесь Господа. А теперь входите и овладевайте землею, живите в домах, которых вы не строили. Ешьте плоды, которые вы не насаждали». Вот эта картина Священной истории в некоторых ярких чертах рискует повториться и уже повторяется в бывшем христианском Старом свете.
Какие бы ошибки и заблуждения ни сопутствовали вере мусульманских мигрантов, далеко не всё в их вере ложно. Ложь их видна только в сравнении с Евангелием. Но в сравнении с либеральным катехизисом и нравственными установками современного Запада видна как раз ложь последнего. Мусульмане же выглядят предпочтительнее. Мусульманин верит в будущую жизнь, в Ад и Рай. Это для него незримые до времени реальности. Европеец же сплошь и рядом смеется над подобной «архаикой». Для мусульманина тело – это то, что воскреснет в Последний день. Тело нельзя развращать при жизни и сжигать по смерти. Для европейца ровно наоборот: разврат при жизни – норма, после смерти – в огонь и без мыслей о воскресении. Мусульманин не ценит выше всего собственную биологическую жизнь и тем более биологическую жизнь своего идеологического противника. Выше всех для него законы Всевышнего – так, как их ему объяснили. Поэтому ни умирать, ни убивать он не боится. Европеец же иных ценностей, кроме биологического существования, не знает. Встреча лицом к лицу с культурой, иначе смотрящей на смерть, для европейца грозна и нестерпима. В этой встрече он проигрывает еще на пути.

Ну, а дальше – больше. Дальше пошли половые темы, и малодетность, и аборты, и пляжи нудистов, и женщины без стыда. Все то, что вызывает у мигрантов ненависть и религиозный гнев. Да, они приехали в чужую страну. Они «новенькие». Но забудьте. Полно. Они уже приехали. «Нельзя загорать без трусов на людях», – говорят они, шумной толпой являясь на нудистский пляж с холодным оружием в руках. И перед нами спор немого с глухим. Европеец возмущенно поднимает брови: «Как вы нас смеете учить? Ведь мы же вас приютили». На что Юсуф или Али ничтоже сумняшеся ответствует: «Вы делаете то, что делать нельзя. У вас нет ни веры, ни стыда, ни совести. Вы не просто пригласили нас в гости. Сначала вы разбомбили наши города. Погодите, мы вас еще научим Бога чтить». И как бы нам ни было жалко Курта или Фрица, признать наличие некоей правды в словах Юсуфа или Али мы обязаны.
Женщины, ощупанные и облапанные на площади возле Кельнского собора, – это не только хулиганство. Женщина – первый трофей завоевателя. Самый понятный, знаковый трофей. «На глазах побежденного противника насиловать его женщин – это и есть счастье», – говорил Чингисхан. С тех пор мало что изменилось в психологии победителей. И то, то немкам лезли за пазуху в центре города и в присутствии мужчин, следует прочесть как послание: «Вы слабаки. Мы сделаем с вами все, что захотим. И мы имеем на это право». Вообще «униженные женщины Востока» – это женщины, за которых тревожится множество мужчин: отец, дядя, братья, жених (если есть), потом – сыновья. За европейскую женщину не тревожится никто. Как оказалось, даже полиция и даже в Германии. И женщины первыми, как всегда, чувствуют гибель своей цивилизации. Кожей чувствуют.

Недалек тот день, когда арабы и африканцы захотят жить не в лагерях-отстойниках и миграционных центрах, а в квартирах нынешних хозяев. Захотят жить так, как прежние хозяева, но не рядом с ними, а вместо них. Конечно, для поддержания европейского комфорта нужны знания и труд. Нужны электрики, врачи, инженеры, пилоты. Нужны сотни профессий и преемственность порядка и власти. Поэтому будущее растерзанной Европы во мраке. Учиться и работать большинство мигрантов не захочет. Большинство захочет силой взять чужое, растоптать миниатюрный рукотворный рай так, как когда-то Аттила растоптал и ограбил Рим. Что будет дальше, их мало интересует. Они – лишь топор в руке рубящего, а топор задумываться не привык. Но это будет после. А пока мигранты являются тем же «бичом Божиим» для Европы, каким были варвары для Вечного города. Даже по-европейски развратившись (ибо они развращаются в Европе), пришельцы не станут толерантными. Они останутся религиозно мотивированными чужаками, мистически ненавидящими белых безбожников, разжиревших и расслабившихся.
В Европе возможен и ожидаем правый крен. Всякие ультрасы, фашиствующая молодежь, всякое бурление расизма, зачинающееся хоть бы и на футбольных трибунах. Но само по себе это не спасет ситуацию. Это будет агония. Ситуацию исправит только возвращение к исконной для Европы христианской религиозности. Победу нужно одержать в духе. И вот это-то единственное противоядие и следует признать невозможным. Сил на христианский ренессанс у Европы нет.
Белый человек в Старом свете будет и дальше уверен, что он вправе жить и грешить, как ему хочется. А злые бедняки с Кораном в руках будут, на манер наступающей на оазис пустыни, занимать кусок за куском жизненную территорию, отгрызать квартал за кварталом, регион за регионом. На каком-то этапе качественного слома они перестанут стыдиться и таиться, объяснять свои действия и извиняться. Они просто начнут выгонять европейцев из их домов вооруженной рукой, облагать их налогом, положенным для неверных, устраивать шариатские суды, навязывать силой женщинам головные покровы и прочее. Они будут действовать поступательно и логично. Процесс выглядит совершенно необратимым.
Все это касается и России. Нужно переосмыслить свою культурную зависимость от Запада. Для вдыхаемых нами паров развращения, плывущих со стороны Заката, нужен христианский респиратор. И все, что родила христианская Европа, нужно любить и осваивать. А все, рожденное в постхристианской Европе, нужно держать на расстоянии и изучать с осторожностью. Чаще всего по изучении отбрасывать. Перенимая вырожденческие культурные новшества, мы сами, как европейцы, становимся уязвимыми. Православная Россия умела выстраивать добрососедские отношения с мусульманами внутри страны и по соседству. Ее не просто боялись, а уважали, и было за что. Постхристианская же Россия будет так же слаба и уязвима, как слаб любой эгоист и безбожник перед лицом религиозно мотивированного противника с высшей целью.
Наши мусульмане не приезжие. Они коренные. У них нет с нами крепкого языкового барьера, и культурный барьер изрядно сглажен. И нам предстоит делать дома то, что не получается и, видно, не получится уже у европейцев. У мусульман XXI века к христианам XXI века есть претензии. Суть претензии проста: где ваша святость? Где молитва и пост? Где уважение к старшим и послушание жены мужу? Где ваша молодежь: в чумных клубах или в спортзалах? Где милосердие? Не милостыня только, а именно милосердие? Где знание собственной истории? И если мы стыдливо смолчим в ответ, то они скажут: гляньте на нас. Они покажут нам свои лучшие черты, умолчав о худших, а мы еще глуше замолчим. Так вот, молчать нам нельзя. Наш ответ должен быть жизненным и религиозным.

«Вот наш пост и наши молитвы. Вот наша взаимопомощь. Вот наша молодежь. Вот наши семьи. Все свое мы помним, к чужому относимся с уважением. Раны прошлого мы залечиваем, и результаты уже видны» Если такой ответ будет основательным и подкрепленным фактами, с которыми не поспоришь, то будут и мир, и взаимное уважение. Нельзя не уважать людей, которые берегут семью, помогают друг другу, поклоняются Богу в Духе и истине, уважают соседа и едят заработанный, а не краденый хлеб. Зато можно вполне гнушаться теми, у кого ничего этого нет. И тогда земля под ногами бывших хозяев незаметно перестанет быть их землей. Еще в порядке все документы и завещания, но уже что-то сдвинулось с основания и начало сползать в пропасть. Это, собственно, и происходит в Европе без особых шансов на исправление ситуации. Это, собственно, и нельзя допустить в России, на что у нас пока еще есть и ресурс, и время.


Добавить в друзья в: ЖЖ | ВК | твиттер | фейсбук | одноклассники


  • 1
Есть и другой путь. Это - новый, обновлённый СССР.

Есть и другой путь. Это

Я не о конкретно форме реализации, а о основах духовных и метафизических этой формы.

Это не традиции, господа атеисты, это ДРУГАЯ Жизнь. Люди верят, что если будут жить так, то попадут в рай, а так, то в ад как вы верите в то, что засунув голову в чан серной кислотой вы сожгёте себе башку, даже если с кислотой вы ни разу не работали и видели только её формулу в учебнике.
Поэтому Вы и не поняли то что написано в статье.

Edited at 2016-09-23 10:52 am (UTC)

оспода атеисты

вы это кому? Я воцерковленный христианин. О чем пишет о. Андрей вижу. не вижу только одного - как секуляризованному обществу понять тупиковость пути, предполагащего кастрацию у себя жизни в Духе

Напрасно автор думает, что Европу мигранты захватят - всё закончится фашисткой конвульсией, ведь мигранты пришли в Европу не от силы, а от слабости - их вынудили это сделать. По факту их вырежут, а потом европейцы, как всегда, пойдут на Россию, опять нам за это расплачиваться..

Владимир, что значит "не вызывать мертвых"? Как вообще православие относится к космизму?

Заодно отмечу для уважаемых христиан в комментах, что не православные люди (Церковь) победили абсолютное зло фашизма во Второй Мировой Войне, его победили те, кто воспринял ценности христианства не по форме, а по духу. Поэтому говорить о секулярных организациях неуместно - Духа в них может быть больше, чем в церкви, ибо живет он где хочет.

не православные люди (Церковь) победили абсолютное зло

тут можно поспорить по существу а не по форме. Но нет времени

Тут нужно бы вспомнить, а почему складывались эти отношения, когда надо уважать семью и проявлять милосердие и взаимопомощь (к "своим" большей частью)? Это же всё вышло из родо-племенных отношейний, когда социум удерживался необходимостью физического выживания в противостоянии с природой. Одиночки тогда не выживали.
А с некоторых пор необходимость в таких отношениях уже отпала, больше не нужно объединяться "по необходимости" для выживания. А понимания, как и зачем же тогда обьединяться, не возникло. Фромм об этом пишет - "свобода от" рока природы достигнута. А вот "свобода для" сознательного, а не стихийного, построения всех уровней бытия, ещё не достигнута. Зависли в прыжке.
Ведь и эти беженцы в Европе, ещё не достигшие "свободы от", совсем не обязательно двинутся потом в сторону "свободы для", а не развратятся. Как не двинулись туда завоевавшие Рим варвары, которые и стали современными европейцами.

вспомнить, а почему складывались эти отношения

этого я не могу. Гораздо моложе по возрасту и период о которым Вы пишите не застал. "Происхождение семьи..." Энгельса я обсуждал совсем недавно. Полистайте ниже мой журнал. Там три поста на в качестве ответа на эту книгу.

Приведенная статья весьма интересна. По сути идет противостояние людей без духа, но со всеми благами, считающими, что все им должны, и людей с духом, агрессивных при этом, по нашим меркам невежественных, жестоких, но четко живущих по своим правилам (большая их часть). Причем в Европу приходит не традиционный ислам, а его радикальные формы. И от соприкосновения с Европой он тоже меняется (но не в сторону гуманизации). И если Европа не вернется к традициям и ценностям своим, к духу - то умрет. Мигранты сегодня это такая прививка - сильный организм выживет и приобретет иммунитет. Слабый - погибнет. Для нас путь Европы - урок. Урок по возвращению к нашему духу (а он у нас есть - пример современных русских героев, в том числе и не славян по крови), традиции, ценности, реальных примеров взаимоуважительного сосуществования (но не толерастии и пораженчества), словом к традиции Российской Империи. А не фантазий секты Кургиняна.

Мигранты сегодня это такая прививка

очень точный образ!

В остальном - Вы сильно сдулись последней своей тирадой. Отметая опыт СССР и метафизику коммунизма, Вы тем самым ставите на то, что уже проиграло. Романовская империя сдулась прежде всего духовно. А потом уже она развалилась исторически и политически.
СССР погиб по той же причине, отказавшись от метафизичности коммунизма.

А кто из нас в секте еще надо подумать.
Я рассуждаю сам и на различные темы, хотя в СВ с ее начала.
Вы каждый пост оканчиваете выпадом в адрес СВ. Может быть в секте антиСВ?

Статья некорректная и непрофессиональная, и выводы из неё соответственные.

Очень хорошая статья. Мне честно сказать до сих пор неясна роль ислама в Божественном домостроительстве. В отличие от роли христианства и великих религий дальнего Востока. Уничтожение отпавшей от Бога постхристианской цивилизации? Но ведь это мало что изменит, задачу выхода человечества в космос это не снимет, и как эта задача будет далее решаться в исламе, без принципиального преобразования агрессивной природы человека?

Неужели советский человек, живущий по закону совести и переживающий идеи братства, справедливости , любящий высокую Любовь менее духовен чем мусульманин или христианин?? По сути , а не по формальным признакам? Не думаю, форм много а суть одна. Суть это существование сферы Жизни над человеком. Просто кому то хватает веры в неё, а кому-то мало веры. Ведь если человек уже испытал высокие чувства, почувствовал кайф справедливости, реального братства, творческие состояния - то почему он должен в это верить??? Бог уже есть в нём, он уже имеет божественные переживания, а ему с одной стороны говорят что бога нет ( это в СССР), а с другой что он должен в Него верить. Ну вы же не верите в табуретку, если на ней сидите. Коммунисты имели внутри себя высокие переживания, но не объяснили что это такое, не дали тонкоматериального обоснования своей же собственной идеологии, поэтому естественно закончили гордыней строящих светлое будущее. Ну или вавилонское башней, которая конечно же рухнула. А церковь нам предлагает вообще веру в некое абстрактное существо, изначально доброе и справедливое, которое нам после смерти воздаст по заслугам. Как сама доброта и справедливость, переживаемая как правда, уже сама не дает ощущение счастья и радости. По мне так любой человек, инстинктивно чувствующий выгоду и радость Духовных переживаний как кайфа, как то что стоит накапливать, этим жить - это уже друг, брат, соратник, можно сказать сотрудник. Потому что мы живём одной выгодой, радостью, одной Жизнью. Ну абсолютно неважно какое у него вероисповедание, национальность, и тому подобные глупости. Мы в одном деле, остальное это формальности.

Действительно формальности.
Да и какая собственно разница был Христос, или не был, Бог он, пророк, или человек (если был), что значит христианская духовность и чем она отличается от духовности вашей. Главное всё это позабыв навалиться гуртом и поменять мир "так как хочется вот мне".

Вы "Собачье сердце" смотрели/читали? Про "взять всё да и поделить" как поняли?

Да, и прежде чем расуждать про "некое абстрактное существо", которое "предлагает нам церковь" для веры, разберитесь для начала что есть церковь и что она действительно предлагает. Справитесь, например, на этот счёт у хозяина журнала. Если он действительно верует и понимает в кого, а не просто ходит свечки ставить за победу коммунизма на всей земле, то он вам объяснит хотя бы на самом примитивном уровне, так, чтобы вы про "абстрактное существо" в следующий раз постеснялись позориться писать.

  • 1