Previous Entry Share Next Entry
Макбет – сгущающиеся сумерки зла.
фото с фото
teterevv


Шекспир отделяет человека от зла и показывает, что даже в самой последней фазе подчиненности злу, человек ему не равен и есть щель между ним и злом. Чем наполняется эта щель – вопрос для дальнейшего исследования творчества великого британца.

Скажу честно, я «переел» Шекспира за последние недели. Гамлет, Лир, Антоний, - сколько еще царских судеб будут меня изумлять и пугать? И вот еще одна яркая в своей черноте сотворенного им зла – царь Макбет. Я увидел некое обще устремление великого британского автора– показать или даже доказать своему зрителю и читателю, что власть лишенная справедливого и честного начала, базирующаяся на отсутствии метафизики или на ее черной стороне, - такая власть не имеет права существовать. И дело тут не в естественной каре человеку за сотворенное им зло. А именно в невозможности быть под Солнцем злу, как источника власти и основы построения государства.

При этой общности Макбет выделяется в общем ряду, произведений относимых мной к обозначенной теме. Сюда надо добавить еще «Хроники царствования…». Во всех этих произведениях люди рассмотрены именно как существа, самостоятельно действующие в описанных историях и на земле вообще. Ну, разве что Гамлет, устремляется к мести и восстановления справедливости после встречи с призраком отца. Но и тут призрак только дает толчок или лучше сказать пробивает дыру в душевное защите Гамлета, для того чтобы кипящая в нем ярость и нежелание мириться со злом вылилось и пала карой на сотворивших это зло. Действует же Гамлет один.

В Макбете все не так. Само начало, где зачинщиками сюжета выступают потусторонние силы – ведьмы – расширяют горизонт рассмотрения проблематики метафизики власти, создавая уже боле сложную конструкцию – человек и дух.

Обсуждая на ходу впечатления от прочтения Макбета с товарищами еще до ЛИКа, я понял, что каждый в нем находит свои темы. Тема судьбы, тема воли, тема неизбежной расплаты за зло и т.д. Я долгое время не мог увидеть чего-то нового по отношению к ранее прочитанным произведениям. И тогда я решился присмотреться в динамике развития указанной выше усложненной схемы, где человек творит зло уже не один, а при содействии надприродного начала – духов.

Сперва духи выступают в классической схеме вовлечения бесами души во грех. Они искушают, предлагая грех Макбету. Макбет - вообще прямая иллюстрация этой схемы: предложение, внимания, приложение, вовлечение, подчинение, господство и смерть. Макбет проходит каждую эту фазу.

Сперва он недоумевает от предсказанного ему будущего. Ни о какой борьбе за него пока и речи нет. Затем, найдя подтверждение части пророчеств духов – опять же описание классического для христианства свойство бесов, говорить часть правды, чтобы с нею была принята ложь – он прилагается ко греху, то есть начинает примерять на себя последствия его совершения. Затем он начинает строить планы достижения того, что он себе нафантазировал, приложившись ко злу. Не бесы ему сулят все эти радужные картины, а он сам. Ни бесы ему рисуют план действий – он создает его сам при помощи вовлеченной уже им во грех жены.

Уйдя с пиршества в своем замке, он сталкивается с последней попыткой его еще отчасти свободной природы сопротивляться растущему в душе злу. Он еще видит зло отдельно от себя. И видит еще добро, как единственно верный ориентир для принятия решений. Он видит добродетель Дункана и по отношению к нему все зло своих планов. И будь рядом тот, кто бы укрепил его в эту минуту, зла бы не состоялось. Но как справедливо сказала Геката – он зрел для зла самостоятельно – и потому рядом с ним оказалась вовлеченная в грех жена, а не хотя бы Банко, еще один участник встречи с искусителями. Ране именно Банко сказал, что готов помочь Макбету, но лишь бы честь не была задета.

Макбет страшится предстоящего зла. И «укрепляет» его жена. При этом она обращается в нем только к греховному началу, разжигая его честолюбие и чрезмерную гордыню. Она же и довершает до конца сотворенное им зло. Макбет после убийства подавлен. Но кроме этого он полностью уже во власти греха и смерти. Движимый им он убивает и убивает. При этом он осознает свою участь на предстоящем суде небесном. И все равно творит зло. Потому что, по словам апостола Павла, творит зло не он сам, а живущий в нем грех.

На вторую встречу с бесами он приходит уже как «имеющий право», а не тварь дрожащая. Эту иллюзию власти, которую ведьмы и остужают и одновременно с этим разжигают, для все более полного овладения душей Макбета, он имеет, соотнеся себя с живущим в нем грехом. Он ставит равенство между собой и огромным злом, что уже совершил. И видя эту величину греха, наделяет себя такой же значимостью. Но человек чужд по своей природе греху и потому рост зла в Человеке приводит к умалению самого человека. Что в конце трагедии Макбет и понимает, обнаружив, что был лишь игрушкой в руке бесов.

Творимое Макбетом зло растет. Хотя до самого последнего мига он различает его именно в таковом качестве. В последней битве с Макдуфом, он испытывает нечто сходное с угрызениями совести. Но не более того, так как зло в нем полностью овладело его существом и он уже не свободен от греха. Он раб греха и вовлекших в него бесов. Которые уже не имеют нужны руководить Макбетом внешне, обладая над ним внутренней властью. В христианстве это состояние называется – смерть души, вечная смерть.

Я не знаю, что двигало рукой гениального британца, когда он творил свои бессмертные произведения. Что являлось побудительной силой для его творчества. У каждого писателя это что свое, глубинное, личностное и порою трагическое. Но я могу с уверенностью сказать, что Шекспир творил с позиций высочайшего позитивного гуманизма. Назвать до конца христианским я его не могу. Конечно, введение в сюжет взаимодействия человека с падшими духами – это первый шаг в христианскую модель рассмотрения свободы и рабства человека по отношению ко злу. Но без второго и самого важного шага – рассмотрения взаимодействия с освобождающим от зла Богом  - о переходе к христианскому пониманию гуманизма я все же сказать не могу. Но, тем не менее, Шекспир отделяет человека от зла и показывает, что даже в самой последней фазе подчиненности злу, человек ему не равен и есть щель между ним и злом. Чем наполняется эта щель – вопрос для дальнейшего исследования творчества великого британца.

Добавить в друзья в: ЖЖ | ВК | твиттер | фейсбук | одноклассники



?

Log in

No account? Create an account