Previous Entry Share Next Entry
Пудовкин и его трилогия - песнь о Человеке
фото с фото
teterevv

Совершенно не ожидал той суммы впечатлений, которые у меня остались после  соприкосновением с фигурой Пудовкина и с его творчеством. До этого я о нем слышал, видел его роли у Кулешова. И вообще воспринимал его именно как ученика Кулешова. В моем представление, творчество Кулешова достаточно далеко от того кино, которое я бы назвал для меня привычным. В отношения Пудовкина, видя его актерскую работу, я предполагал, что оно еще дальше от того, что я понимаю и принимаю, выросший на работе актеров школы Станиславского. В общем, я приступал к теме Пудовкина с некой предвзятостью и был посрамлен и ошеломлен.  

У Пудовкина яркая и насыщенная биография. Достаточно высокое образование, война, плен, бегство из него и после этого только приход в кино. Причем в роли наставника у Пудовкина «революционер в кино» Кулешов. И, между прочим, который младше его на семь лет, что, между прочим, в двадцать девять лет и с такой биографией как у Пудовкина весьма ощутимо.  А это говорит о многом. Об отношении к творчеству и профессии и готовности подчинить свое эго своему выбору судьбы. Которое стало для Пудовкина, конечно же, кино.

Уже после первым минут просмотра фильма 1926 года «Мать» я вдруг ощутил что вижу «привычное» мне кино. «Мать», несомненно, отличается и от картин Эйзенштейна. И от работ Кулешова. Еще больше эта картина отличается от дореволюционных фильмов, которые я видел. То есть Пудовкин не меньший новатор, чем его современники, учитель и коллега по цеху. И то, что я сразу ощутил родство своих взглядов на кино с фильмом Пудовкина «Мать» может свидетельствовать о том, что советский кинематограф выбрал в качестве основного именно новаторские подходы этого режиссера. Выбрал добровольно, а не по указке сверху. Выбрал в силу некого родства творчества Пудовкина к прорывной новизне советского кино. Но и в силу преемственности подходов Пудовкина к великому наследию русской культуры.

Именно этот набор качеств позволил, на мой взгляд, добиться такого яркого результата Пудовкину. В фильме «Мать» Пудовкин многое переиначил. И сюжет, и подходы в режиссуре, и к монтаже, и требования к игре актеров.  Фильм скорее снят по мотивам романа Горького. Но при этом дух романа и философия развития сюжета точно по Горькому. Пробуждение или, лучше сказать, рождение человека труда из рабского прозябания в Жизнь, обретение Человеком господства над своей Судьбой.

И это было снято! И это было сыграно! А все потому, что Пудовкин все в картине подчинил этому. Он уже не проводит экспериментов ради поиска новых форм. А использует новые формы, ради решения художественной задачи. Это роднит Пудовкина с Эйзенштейном и отдаляет от Кулешова. Но с другой стороны, Пудовкин не отказывается от личности актера в создании нужного художественного результата. Как это сделал Эйзенштейн, сделав выразителем своего творческого посыла стихию: масс, природы, движения. Индивидуальность и яркость игры актеров – то, что роднит Пудовкина и Кулешова. Но и тут Пудовкин делает по-своему. Он не считает, как Кулешов, что актер это всего лишь маска, которой чисто механически можно рассказать сюжет. Созданные в фильмах Пудовкина образы уникальны, ярки и глубоко психологичны. Но не за счет типовых качеств, соответствующих персонажу или герою, а за чет личности актера. Фильмы Пудовина  - не театр, как этого и  желал Кулешов, а еще яростнее добивался Эйзенштейн. Но они вобрали в себя все лучшее, что можно было взять из театра – систему Станиславского и Чехова.

В фильме «Мать», конечно, вызвали бурю эмоций игра Баталова (Павел Власов) и  Барановской (Ниловна). Хотя и герои второго плана – отец, заводские, жандармы, судьи, - все работы актеров ярки и запоминающиеся.
Монтаж и сьемка полностью подчинены замыслы всей картины. Когда надо – бешенный темп. В других местах – плавное течение. Все на своем месте и в нужной мере.

Это отличительная черта всех трех работа мастера. Если у Кулешова и Эйзенштейна видна динамика развития художественных приемов и походов от работы к работе, то у Пудовкина все на примерно одном высоком уровне сразу с первого фильма. Но не только это объединяет все три фильма, которые составили своеобразную трилогию. Во всех трех картинах звучит одна и та же главная тема - борьба пробудившегося Человека за это право быть Человеком. Хотя, конечно в картинах есть и отличия.

Первая  - драма, в которой Человек борется за Жизнь и едва освободившись, погибает в этой борьбе. На пути к свободе он делает много ошибок. Герои еще не уверены в себе и окружены врагами, превосходящими их в организационном и психологическом плане.

Во второй картине  - «Конец Санкт-Петербурга» (1927)  - приехавший крестьянин из деревни еще не пробудился. Размеренное бытие патриархальной Руси, традиционного общества, которое мы видим в начале фильма, вынуждено искать себя в совершенно иных ритмах модернизированных городов. У крестьян еще нет классового сознания, то есть способности быть классом для себя. Но жестокая несправедливость пробуждает в герое могучую и необоримую силу. Ту силу, которая заставила сказать классика о жестокости и беспощадности русского бунта.

Совершенно иные уже рабочие с заводов. Они собраны и уверены в себе. Мыслят уже не стихийной, как крестьяне и как герои фильма «Мать», а стратегически и крайне последовательно.  В этом их сила.

Блестяще показана война, ее бессмысленность и жестокость. Утилизация Человека – вот что такое была Первая мировая война. И не удивительно, что пробудившийся Человек восстал против такого применения себя и против господ, пустившего человечество в утиль.

И вот происходит встреча сплоченного учением Маркса и силой партии большевиков пролетариата с «модернизированным» войной крестьянством. Встреча и примирение ради окончательного освобождения и реализации потенциала их пробуждения (сцена с перевязкой раненого бойца, женщиной, мужа которой он ранее предал).

Спокойная и тихая радость победного утра после Революции, показанная в фильме совершенно контрастирует с либеральными мифами о пьяном разгуле и кабацком хаосе Революции. Очень символично выбрано и место свидания настрадавшейся за свою жизнь женщины – жены большевика – с мужем. Зимний дворец, резиденция царя – высшего символа их прошлого рабского прозябания и угнетения. И хотя царь пал не под натиском подлинно народной Революции, последняя не могла не закончиться именно тут. Чтобы те, кто были никем, стали всем. «Многие же будут первые последними, и последние первыми». (Св. Евангелие от Матфея 19:30).

В третьем фильме…Кстати, это не первая трилогия на тему революции, которую  мы смотрели и обсуждали. «Стачка», «Броненосец «Потемкин» и «Октябрь» Эйзенштейна погружала нас примерно в те же темы. Есть и прямое сопоставление, а может даже соревнование? – не знаю. «Стачка» и «Мать» буквально на одну тему, хотя и совершено разные по многим аспектам. Начиная с того, что «Мать» снята по роману великого русского писателя и рассказывает о глобальном процессе через судьбы конкретных людей. Но об этом различии в творчестве двух советских мастеров я писал выше.

Второе сопоставление происходит между фильмами «Октябрь» и «Конец Санкт-Петербурга». Тут нет той буквальности. Фильм Пудовкина шире и в смысле сюжета, историзма. Да и в художественном плане, по моему впечатлению, он выше. «Октябрь» для Эйзенштейна после «Потемкина» не был шагом вперед. Это как минимум. И уж точно он не был развитием единой темы, как это происходит у Пудовкина. Кстати, мне видится, что происходит и развитие форм. «Мать» - драма. «Конец …» - героическая трагедия. Остался третий фильм. У Эйзенштейна  - это гениальный «Броненосец «Потемкин». По силе и воздействию я бы именно его сравнил со вторым фильмом трилогии Пудовкина.  И по форме – это тоже трагедия. «Октябрь»  - это уже скорее что-то эпическое.



Пудовкин в третьем фильме обращается к этой же форме. И плюс к этому добавляет и переход к новому жанру. Нельзя сказать, что это «вестерн», в привычном понимании. Но что-то из него в третьем фильме  - «Потомок Чингисхана» (1929) - я увидел. Сразу скажу, что фильм мне понравился меньше чем два предыдущих, хотя он и более известен и прославлен в истории мирового кинематографа. На мой вкус он в какой-то мере пропагандистский. И это его также сближает с «Октябрем» Эйзенштейна. Но снят фильм опять же на «пудовкинском» уровне. То есть очень высоком во всех смыслах. И сюжет в его развитие, и работа актеров, и работа режиссера – все плотно и уместно. И идейно в одном ряду с двумя ранее снятыми фильмами.

Пудовкин уделяет большое место деталям. И это еще одно отличие его творчества от работ Эйзенштейна и Кулешова. Конечно, и в работе двух других названных мастеров нет полного пренебрежения этой стороной дела. Но у Эйзенштейна все подчинено развитию сюжета и передаче духа эпохи. А Кулешова - сюжетной линии и оформлению конкретной сцены. А Пудовкина к этим задачам добавляется еще одна - раскрытию характера персонажа или сущности явления. В «Потомке Чингисхана» режиссер буквально погружает зрителя в неспешную и далекую от него жизнь кочевых монголов. В буддистские празднества. И как бы показывает какой огромный путь должен пройти главный герой фильма от этой архаики до вступлению к национально-освободительную борьбу против колонизаторов. 

Сцена пролития «крови белого человека» очень созвучна по своей сути с ненавистью к крестьянину со стороны жандарма, который ставит в вину арестованному драку с владельцами фабрики: «Господ бить вздумал!». («Конец Санкт-Петербурга»).

Просмотр фильмов ранних советских мастеров очень наглядно показывает ЗА ЧТО и ПРОТИВ ЧЕГО восстал народ в Революции 1917 года. Не за хлеб, землю и мир, - хотя это было очень важным. Но главным было борьба за право быть человеком и непримиримая война с теми, кто этого права народ лишал. В конце хочется вспомнить слава Павла Власова из романа Горького «Мать», которые, как мне кажется, могут стать эпиграфом ко всем трем фильмам Пудовкина:

«Разве мы хотим быть только сытыми? Нет! -- сам себе ответил он, твердо глядя в сторону троих. -- Мы должны показать тем, кто сидит на наших шеях и закрывает нам глаза, что мы все видим, -- мы не глупы, не звери, не только есть хотим, -- мы хотим жить, как достойно людей! Мы должны показать врагам, что наша каторжная жизнь, которую они нам навязали, не мешает нам сравняться с ними в уме и даже встать выше их!»


Добавить в друзья в: ЖЖ | ВК | твиттер | фейсбук | одноклассники


?

Log in

No account? Create an account