Previous Entry Share Next Entry
История РПЦ. О революции вообще.
фото с фото
teterevv

Упрекая большевиков, антисоветчики прибегают часто к такому аргументу: всякая революция есть зло. При этом они как-то забывают о двух вещах. Во-первых, они как-то спокойно принимают и «защищают» идеалы либерализма, которые были утверждены все той же революцией. Я имею в виду Великую Французскую революцию.

Во-вторых, они сознательно, я убежден, что сознательно, сводят весь исторический процесс только к эволюции.

И тогда по отношению к этому плавному и относительно мирному развитию все остальное становится злом. Но так ли это? На самом деле надо говорить не о двух формах прихода в мир некой новизны, а как минимум о трех.

Есть путь реформ, то есть тот самый вожделенный антисоветчиками эволюционный путь. Тут, правда, тоже не приходиться говорить о совершенной бескровности этого формата. Эволюция предполагает отмирание старого. То есть она все равно сводиться к борьбе старого и нового. А раз есть борьба, то неминуемы и жертвы. Да, они, грубо говоря, растянуты по времени и принесение их происходит под контролем и согласно каким-то правилам. Но они есть.

Говоря о правилах, мы обязательно приходим к рассмотрению субъекта, который эти правила устанавливает и реализует. В случае реформ это власть. Но власть тоже понятие слишком широкое и общее, чтобы позволить нам просто остановиться на этом уровне рассмотрения. Есть некая иерархия внутри этого понятия. В случае реформ внутри власти есть некое ядро, которое чтобы защитить большее жертвует малым. Откуда и берутся те самые жертвы. Несогласные с целью реформ и предлагаемым модифицированным благом. Теряющие в новизне что-то, или не приобретающие ожидаемое. И т.д.

Но если это самое ядро не хочет, не может начать и провести реформы новизна приходит в мир уже более радикальным путем. Путем революции. Тут может быть два варианта этого прихода. Революция сверху, когда происходит замена указанного сверху ядра. И уже новое ядро пытается вернуть все на пути реформ. Жертвы тут уже больше. Их принесение происходит в более короткие отрезки времени и в уже более явных формах. Дворцовые перевороты - яркий пример такого пути. Но является ли дворцовый переворот всегда революцией?

Конечно, нет. Все зависит от отношений нового ядра и нависшей над миром и рвущейся в него новизной. Если новая власть берется на себя миссию быть проводником этой новизны, то это одно дело. А если нет? Ведь новизна - это не прихоть какого-то! Она рвется в мир не по воле кого-то конкретного. Она вытекает из самого Развития.

И если обновленная власть встает на пути этой новизны, то есть не реализует возложенной на нее исторической миссии, то остается место для революции снизу. Когда чающий и ждущий этой новизны исторический субъект, народ, сам берется за дело.

Хуже ли, кровавей ли эта революция снизу предыдущих ей способов прихода новизны в мир? Да. Но разве сама революция виновата в этом? Нет. Виноваты те, кто отверг новизну и стал бороться с ней, когда были возможности ее воплощения менее радикальными способами. То есть власть.

Казалось бы, что пока я не выявил никакого противоречия с утверждением антисоветчиков, объявляющих любую революцию злом. Это не совсем так. Я уже добавил в предлагаемые ими схему оценки исторического процесса понятие относительности. Революция большее зло, чем реформа. Революция снизу большее зло, чем революция сверху. Но говоря так, мы выводим за поля нашего внимания ту самую новизну, которую не отрицает ни революционный путь ее прихода, ни реформы.

То есть самое сравнение хуже лучше должно производиться с оглядкой на то, что новизна рвется в мир. Она и борьба с ней - вот источники и первопричины всех исторических процессов. И приход ее в мир не есть зло. И тогда любая форма прихода новизны - есть историческое благо. И говоря хуже или лучше о том, как новизна пришла в мир, мы не выносим абсолютного приговора самой новизне и тому пути, через который она становится реальностью. Абсолютным злом является как раз попытка остановки прихода новизны, борьба с ней.

Потому что наличие этого антиисторического субъекта, ставящего себе задачей остановку исторического процесса развития подводит нас к рассмотрению еще одной формы взаимодействия новизны с миром. Отказ от нее может привести или к закреплению старого, притом это возможно только крайне антигуманным путем. Либо к тому, что власть рушится под натиском исторической необходимости новизны. Но если не происходит формирование субъекта, соединяющегося с новизной и берущего на себя миссию ее воплощения, то начинается хаос и смута.

По отношению к этому революция становится уже благом, даже в той относительной системе оценок, которой хотят придерживаться антисоветчики.

Я выше утверждал, что они сознательно замалчивают продолжение этой линейки оценок, ограничиваясь противопоставлением эволюции и революции. Теперь я укажу на причины, позволяющие мне это делать. Они выступают на стороне сил, борющихся с новизной. Не пытающихся другими путями привести ее в мир, а напрочь отрицающие актуальность этого прихода. Вот в чем дело. И потому смыкание антисоветчиков и антиисторического субъекта неминуемо.



История это подтверждает. Революция 1917 года состояла из двух этапов. Попытка революции сверху - февраль плюс какое-то количество месяцев. За это время стало понятным, что пришедшая к власти буржуазия не выступает проводником никакой новизны в мир. И потому уже с середины лета, мы можем говорить о начале воцарения хаоса в стране. То есть революция сверху не состоялась исторически.

Вторым этапом стал Октябрь 1917 года, когда новизна устремилась в мир, через революцию снизу. Но к этому моменту хаос, проистекший из отказа власти стать проводником новизны, уже посетил нашу страну. Она рушилась.

Антисоветчики часто называют события Октября переворотом. И действительно, для захвата власти Советам не потребовалось серьезных усилий, потому что начал воцаряться хаос. Но так как через Октябрь в мир пришла историческая новизна - это была полноценная революция. И для защиты новизны Советской власти пришлось в первую очередь бороться не со старым, который капитулировал уже, уступив место хаосу. А с этим порожденным капитуляцией хаосом, смутой.

Старая власть уже откровенно выступила на стороне хаоса и смуты и оформлялась в антиисторический субъект. Последовавшее соединение ее осколков с фашизмом, вершиной антиисторизма, совершенно неслучайно. Но это уже отдельный разговор. Мы же изучаем историю Церкви. Она оказалась в очень непростом положении, в эпицентре борьбы новизны с хаосом и старым.

Гражданская война 1917-1921 года. Что происходило с Церковью в эти годы. Об этом мой следующий пост.

Предыдущая статья цикла,
первая.


Добавить в друзья в: ЖЖ | ВК | твиттер | фейсбук | одноклассники


  • 1
А есть и четвёртый путь к изменениям - его приносят на штыках. Иногда удачно, а иногда не очень. Италию объединили удачно, а вот от советского проекта восточные европейцы бежали с таким удовольствием, что просто пятки сверкали.

А есть и четвёртый путь

это уже вне рассматриваемой схемы в пределах которой суверенитет под сомнение на ставится.

Re: А есть и четвёртый путь

При этом, я считаю, что товарищ Сталин поступил совершенно правильно и гениально, что принёс в Восточную Европу социализм "на штыках". Хотя и понимаю, что тут нам очень хорошо подыграли американцы легко согласившиеся на законное право СССР иметь пояс безопасности. Тем более, что США не потянули бы "План Маршалла" ещё и для Восточной Европы, пусть нам и заливают в уши, что они были готовы и СССР таким же образом "возрождать".

Патетика и риторика в политике одно, а реальность всегда другая.

Другое дело, что все последующие вожди потихоньку просирали этот пояс, пока Горбачев его окончательно не слил в 87 году - именно тогда и произошло крушение экономики СССР.

Впрочем, это отдельная большая и очень больная тема, которой никто у нас ещё по большому счёту не интересовался - связь между крушением СЭВ и СССР, хотя я может чего и не знаю, и кто-то уже писал не в мейнстриме.

Тогда была вообще очень болезненная и дебильная мечта - можно построить рыночную экономику с чистого листа без опоры на предыдущее.

ДБ.


  • 1
?

Log in

No account? Create an account