Previous Entry Share Next Entry
Постмоденизм = постгуманизм=сатанизм.
фото с фото
teterevv
Повелитель мух кадр
Для меня, как верующего человека это очевидно. Не окончательность пост-модернистов рано или поздно приведет к окончательности антигуманизма Западной культуры.  От предательства Иуды, до «Повелителя мух» Голдинга – все это единый процесс отказа человека от себя.

«Встав от молитвы, Он пришел к ученикам, и нашел их спящими от печали. и сказал им: что вы спите? встаньте и молитесь, чтобы не впасть в искушение.  Когда Он еще говорил это, появился народ, а впереди его шел один из двенадцати, называемый Иуда, и он подошел к Иисусу, чтобы поцеловать Его. Ибо он такой им дал знак: Кого я поцелую, Тот и есть».  (Лк. 22:45-47)

Сегодняшнее чтение Евангелия описывает наряду со всем прочим момент предательства Иуды своего Учителя и Господа. Конечно предательство это процесс а не одно действие. И путь к нему Иуда Искариотский начал даже не после торжественного въезда Господа и Иерусалим.

«Мария же принесла небольшой сосуд очень дорогого, настоящего нардового мира и, умастив миром ноги Иисуса, вытерла их волосами своими, и весь дом наполнился благоуханием. Тут один из учеников Его, Иуда Искариот, который вскоре предал Его, говорит: разве нельзя было продать это миро за триста динариев и раздать нищим? Сказал же он это не потому, что заботился о нищих, а потому, что был жаден до денег; он носил ящик для пожертвований и понемногу воровал из него». (Ин. 12:3-6)

Предательство ИудыНо факт выдачи им Спасителя слугам первосвященников был уже абсолютным актом предательства.  И сделал это Иуда  поцелуем.  Меня всегда волновал вопрос – почему именно поцелуем? Ведь можно подойти и просто показать пальцем, встать рядом, взять за руку и т.д. Пусть даже это было обычным приветствием для того времени и общины апостолов.  Как мы читаем у евангелистов – Иуда сам выбрал такой знак

«После этого Иисус со скорбью душевной пояснил сказанное: уверяю вас: один из вас предаст Меня. Ученики же, переглядываясь друг с другом, недоумевали, о ком Он говорит. А рядом с Иисусом сидел один из самых любимых учеников Его, и Симон Петр кивнул ему, , чтобы тот разузнал, о ком Иисус говорит. И тот, припав к плечу Иисуса, спросил у Него: Господи
, кто он? Иисус же ответил ему: тот, кому Я, обмакнув, подам кусок хлеба. И, обмакнув, подал его Иуде, сыну Симона Искариота. И как только Иуда этот кусок, в него вошел сатана. Тогда Иисус говорит ему: делай свое дело скорее». (Ин.  13:19-27)

Может им руководил дьявол. И такой выбор должен был послужить еще одним издевательством над святостью любви и близости, символом которой является поцелуй.  Кстати, именно в таком же русле ведет себя современная постмодернисткая культура, пост-гуманистичная по своей природе и потому для верующего однозначно дьявольская.

Но может быть ко всему этому можно добавить просто страх? Страх перед этим окончательным отречением от Истины? Повинуясь этому страху, человек пытается не вступить на поле окончательности в выборе, пытается оставить мосточки назад. Вот ведь, я же любя, целуя, ради Него же предаю. То есть творю по большому счету благо…

И в этом опять пост-модернисткое начало, позволяющее перемешивать священное и низкое, любовь и предательство, благо и смерть. Я ведь не убиваю, я ведь не ударяю, я ведь не оплевываю (все это Иуда оставляет делать другим). Я только целую…

Пост-модерн. Пост-гуманизм.  Для меня, как это справедливо описал Илья Роготнев в своем докладе  чистой воды сатанизм.


В докладе, Илья зачитывает текст Сорокина, где тот, в конце концов, говоря о человеке использует образ опарыша, поедающего тело мира, истории. Мне сразу вспомнился роман Голдинга «Повелитель мух». И потому что образ опарыша отсылает к нему. И потому, что Голдинг там, на примере детей, оказавшихся в одиночестве на острове, автор пытается описать человечество со всеми его уродствами, в представлении Голдинга.  И потому, что в этом романе есть место и этому «любящему предательству Иуды».  Когда товарищи главного героя Ральфа, по существу предав его, все же пытаются смягчить его участь и уберечь от смерти.  Притом, что именно они потом буду устраивать облаву на мальчика.

Еще в этом романе, меня всегда угнетал конец. Когда, наконец, остров находят взрослые, автор не дает место в сюжете никакому возмездию злу. Повелитель мух кадр 2Все заканчивается. И все ужасы, перенесенные героями, включая убийство одного из товарищей, все это оказывается просто кошмарным сном, детскими играми с печальным итогом и т.п. «Онижедети» так и слышится этот популярный ныне оправдывающий все подряд пост-модернистов.

И в этом, есть неокончательность Запада как такового, и Голдинга, как одного из интереснейших его авторов. Ведь для автора дети это наше общество, взрослые их нашедшие это боги. И забывая сотворенное детьми зло, взрослые в романе, а вместе с ними Голдинг снимает полностью ответственность за поступки. Как пишет   Лайонел Триллинг (американский литературный критик, писатель, преподаватель, один из наиболее влиятельных интеллектуалов Америки в 1940-е — 1970-е годы)- роман «ознаменовал мутацию в [западной] культуре: Бог, возможно, и умер, но дьявол расцвёл…»

Но ведь для Ральфа, для остальных детей все это была не игра, а жизнь. И убили своего сверстника они по-настоящему. И предали они по-настоящему. И Ральф в одиночку решил противостать злу по-настоящему.

Вот этого «по-настоящему», так не хватает всем нам.



  • 1
Хороший текст.Спасибо.Надо будет "повелителя мух" прочитать.

Привет! Интересный у тебя журнал. Добавил в друзья, буду рад взаимности.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account