Previous Entry Share Next Entry
О познании мира, марксизме и его "предельном материализме"
фото с фото
teterevv

Учение Маркса полностью философски самостоятельно. Оно переплавило в себе выявленные противоречия. Разрешило их, но не уничтожило грани человеческого бытия, их порождающие. И если в источниках марксизма есть противоречия между свободой и социальной обусловленностью, между материей и духом, то разрешение этих противоречий в марксизме не означает отвержение чего-то в каждой паре антагонистов.

В минувшую пятницу подвозил товарища после ЛИКа по Горькому. В дороге мы с ним продолжили ранее начатый разговор о сути христианства. Я углубляться в него не буду, так как это разговор носит достаточно личностный характер. Скажу лишь, что в прошлый раз я посоветовал (имел дерзость) товарищу прежде Ветхого Завета самым внимательнейшим образом и многократно прочесть Новый. И уже через призму Евангелия (Благой Вести) оценивать ветхозаветные сюжеты. Автор такого подхода - не я. Уже не помню где и у кого я встречал такой порядок изучения Писания. Полностью его приводить не стану, но суть я уже описал.

Мой товарищ последовал «моему» совету и вот поделился первыми впечатлениями от Благой вести. Из всего, что он мне доверил я возьму на себя смелость публично пересказать лишь одно - противоречивость Евангелия.

Противоречие противоречию рознь. Одно дело сущностные и смысловые противоречия. В этом случае под сомнения ставится само содержание. И для того чтобы избежать смысловых противоречий, надо обладать цельной внутренней картиной излагаемого, которая стала полностью «твоей», и потому ты можешь ее изложить непротиворечиво в разных ракурсах рассмотрения и т.д. К моей радости, противоречия, которые «вскрыл» мой товарищ, носили иной характер. Они касались большей частью несоответствия ожиданий от прочтения Евангелия, которые он испытывал, тому, что встретил читая их. Опять же по понятным причинам, я углубляться не стану.

Времени для разговора у нас было мало, ровно - сколько требуется, чтобы доехать из Отрадного в Бибирево. Поэтому и разговор был своеобразный. Мой товарищ обозначал суть проблемы, я обозначал направление поиска ответа на нее. Во время одного такого обозначения я вспомнил труд святителя Феофана Затворника: «Евангельская история о Боге Сыне воплотившемся нашего ради спасения, в последовательном порядке изложенная словами Святых Евангелистов», в которой святитель к достоинствам четырех вариантов Евангелий относит и их противоречивость. Он имеет в виду не те противоречия, о которых я сказал выше. Не сущностные, а хронологические и т.д. То есть то, что можно отнести к известному выражению «ошибается в деталях, как свидетель». И, правда, описать непротиворечиво детали увиденного - очень сложно. Ты видишь не все, а часть, со своего ракурса со своим субъективизмом. И потому описание одного и того же двумя разными свидетелями не могут не содержать противоречий. И тут главное, чтобы между ними не было противоречий сущностных. А прочие противоречия, вернее их наличие, лишь подтверждает реальность описываемого.

К чему я пишу все это. Я тут столкнулся с противоречивостью в марксизме. Нет, даже не в самом марксизме в его истоках, которые, как пишет Ленин: немецкая классическая философия, английская политэкономия и французский утопический социализм. И еще одна поправка. Я столкнулся с этими противоречиями не сам, а меня к ним подвела статья «О коммунизме и марксизме — 85».

Сам я к своему стыду Гегеля вот так специально не читал. У меня есть товарищ, который заинтересовавшись философскими обоснованиями власти, господства и доминирования прочитал не только Гегеля. Кстати, он в будущую пятницу об этом будет рассказывать на очередном ЛИКе.  В общем, я Гегеля специально не читал. Так что-то там, что-то тут, по случаю погружегния в какую-то отдельную тему. Кроме этого, в зрелом возрасте прослушал несколько лекций по диалектике и все. С Фейербахом знамо еще меньше, только в объеме того, что нам дали в рамках марксизма -ленинизма в военном училище. И потому естественно, что никаких противоречий я сам найти бы не смог бы. Стыдно, конечно, но как однажды мне сказал мой духовник, узнав, что я пост оскоромился - если бы это был мой самый большой грех…

Казалось бы, при таком очевидном невежестве в данном вопросе мне бы лучше помолчать. Глядишь и сойдешь за умного человека. Но не могу. Потому что наличие этих противоречий и их суть для меня важны. Чем важны, и в каком аспекте, я скажу ниже. Пока даже о сути противоречий, вернее о том, как я их понял.

Материализм Маркса опирает на основания, которые в той или иной мере не до конца материалистичны. Классическая немецкая философия в огромной мере лишена материалистического и атеистического взгляда на мир и Человека. Французский утопический социализм тоже не сводим к материализму и атеизму. Что касается политэкономии, тут я пока не могу сказать ничего, по обозначенной выше причине - слабому знанию предмета. Кроме того, Маркс не сводим только к теории классовой борьбы, и для него экономическое угнетение является лишь разновидностью большего зла - Отчуждения человека от своей природы. А это вопрос, находящийся гораздо ближе к философии. И потому философская несводимость Маркса, вернее источников его учения, в окончательному материализму - важнее, чем чтобы то там ни было с политэкономией.

Обоснование факта наличия обозначенных противоречий я сюда выносить не стану. Они в статье, с цитированием и Фейербаха и не только его. О Сен-Симоне и Тьери была прошлая статья в этом цикле. Что получается? Марксизм при всей его материалистичности в качестве философского обоснования своей модели мира имеет нематериалистические и не атеистические источники. То есть марксизм гораздо сложней, чем нам пытаются преподнести его враги - буржуазные философские доктрины, фиксирующие непреодолимость деление Человечества на рабов и господ.

Они смеются над фразой Ленина «марксизм всесилен, потому что тон верен», а между тем противопоставляют ей аналогичную: «марксизм не верен, потому что он материалистичен». Выходит, что не так уж окончательно он материалистичен. Нет, что касается классовой теории - автор которой, кстати, не Маркс - и борьбы в внутри классового общества - тут материализм уместен и он доминирует в подходах. Но что касается понятия Человек, то тут говорить об окончательной материалистичности и атеизме как минимум преждевременно.

Кстати, о самой ленинской конструкции обоснования истинностью всесильности учения Маркса. А что вызвало такой смех у господ антимарксистов? Ленина можно обвинять в чем угодно (интересно в чем и кто реально взялся бы это делать по научному, а не в качестве дешевой не к чему не обязывающей публицистики), кроме логической и смысловой цельности его конструкций. Указанная фраза с этой точки зрения безукоризненна. Он фиксирует истинность созданного Марксом учения, описывающего общественные, социальные и политические стороны жизни общества. И раз это учение описывает все это истинно, то оно (и только оно) дает возможность менять общество. Противостоять ему может только другое истинное учение. А так как двух истин быть не может по определению, то противостоять ему нечему и некому. То есть учение Маркса всесильно.

Я тут не хочу вступать в спор, почему и благодаря кому всесильное учение Маркса стало ни на что не способным кондовым «марксизмом-ленинизмом». То есть из учение превратилось в политическое приложение и через то потеряло всеобъемлемость и открытость к дальнейшему развитию, что и делало его истинным и потому всесильным. Тут важно только сказать, что смеющиеся над ленинской фразой - смеются ведь не над этим. А именно над ее конструкцией. А на самом деле они смешны сами в своей нелепой критике.

И вот я в конце хочу сказать, отчего меня так взволновало наличие противоречий в источниках Марксизма. Я отношу себя к коммунистам. То есть я по факту выбираю в качестве своей социальной и политической «метафизики» марксизм. И все время вынужден отбиваться от всякого рода обличений, мол, материализм Маркса не совместим с религиозностью. Я это слышу и со стороны своих товарищей по коммунистическим взглядам и со стороны братьев во Христе. А вот ведь, выходит, что приравнивать марксизм к материализму и атеизму нельзя.

Во-вторых, при всей противоречивости в своих источниках, марксизм сам достаточно цельное и единое в содержании учение. А это значит, что учение Маркса полностью философски самостоятельно. Оно переплавило в себе выявленные противоречия. Разрешило их, но не уничтожило грани человеческого бытия, их порождающие. И если в источниках марксизма есть противоречия между свободой и социальной обусловленностью, между материей и духом, то разрешение этих противоречий в марксизме не означает отвержение чего-то в каждой паре антагонистов. Социум не изгоняет свободы, материя не отрицает дух.

И, в-третьих, я еще раз убеждаюсь, что процесс познания мира - то есть учеба - вещь, не оканчивающаяся с получением диплома, а длиться всю жизнь. Пока живешь - учись. Пока учишься - живешь. Это, кстати вступает в противоречие с установками постмодерна, где наличие Истины отвергается. А ведь процесс познания только тем и ценен, как ощущением постепенного приближения к Истине. Когда мир становится еще более цельным в твоем представлении. Это ощущение и есть одна из наград за учебу. Кроме нее есть и другая - приобретение возможности изменения себя и мира.


Добавить в друзья в: ЖЖ | ВК | твиттер | фейсбук | одноклассники



  • 1
Хорошо написали, спасибо.

Вообще, материализм, по своей исторической и мировоззренческой сути, был восполнением пробелов в прежних мировоззрениях. В которых представление о материи было не развито, что, по сути же, было одним из главных препятствий в том, чтобы действительно изменять мир.

К тому же, в марксизме материализм приобретает двоякую значимость, поскольку, помимо научных представлений о материи, важна была общественная сторона этих представлений, связанная с материальным производством и собственностью на его средства, и тем самым находящаяся в средоточии столкновения классовых противоречий.

В целом же, значимо здесь то, что М.Хайдеггер заметил в "Письме о гуманизме", отмечая "превосходство марксистского взгляда на историю в сравнение с другими историческими теориями", и говоря о возможности "продуктивного диалога" экзистенциально-феноменологической философии с марксизмом:

"Для этого, конечно, нужно еще сначала, чтобы люди избавились от наивных представлений о материализме и от дешевых опровержений, якобы призванных его сразить. Существо материализма заключается не в утверждении, что все есть материя, но в метафизическом определении, в согласии с которым все сущее предстает как материал труда".
В мнимых же противоречиях материалистического и религиозного взглядов на реальность проявляется ветхая Декартова дихотомия "протяженной/мыслящей субстанций". О чём хорошо сказал В.С.Соловьев в статье "На пути к истинной философии":

"... роковое заблуждение в своём простейшем виде, в каком оно является у самого Декарта, заключается в признании действительного существования в нашем мире двух безусловно особых и независимых друг от друга субстанций: с одной стороны, мёртвого вещества, вся суть которого полагается в косном протяжении (rеs еxtеnsа sеu substаntiа corрorаlis), и, с другой стороны, бесплотного, нематериального духа, вся суть которого полагается в чистом мышлении (rеs cogitаns sеu substаntiа sрirituаlis).
Между тем ни чистого вещества, состоящего в одном протяжении, ни чистого духа, состоящего в одном мышлении, на самом деле не существует и — как было показано ещё Лейбницем — существовать не может. Это суть чистые фикции нашего ума. Происхождение этих фикций не имеет в себе ничего загадочного.
Одна из основных способностей и деятельностей нашего духа есть, как известно, отвлечение, в силу которого наш ум, рассматривая существующее, останавливает своё внимание на той или другой его стороне, на том или другом элементе, закрывая глаза на всё остальное. Эта умственная деятельность необходима, но необходима только вследствие ограниченности нашего ума, не способного обнимать разом всю полноту действительности и принуждённого в каждый данный момент сосредоточиваться только на одном, отвлекаясь ото всего остального.
Понятно, что из этой условной необходимости отвлечения никак не может вытекать безусловная истинность его результатов. Отвлекая и комбинируя продукты отвлечения, можно очень далеко уйти ото всякой действительности".
Наконец, что касается атеистически настроенных граждан, чем дальше, тем больше убеждаешься в том, что, к какими бы политико-идеологическим позициям они не пристёгивали свой атеизм (в том числе – к коммунистическим позициям), за такими "основаниями" их позиций стоит лукавство и лицемерие. Особенно отвратны и бессовестны те их отмазки, при которых они вменяют приверженцам религиозно основанных позиций попытку оправдать некие фобии (главным образом – страх смерти). Полноте, граждане атеисты, оборотитесь ка лучше на себя и займитесь нравственным обоснованием своих позиций! Ибо у вас там всё крайне смутно и двусмысленно...

Вообще-то нравственность вторична по отношению к экономике - материальной основе общества. Зачем нужны какие-то особые "нравственные обоснования" материалистического подхода?

Вы не различаете нравственность как социальный институт и как духовное свойство человека.
В первом значении нравственность оказывается вторична по отношению к материально-собственническим интересам господствующего класса – в силу исторической необходимости.
Но возможность преодолевать эту необходимость – преобразуя институт нравственности и всю совокупность соц.институтов в соответствии с целями культурно-исторического развития общества и человека – определяется нравственностью в значении духовно мотивированного и мобилизованного коллективного действия.

Психические характеристики человека имеют значение только в процессе его взаимодействия с обществом. По сути, нравственность - набор программ, способствующих функционирования социума, меняющихся по мере эволюции этого социума. Не бывает абсолютной, на все времена и для всех людей нравственности. Что хорошо в одну эпоху, плохо в другую

Ещё раз.
Нравственность – как _набор программ, способствующих функционирования социума, меняющихся по мере эволюции этого социума_, – это нравственность как институт.
Самое же возникновение этого института, равно как и возможность его функционирования и развития, предполагают нравственность как то, что принадлежит духовной сфере человеческого бытия. НЕ психической, НО духовной, понимаете?!

Отсюда, в пределе, свидетельство о том, чего бывает, а чего нет, – то есть свидетельство _бытия_ всякого "чего", или всякого _сущего_, – предполагает духовное начало. И это НЕ некая "абсолютная", вневременная точка, НО живая, деятельная, творческая энергия.

То есть все схоластические споры и утверждения о (не)существовании души, – именно схоластические, то есть умозрительно представляющие свой предмет как нечто статичное, статуарное, словом как _субстанцию_, – самим способом этого своего представляющего созерцания заведомо помещают то живое, подвижное, словом _энергийное_, что являет собой духовная жизнь, в некий вневременной и внемирный вакуум. Поэтому, как положительные ответы на этот вопрос, так и, тем более, ответы отрицательные заведомо изымают духовное начало из общественной действительности и, в принципе, из всякого практического действия, в том числе, нравственного поступка. И всё это с тем, чтобы потом делать мерой (не)существования естественную сторону реальности, низводя душевное до "психического", а духовное – до некой "виртуальной безделицы", типа, "на любителя".
Тем самым умозрительная мертвенность становится мерилом бытия и жизни – хоть в материалистических, хоть в идеалистических, хоть в религиозных, хоть в светских вариантах.

Не существует какой-то особой "духовной" сферы или "духовного начала", отдельного от человеческого тела. Есть только вполне материальные процессы, поддающиеся изучению.

Если бы Вы осмысленно читали сказанное мной, то Вы бы заметили, что я не только не говорил об "отделенности" духовного начала от человеческого тела, но, как раз таки наоборот, предполагал его _неслиянно-нераздельное_ присутствие в душевно-телесном естестве человека.
И я специально в первом посте упомянул Декартову дихотомию "протяженной/мыслящей субстанций" и привёл слова Соловьева об абстрактности этой модели, чтобы отмежеваться от этой допотопной модели, навязывающей тупиковые схемы осмысления уже на входе.
Вы же вот это вот всё – вот эти выморочные словеса про то, что "есть только вполне материальные процессы, поддающиеся изучению", – Вы же это утверждаете, совершенно не утруждая себя хоть какой-то мыслью! О какой, вообще, нравственности, – хоть бы даже только в качестве института, про который Вы долбите всё в том же, каком-то бездумно-зомбированном режиме, как про "что хорошо в одну эпоху, плохо в другую", – так вот, о какой нравственности, даже в этом выморочном, ни уму, ни сердцу виде, можно тогда говорить?!... Какое, нахрен, "хорошо vs. плохо" – если одни только поддающиеся изучению мат.процессы?!... Кто кого здесь спрашивает "что такое хорошо и что такое плохо?" – в этих процессах?!... Какая озверевшая мразь будет определять эти "хорошо vs. плохо", апеллируя к животным страхам?!... :/

Edited at 2017-07-06 11:06 am (UTC)

Для отдельной особи хорошо то, что способствует физическому выживанию. Для общества хорошо то, что сопосбствует прогрессу этого общества, развитию новых технологий. Только и всего, простые наглядные критерии, без схоластики.

Кстати, что касается _наглядности_ приведённых Вами критериев, Вы к ним ничего такого не привели. Оттого они, в Вашем исполнении, суть не более чем схоластические формулы, которым догматически придана видимость аксиом.
Однако, понятно, что и не требуется. Что в реале, что виртуале, наглядные примеры на каждом шагу. Да, прогресс технологий... за счёт регресса человека, как вида, и особенно, как рода.

Прогресс оцениватеся по вполне конкретным критериям: продолжительность жизни, уровень потребления и т.п. А мифическим регрессом человека стращают обычно либо "зеленые", либо религиозные фанатики.

продолжительность жизни, уровень потребления и т.п. – это, во-первых, НЕ о прогрессе, НО просто о показателях изменения качеств существования организмов в среде. Поэтому, во-вторых, это критерии существования животных, то есть родовая уникальность вида _человек_ здесь отсутствует от слова совсем.

"зеленые", религиозные фанатики и т.п. суть аномалии паразитарного типа, закономерным образом возникающие в ситуации ценностно-мировоззренческого кризиса. А сам этот кризис возникает там, тогда и если, где, когда и если устанавливаются паразитарные критерии, согласно которым человек живёт ради того чтобы увеличивать уровень потребления, продолжительность жизни и т.п.

Edited at 2017-07-06 12:24 pm (UTC)

Цель существования человека сам человек и вся цивилизация в целом. Следовательно, улучшение качества жизни и есть прогресс. Если люди улучшают жизнь своим трудом, о каком паразитизме может идти речь?

==Если люди улучшают жизнь своим трудом, о каком паразитизме может идти речь?==

О каком труде может идти речь, если труд, перестаёт быть ценностью, завоёванной жертвами трудового народа, и превращается в функционал на рынке производства и навязывания услуг?! Что говорит о той зашкаливающей степени отчуждения, которая перехлёстывает даже состояние _отчужденного труда_ (классический капитализм). Ибо подавляющая часть производимых услуг, не представляя собой действительной значимости в обеспечении ресурса для общественно-исторического развития, супротив того, предназначена для целенаправленного превращения человека в животное.

См. в тему – о _пост-индустриальном устройстве в связи с отношениями свободы/ответственности_.

Edited at 2017-07-07 07:30 am (UTC)

Труд остается ценностью и в постиндустриальном обществе (собственно, сам термин "постиндустриальное общество" очень неудачный). Просто одни формы труда сменяются другими. Вместо рабочих-станочников массовой профессией стало программирование.Несмотря на все трудности, продолжает развиваться наука. А деградирующие люмпены были и раньше.

Труд – это производство материальных и духовных благ. Программирование – это некое тех.обеспечение процесса производства. Если же этот род деятельности начинает выставляться как нечто "передовое", и при этом группы, занятые этой деятельностью, начинают притязать на нечто, вроде "класса-гегемона", это демонстрирует производство паразитизма в массовом порядке.
Наука же, в полноценном смысле – как _непосредственная производительная сила_ и как соц.институт, обеспечивающий естественное и духовное развитие общества и человека – сегодня не функционирует от слова совсем, превращаясь, вместе с другими такого рода соц.институтами (например, образованием), в придаток процессов производства паразитизма и просто ублюдства.

В настоящее время программирование стало одной из важнейших и массовых профессий в процессе этого самого производства различных благ. Точно также век назад важнейшей частью рабочего класса были рабочие-станочники.
Наука сейчас определяет как дальние перспективы развития цивилизации (фундаментальная), так ближайшие (прикладная). Другое дело, что сейчас РФ находится на периферии мирового научного сообщества, за исключением нескольких научных школ

Не особые, а общечеловеческие.

Общечеловеческими можно назвать только чисто биологические харктеристики вида homo sapiens, сформированные эволюцией. А нравственность - чисто социальный феномен

Это общевидовые особенности. Речь об нравственном обосновании шла, а оно только общечеловеческим может быть.

Нравственное обоснование не имеет смысла. Скорее, нравственность нуждается в обосновании с точки зрения полезности

Поживите ещё. Лет через двадцать не будете так думать.

Через 20 лет мне будет уже за 70, если доживу. Но вряд ли меня будет заботить пресловутая нравственность

Поживем - увидим. Примеры разные были.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account