Previous Entry Share Next Entry
История РПЦ. Борьба за единство (3)
фото с фото
teterevv

Митрополита Сергия и современные ему и сегодняшние критики обвиняют в захвате власти. Если с этими обвинениями согласиться, то теряется логика. Вместо узурпации власти, он собирает Синод.

Окончанием цикла статьей станет изложение судьбы ярчайшего человека, подвижника и великого ученого свт. Луки (Войно-Ясенецкого), Архиепископа Крымского. Житие свт. Луки - отличная иллюстрация к нашему разговору. Время было сложное, и судить его упрощенно, как это делают и «белые» и кондовые «красные» - значит сознательно превращать разговор на историческую тему в пропаганду.

Почему это делали эти самые коммунисты-начетчики понятно. Они ради стабилизации своего проекта согласились на отказ от его развития, что, кстати, его и погубило. Решаю эту задачу «стабилизации» они защищали свое видение от любой сложности, то есть неоднозначности.

С белыми тоже все понятно. Нанося удары по проекту, и попадая по России (а при таком упрощении такое попадание - неизбежно), они не сильно смущались. Ведь выбравший Красный проект русский народ стал им чужд и враждебен. Так чего же его жалеть!

Судьба свт Луки тем и замечательна, что в ней нет этой простоты и однозначности, а есть диалектика, одновременно с твердостью. Видя угрозы церкви со стороны большевиков и одновременно угрозы стране, на которые большевики давали отпор, сожалея о первом, помогал во втором, служа тем самым Богу, Отечеству и народу.

Мы продолжаем разговор о борьбе за единство Церкви в первый год после смерти Патриарха Тихона.

Патриарший Местоблюститель митрополит Петр под арестом. Синода нет, большая часть иерархов церкви или под арестом или в ссылке. Ситуация просто критическая. Нервы у многих иерархов не выдерживают.

«18 апреля 1926 года митрополит Агафангел из Перми обратился к всероссийской пастве с посланием, в котором, ссылаясь на завещание Патриарха Тихона, известил о своем вступлении в должность Местоблюстителя Патриаршего Престола».

(Цитаты по истории Церкви, выделенные в тексте зеленым цветом, взяты из «Истории Русской Православной Церкви 1917 – 1990 гг.» прот. Владислава Цыпина, синим из текста Патриарха Сергия).

Митрополит Сергий снова бросается на защиту единства Церкви. Он объясняется с митрополитом Агафангелом и через переписку, и на встрече: Местоблюститель от своих полномочий и прав не отказывался. К этому выяснению положению дел подключается и митрополит Петр, чьи права оспаривает Агафангел.

«В конце концов, недоразумение, грозившее Церкви бедой, было преодолено. 17 июня 1926 года митрополит Агафангел телеграммой уведомил митрополита Сергия об отказе от должности Местоблюстителя».

Я читаю и думаю вот о чем. Вся ситуация напоминает тушение пожара, когда то тут, то здесь вспыхивает пламя. Ты носишься от одного места к другому заливать огонь. Но дом сухой, и нагрет до предельной температуры. И потому снова и снова загорается. И по существу, он обречен, если не сделать что-то кардинальное.

Выше мы читали, что спасительную стабилизацию в вопросе управления Церковью может дать коллегиальный орган. Но его нет, он разгромлен и разогнан властью. Все зависит от свободы, решительности одного-единственного человека - Местоблюстителя. И потому Церковь уязвима чрезвычайно.

«Одной из главных забот митрополита Сергия как Заместителя Главы Русской Православной Церкви было устроение жизнеспособных и закономерных органов высшего церковного управления».

Митрополита Сергия и современные ему критики и сегодняшние обвиняют в узурпации власти. Если с критикой согласиться, то он действует нелогично. Он уже по факту управляет Церковью. Его полномочия Заместителя Патриаршего Местоблюстителя никто не оспаривает. Лицо, которое он замещает в тюрьме. Идеальные условия для захвата реальной власти. Но вместо того, чтобы предпринимать шаги в этом направлении, митрополит Сергий идет ровно в противоположную сторону: решает разделить груз прав и ответственности за судьбу Церкви с другими архипастырями.

Но для того чтобы появилась простая возможность собрать их в одном месте и не подвергать риску немедленного ареста, необходимо снова договариваться с властью. Тут важно подчеркнуть следующее:

Во-первых, это было продолжением диалога, начатого ради тех же целей свт. Тихоном, и Местоблюстителем Петром;
Во-вторых, договариваться предстояло по политическим, а не каноническим или догматическим вопросам.

Но прежде всего, требовалось принятие создаваемого органа управления Церковью со стороны епископата.

«К 1926 году в Соловецком лагере особого назначения находилось 24 епископа, среди них были маститые иерархи: архиепископы Приамурский Евгений (Зернов), Костромской Серафим (Мещеряков), Херсонский Прокопий (Титов), Курский Ювеналий (Масловский), Черниговский Пахомий (Кедров), Верейский Иларион (Троицкий), епископ Лужский Мануил (Лемешевский).

7 июля 1926 года появилась знаменитая «Памятная записка соловецких епископов», обращенная к Правительству СССР.

«Памятная записка» проникнута искренним стремлением «положить конец прискорбным недоразумениям между Церковью и Советской властью, тягостным для Церкви и напрасно осложняющим для государства выполнение его задач». В обращении подчеркивается невмешательство Церкви в политическую жизнь государства».

Замете, не Сергий, а сидящие в застенках иерархи обращаются к власти с призывом к миру. Среди них будущие мученики и исповедники. Многое из того, что потом вменится в вину митрополиту Сергию, говорится в этой записке.

«Памятная записка» соловецких епископов явилась проектом официального обращения от лица Церкви к государственной власти.
10 июля митрополит Сергий обратился в НКВД с просьбой о легализации высшего церковного управления, регистрации его собственной канцелярии и епархиальных советов, о разрешении проводить архиерейские соборы и издавать церковный журнал.

Одновременно он представил проект обращения к всероссийской пастве. В нем подчеркивалась лояльность Церкви к гражданской власти, при этом, однако, в отличие от обновленческих манифестов, не затушевывались мировоззренческие различия между христианством и материализмом».

Мы видим, что Заместитель Патриаршего Местоблюстителя действует в согласии с «соловецким Синодом», как иногда называют собрание в одном лагере столь большого числа видных церковных иерархов. И нет никакого противопоставления себя этого «Синоду» со стороны Сергия, чтоб было бы неминуемо, если подозрения в его стремлениях узурпировать власть имели основания.

Предыдущая статья цикла,
первая.


Добавить в друзья в: ЖЖ | ВК | твиттер | фейсбук | одноклассники



?

Log in

No account? Create an account