teterevv (teterevv) wrote,
teterevv
teterevv

Человек. Свобода. Рабство. 12: Рабство Смерти

Изгнание из Рая.jpg
В церкви есть такое понятие «орос». Эта граница, за которой нет христианства. Внутри него возможно разномыслие, свобода толкований и т.д., то есть творческое осмысление христианства. За его пределами  - нет христианства. И тут нет места никакому  "чуть-чуть". Нет степеней выхода за орос. Или ты внутри или ты снаружи. Мне кажется, этот принцип распространим на все фундаментальные принципы бытия Человека. Нельзя быть чуть-чуть нечеловеком. Нельзя иметь чуть-чуть подправленную Истину. Нельзя чуть-чуть нарушить законы человеческой природы. Нельзя чуть-чуть посмеяться над чужой святыней. Нельзя чуть-чуть нарушить заповедь Бога. Последствия этих и подобных чуть-чуть всегда будут катастрофичны.

Сегодня у меня будет очень длинное цитирование и при этом не труда святителя Игнатия. Что может показаться своего рода отступлением от начатого разговора. Но это не так. Сразу прошу меня простить. Но оно будет поэтическим и потому не столь трудным для прочтения. А так как автор - английский поэт, политический деятель и мыслитель, богослов – Джон Мильтон, то приведенные мной ниже слова поэмы «Потерянный Рай» будут очень к месту. Ведь сегодня мы перейдем к обсуждению третьей составляющей рассматриваемой нами триады – Рабству.

Мильтон портрет.jpgЯ специально, как говорится, тянул время, чтобы не дойти до этой темы в Светлую Седьмицу. На неделе, когда христиане ликуют по поводу Победы Вождя их Спасения над Смертью и Грехом, негоже было обсуждать побежденных.  Но сегодня не сказать, что с удовольствием надо перейти и к этой тяжелой теме.

До этого мы отчасти рассмотрели и предназначение Человека и его природу, обуславливаемую этим предназначением. Так же познакомились с мнением Церкви относительно Рая. Места, где Человеку было предназначено совершенствовать себя, приводя заложенный в нем потенциал подобия Богу в бесконечном пути Восхождения в Тому, по образу Которого Человек был сотворен.

Но Человек всего этого лишился. Лишился по своей воле и по своей вине.  Он ослушался заповеди Бога, был за это наказан и изгнан из Рая. Тут очень важное место. Кем наказан? И зачем изгнан? Для того, чтобы разобраться с этим, я и предлагаю прочитать фрагмент поэмы Мильтона. Я буду сокращать объем цитирования, заменяя пространные и очень живописные строки поэта своим пересказом. Прошу меня заранее простить. Кто же захочет увидеть картину в полном объеме, может пройти по ссылке.

Достигнув границ ада, сатана видит существ охраняющих его врата:
«По обе стороны,- два существа,
Два чудища огромные; одно -
До пояса - прекрасная жена,
От пояса же книзу - как змея,
Чье жало точит смертоносный яд;
Извивы омерзительных колец,
Громадных, грузных,- в скользкой чешуе.
Вкруг чресел скачет свора адских псов;
Их пасти Церберские широко
Разинуты; невыносимый лай
Терзает слух. Но если псов спугнуть,
Они в утробу чудища ползут
И, в чреве скрывшись, продолжают выть,
И лаять, и пронзительно визжать.

Второе существо,- когда назвать
Возможно  так бесформенное нечто,
Тенеподобный призрак; ни лица,
Ни членов у него не различить;
Он глубочайшей ночи был черней,
Как десять фурий злобен, словно Ад,
Неумолим  и мощно потрясал
Огромным, устрашающим  копьем;
То, что ему служило головой,
Украшено  подобием венца
Монаршего. Навстречу Сатане,
Что той порою ближе подошел,
Вскочив мгновенно, грозные шаги
Направил призрак с той же быстротой»

Еще преисполненный былого ангельского величия сатана хочет вступить в бой с эти чудовищем, но первое существо (полуженщина полузмея) его останавливает, назвав при этом отцом и себя и второго чудовища.
" - Зачем, отец, десницу ты занес
На  собственного сына?».

Архивраг (как величает его автор поэмы) недоумевает от такого обращения и чудовище рассказывает историю своего рождения. В ней же оно дает имена и себе и своему сыну:
"-  Ты  разве позабыл меня? Кажусь
Я нынче отвратительной тебе?
А ведь прекрасной ты меня считал,
Когда в кругу сообщников твоих,-
Мятежных  Серафимоввзор померк
Внезапно твой, мучительная боль
Тебя пронзила, ты лишился чувств,
И пламенем объятое чело,
Свет излучая, слева широко
Разверзлось, и подобная отцу
Обличьем и сияньем, из главы
Твоей, блистая дивной красотой
Небесною, во всем вооруженье,
Возникла я богиней. Изумясь,
В испуге отвернулась от меня
Спервоначалу Ангельская рать
И нарекла мне имя: Грех

…ты чаще всех
Заглядывался на меня, признав
Своим подобьем верным, и, горя
Желаньем страстным, втайне разделил
Со мною наслаждения любви.
Я зачала и ощутила плод
Растущий в чреве…».

Мильтон Ад.jpg

Низвергнутому вслед за падшими ангелами в ад, Греху были вручены ключи от дверей. И там было рождено им второе чудовище:
«Но, сидя на пороге, размышлять
Недолго одинокой мне пришлось:
В моей утробе оплодотворенной,
Разросшейся, почувствовала я
Мучительные корчи, боль потуг
Родильных; мерзкий плод, потомок твой,
Стремительно из чрева проложил
Кровавый  путь наружу, сквозь нутро,
Меня  палящей пыткой исказив
И ужасом - от пояса до пят.
А он, мое отродье, лютый враг,
Едва покинув лоно, вмиг занес
Убийственный, неотвратимый дрот.
Я прочь бежала, восклицая: Смерть!
При этом слове страшном вздрогнул Ад,
И тяжким  вздохом отозвался гул
По  всем пещерам и ущельям: Смерть!
Я мчалась; он - вослед (сдается мне:
Сильнее любострастьем распален,
Чем яростью); испуганную мать
Настиг, в объятья мощно заключив,
Познал насильно. Эти псы - плоды
Преступного соития. Гляди!
Страшилища вокруг меня рычат
И лают непрестанно; каждый час
Должна их зачинать я и рождать
Себе на муку вечную; они,
Голодные, в мою утробу вновь
Вползают, завывая, и грызут

Мое нутро, что пищей служит им;
Нажравшись, вырываются  из чрева…».

Итак, мы видим, что Смерть была плодом Греха и сатаны. А сам Грех - дитя гордости падшего ангела. Смерть неминуемо следует за Грехом. Это один из законов мироздания. Иначе бы Грех и попавшие в его рабство жили бы вечно. А это не жизнь, так как в грехе существо отходит от своего предназначения и теряет свою природу. Поэтому считать, что смерть  - наказание Богом Человека нельзя. Это следствие преступления Человеком заповедей Божиих.
Мильтон Искушение.jpg

Можно ли считать наказанием изгнание из Рая?  В какой-то мере да. В той же мере, как можно считать наказанием запрет ребенку, болеющему ангиной, есть мороженное. Человек попал в рабство Греху и Смерти. Чтобы хоть как-то оградить Человека от окончательного установления власти над ним сатаны, отца  Греха и Смерти, Бог разделяет их в мирах. Человек изгоняется из тонкого мира духов, на Землю. Господь дает ему ризы кожаные и тем самым прерывает свободное общение с духами. Мы об этом говорили выше.

И еще одно обстоятельство. Рай, как мы читали, совершенное место для совершенного создания Божьего. Перестав быть таковым, Человек не мог в нем находиться и в силу потери этого соответствия.

И тут часто начинается очень странный разговор относительно соответствия самого поступка Человека и последовавших за ним последствий. Грубо это выглядит так: «Подумаешь, съел яблочко! Если Бог такой всеблагой и одно из имен Его – Любовь, мог бы как-то по-другому…».

Есть законы физики, согласно которым падение с высоты опасно, горячее обжигает и т.д. Никому же не придет в голову сетовать: «Подумаешь, оступился и упал с 9 этажа. Вон с бордюра оступаются и ничего…».  Кроме физических, химических и т.д. законов, есть законы и духовные.  И вот один из таковых описал Мильтон: грех рождает смерть. Возвращаясь к теме нашей разговора можно сказать иначе – отказ Человека  от своего предназначения приводит к разрушению его природы. А это и есть смерть!

Мильтон Изгнание .jpg
Но, кроме того, так ли мал проступок Человека? И для иллюстрации я хочу привести эту печально знаменитую историю с постановкой под названием «Тангейзер» в Новосибирском театре. Либералы и даже некоторые церковные деятели типа Кураева, бросаясь на защиту свободы творчества, ведут себя точно так же, согласно описанной выше логике – «Подумаешь…». Этим самым подумаешь, они как раз закрывают и себе и другим возможность именно подумать. Вот тут в интервью С. Кургинян по-моему расставил все точки над i относительно и свободы и творчества.


Начиная с 24 минуты обсуждается это самый "Тангейзер". Мне добавить нечего. Я лишь хочу показать логику этого самого «подумаешь». Отщипывая по чуть-чуть от смыслов, отступая по чуть-чуть от норм и представлений пост-модернисты привели современной общество к такому состоянию, что оно не способно увидеть, что уже не «по чуть-чуть» ушло куда-то от самого себя. Нет уже даже того, от чего отщиповали и отчего отступали. Как в постановке Новосибирского театра нет уже «Тангейзера» и Вагнера, так же у вставших на защиту этого фальшивки либералов и прочих нет никакого принципа «терпимости и уважение» к ценностям другого. И можно ли тут считать каждое из этих по чуть-чуть безобидной пробой меж и спасительных для общества границ?

В церкви есть такое понятие «орос». Эта граница, за которой нет христианства. Внутри него возможно разномыслие, свобода толкований и т.д., то есть творческое осмысление христианства. За его пределами  - нет христианства вообще. И тут нет места никакому чуть-чуть. Нет степеней выхода за орос. Или ты внутри или ты снаружи. Мне кажется, этот принцип распространим на все фундаментальные принципы бытия Человека. Нельзя быть чуть-чуть нечеловеком. Нельзя иметь чуть-чуть подправленный Истину. Нельзя чуть-чуть нарушить законы человеческой природы. Нельзя чуть-чуть посмеяться над чужой святыней. Нельзя чуть-чуть нарушить заповедь Бога. Последствия этих и им подобных чуть-чуть всегда будут катастрофичны.

Мы подошли вплотную к последним главам книги святителя Игнатия Брянчанинова «Слово о Человеке»: «Падение первозданных», «Смерть души», «Подчинение Человека дьяволу». Завершает «Слово…» в некоторой мере утешительная «Земная жизнь». Я думаю, за эту неделю мы пройдем начатый путь до конца.

Tags: Грех, Кураев, Мильтон, Потерянный Рай, Слово о Человеке, Смерть, Тангейзер, пост-модерн
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments