Previous Entry Share Next Entry
История РПЦ в ХХ веке. Декларация 1927 года (3)
фото с фото
teterevv

Продолжаем читать «Декларацию 1927 года…».

Еще раз скажу, что этот документ, прежде всего политический. И пойти на него РПЦ была вынуждена из-за многократно описанных ранее трудностей своего положения, одно из которых провокационная деятельность уехавших иерархов. Оставшиеся русские не совершают никакого преступления, называя Советскую Россию своим Отечеством.

«Мы хотим быть православными и в то же время сознавать Советский Союз нашей гражданской Родиной, радости и успехи которой - наши радости и успехи, а неудачи - наши неудачи». Всякий удар, направленный в Союз, будь то война, бойкот, какое-нибудь общественное бедствие или просто убийство из-за угла, подобное варшавскому, сознается нами, как удар, направленный в нас. Оставаясь православными, мы помним свой долг быть гражданами Союза «не только из страха наказания, но и по совести», как учил нас Апостол (Рим. 13, 5). И мы надеемся, что с помощью Божиею, при вашем общем содействии и поддержке, эта задача будет нами разрешена».

Говоря о Варшаве, митрополит Сергий и Временный Синод имели в виду убийство при исполнении советского посла Петра Войкова, которое совершил белоэмигрант Коверда.

«Мешать нам может лишь …недостаточное сознание всей серьезности совершившегося в нашей стране. Утверждение Советской власти многими представлялось каким-то недоразумением, случайным и потому недолговечным».



Это лишь констатация очевидности совершенных ошибок. О них мы тоже уже говорили.

«… может казаться, что нельзя порвать с прежним режимом и даже монархией, не порывая с Православием».

Это буквальное воспроизводство одного из основных обвинений РПЦЗ, хотя большая часть уехавших и рукоплескала отречению императора. Более того, приложила немало усилий, чтобы Империя рухнула так быстро и бесславно. Поэтому понятно, по крайней мере, мне, что озвученная позиция не больше чем политическая спекуляция. Отмежевание от нее не является ничем, кроме как действием, направленным на выведение РПЦ из этих политических игрищ.

«Такое настроение известных церковных кругов, выражавшееся, конечно, и в словах, и в делах и навлекшее подозрения Советской власти, тормозило и усилия Святейшего Патриарха установить мирные отношения…»

Очень интересный оборот следует ниже:

«Только кабинетные мечтатели могут думать, что такое огромное общество, как наша Православная Церковь со всей Ее организацией, может существовать в государстве спокойно, закрывшись от власти».

Что значит, закрывшись от власти? Катакомбы? Образовалась и такая «церковь». Каково это - уйти в катакомбы, после почти 1000-летней истории? Ладно, уйти самим. Сто, двести, триста иерархов, допустим, уйдут. А как быть с русским народом? Как можно уйти в катакомбы народу - держателю империи? Никак! Кроме, разве что, только разрушив империю и поставив над собой иноземца. И разве бывшие в ссылке, лагерях и под арестом, уже принявшие свой мученический крест, или только предуготовляемые Господом к этому, - все они призывали к чему-то подобному? Ни в коей мере! «Хорошо» пребывающим в безопасности и относительном довольстве зарубежникам предлагать взойти на крест другим. И потом выпрыгнуть как нечто из табакерки на руинах разгромленной РПЦ с заявкой на наследование и ее истории, и ее авторитета и т.д. Но разве не важней и единственно нужней сохранить РПЦ в России?

Важней, конечно - тут согласятся все. Но критики митрополита Сергия задаются вопросом: какой ценой? И, правда, какой? Мы прочитали уже большую часть вменяемой ему в вину «Декларации…» и пока никаких призывов к отречению от Христа. Читаем дальше.

«Особенную остроту при данной обстановке получает вопрос о духовенстве, ушедшем с эмигрантами за границу. Ярко противосоветские выступления некоторых наших архипастырей и пастырей за границей, сильно вредившие отношениям между правительством и Церковью, как известно, заставили почившего Патриарха упразднить заграничный Синод (5 мая / 22 апреля 1922 года). Но Синод и до сих пор продолжает существовать, политически не меняясь»

Все строится вокруг одного - полемики с РПЦЗ. И РПЦ МП идет на прямое размежевание.

«Чтобы положить этому конец, мы потребовали от заграничного духовенства дать письменное обязательство в полной лояльности к Советскому Правительству во всей своей общественной деятельности. Не давшие такого обязательства или нарушившие его будут исключены из состава клира».

Две трети документа посвящены этой самой полемике. Канонических вопросов, в чем собственно и обвиняется РПЦ МП, мы пока не увидели. Далее, митрополит Сергий и Временный Синод переходят к общеустроительным вопросам жизни Церкви:

«Не менее важной своей задачей мы считаем и приготовление к созыву и самый созыв нашего Второго Поместного Собора, который изберет нам уже не временное, а постоянное центральное церковное управление, а также вынесет решение и о всех «похитителях власти» церковной, раздирающих хитон Христов».

Где криминал? Где верооступничество? Где все то, в чем так рьяно обличают РПЦ ее критики? Может быть, это?

«Порядок и время созыва, предметы занятий Собора и прочие подробности будут выработаны потом.
…наше твердое убеждение, что наш будущий Собор, разрешив многие наболевшие вопросы … даст окончательное одобрение и предпринятому нами делу установления правильных отношений нашей Церкви к Советскому правительству».

Все отложить до Собора, - это вполне понятный шаг. А как иначе, в условиях … см. ранее опубликованные тексты о ситуации в РПЦ в двадцатых годах.

«16/29 июля 1927 года.
За Патриаршего Местоблюстителя Сергий, Митрополит Нижегородский, Члены Временного Патриаршего Священного Синода:
Серафим митрополит Тверской, Сильвестр архиепископ Вологодский, Алексий архиепископ Хутынский, управляющий Новгородской Епархией, Анатолий архиепископ Самарский, Павел архиепископ Вятский, Филипп архиепископ Звенигородский, управляющий Московской епархией, Константин епископ Сумский, управляющий Харьковской епархией. Управляющий делами Сергий, епископ Серпуховский».

Вот и все! Вот и весь текст!

Еще раз скажу, что благодарение Советской власти на фоне гонений - узкое место этого документа. Историки считают «Послание…» платой за легализацию Синода. На самом деле произошло большее - историческое спасение РПЦ. До этого она была мишенью в классовой борьбе, выведенной за пределы политического поля. Теперь Церковь стала частью общественного устройства страны.

Конечно, кроме РПЦЗ была еще одна серьезная угроза - обновленцы. Я много раз уже приводил и масштабы ее и характер. По существу, РПЦ оказалась между жерновом и наковальней. С одной стороны, обновленцы, используемые в том числе и новой властью для ослабления или даже уничтожения, с политической точки зрения, Церкви в связи с ее долгим и драматическим осознанием объективности установления в стране нового строя. А с другой стороны, РПЦЗ, настаивающая на крестном пути политической и идеологической войны с Советами для оставшейся части верующих и Церкви, как института. Или полное подчинение с разрушающими изменениями во всех областях бытия Церкви. Или противостояние с теми же последствиями. Митрополит Сергий и Временный Синод нашли третий путь, спасительный для Церкви.

Обновленцы восприняли Декларацию, как политическое поражение РПЦ. И отчасти с этим можно согласиться. Хотя с оговоркой, что это было уходом Церкви из того политического поля, куда она оказалась втянута после разрушения старой России и мучительного строительства новой. Она отступила, но с территории, на которой и не должна была воевать.  Считающая иначе РПЦЗ усмотрела в этом отступлении капитуляцию именно потому, что включила в рамки своего бытия чуждое церкви поле политической борьбы.

Да, это не уберегло Церковь от дальнейших гонений и репрессий. Но это уже не относилось к самой Церкви, как институту. Ему оставили место для жизни в России и той священной миссии, о многообразии которой о многообразии которой я скажу ниже.

Снова встает вопрос о том, какой ценой это далось. Ценой благодарения? Это не новость в истории Церкви вообще. И римского императора благодарили во времена гонений. Не за гонения, конечно! За готовность вступать в диалог и смягчать сами гонения, облегчая судьбу им подвергаемым.

Время показало, что произошедшее было спасительным для Церкви. Не потому, что она выжила, и впоследствии было восстановлено Патриаршество. Не потому, что после гибели Советского строя, Россия не оказалась отданной на растерзание враждебным русскому духу пришлым бесовским сектам и еретическим образованиям. И не потому, что сохранила даже в советском народе, внешне атеистическом, готовность «вспомнить» Благую Весть Христа. Это все очень важно. Но есть свидетельство правоты и ближе по временной шкале к Декларации.

День Победы! Война, во время которой Церковь была со своим народом. Война с предельным и абсолютным врагом. Окормление народа во время принесения себя им  в жертву для Победы в этой войне - вот то подтверждение правоты действий митрополита Сергия, Местоблюстителя Петра, свт. Тихона, - всего того курса на нормализацию отношений, который и проявился в Декларации.

Предыдущая статья цикла,
первая.



Добавить в друзья в: ЖЖ | ВК | твиттер | фейсбук | одноклассники



  • 1
История однако.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account