Previous Entry Share Next Entry
«Иосиф и его братья», после прочтения первой страницы
фото с фото
teterevv


Отрыв мифа от его содержания, или результатов жизни от личности - это нонсенс. И его сотворить можно только ради создания некого костыля для своей позиции.

Конечно, я прочитал больше, чем одну страницу. Еще слишком мало, чтобы судить о самом произведении. Но уже прочитанных страниц мне хватило, чтобы во мне разразилась не то чтобы буря, а сильный ветер размышлений.

Книга предваряется предисловием, написанным в годы «развитого социализма», автором которого является маститый советский литературовед Борис Сучков. Написано все очень добротно, я бы даже сказал грандиозно добротно. Читаешь и умиляешься - вот как все просто и понятно. Но по мере чтения я стал задаваться тем же вопросом, что и автор нашего учебника по «Метафизической войне» С.Е. Кургинян, после приведения энциклопедических определений разделов человеческого опыта. Определения взяты из БСЭ и потому опять же грандиозно добротны. Приведя их, Кургинян вопрошает: «Я спрашиваю тебя, читатель – чего тут нет?».

Вот и я читаю и все больше вижу что, несмотря на всю грандиозность, чего-то очень важного не хватает. Не хватает того же самого, что не увидел в цитатах из БСЭ Кургинян. Вот его ответ: «Почему тут отсутствует фундаментальная драматизация и трагедизация?». И не удивительно, что эта нехватка так роднит разные, казалось бы, тексты. Подходы были общими.

Теперь о том, что прочитано уже в романе. Я второй раз взялся его читать. И когда в ответ на мои отзывы на «Волшебную гору» мои читатели и товарищи советовали прочитать «Иосифа…» и спрашивали - отчего еще не прочитал, я не знал что ответить, так как позабыл о первом заходе. Начав читать, я сразу же понял причины, которые заставили меня ранее отложить этот объемный труд Томаса Манна. И это причина опять же объединяет мою неудовлетворенность предисловием Сучкова и первыми главами Манна. Видите ли, вот в чем дело.

Сучков совершенно справедливо замечает, что Манн использую «миф» - Библию - создал художественное произведение. То есть библейский сюжет послужил толчком к созданию художественного образа. Иначе говоря, Манн попытался вложить в старый «миф» новые смыслы. И вот эта попытка меня останавливала ранее.

На мой взгляд, тут выбора-то особо нет. Если ты берешь миф за основу, то ты не можешь отторгнуть его сущностное содержание. Содержание сюжета в Библии об Иосифе неразрывно связано со всей цепочкой: от его прадеда Авраама до отца Иакова. На самом деле она идет дальше, до Адама, но такое выделение ее части все же допустимо. Как можно отделить Иосифа от Иакова, нареченного Богом Израилем, за борьбу с ангелом? От видения Иаковом Лестницы в пустыне? От его приобретения благословения обманным путем вместо старшего брата Исава? Ведь именно этот благочестивый обман и определил судьба Иакова, а стало быть, и Иосифа. А что в сердцевине всех этих историй?

В свою очередь отделить благословившего Иакова Исаака никак не отделить от несостоявшегося жертвоприношения его со стороны Авраама. От самого Авраама познавшего Бога и нареченного «другом Божиим». От его скитаний и духовного поиска, в котором он и снискал эту великую Дружбу. От явления к нему Святой Троицы. И еще много чего. А если учесть что, по мнению библиистов, Авраам застал живыми если не сыновей Ноя, то его внуков, эта цепочка тянется еще в допотопные времена. А что было стержнем подвига Авраама?

Манн это понимает и перерабатывает историю ветхозаветных праведников и праотцев Иосифа. Перерабатывает кардинально, удаляя от туда тоже самое, что удалили авторы статей из БСЭ - драматизм и трагедию. Ведь суть личных драм и исторической трагичности Ветхого Завета составляли отношения Человека и Бога. Именно эта драмы и трагедия богооставленности определила судьбы всех ветхозаветных образов. Все вытекает из этого и все этим определяется. В том числе и судьба Иосифа.

Зачем это сделал Томас Манн - великий мыслитель и писатель - я узнаю из романа. Что он предлагает взамен этой драме и трагедии отношений Бога и Человека? Манн осторожен. Приведенную в первых главах гностическую историю «романа» Души, материи и Духа он делает анонимной. То ли сам Иосиф имеет в душе и разуме такую модель отношений с Высшими Смыслами. И она стала следствием участия Иосифа в означенной выше цепочке хранения истинного знания о Боге. То ли это рассказы его раба Елиезера. Не ясно. Ясно только одно, что этот роман совершенно не связан с библейской драмой отношений Человека и Бога. Более того, эта модель антагонистична библейской. А стало быть, новый миф.

В свое время мне довелось читать всякого рода критические сочинения на тему историзма личности Христа. Или авторов, которые признавая Его историчность, всячески пытались показать, что Евангельский образ Христа Спасителя - позднейший миф, возникший вопреки исторической правде о Христе. Для меня подобная критика несостоятельна по ряду обстоятельств. Одним из них является чисто логический мухлеж. Все эти споры вокруг образа или Личности Христа были бы не возможны, без признания величайшей Его роли в истории Человечества. Иначе, зачем вообще обсуждать Его образ или Личность?

И если ты, обсуждая это, говоришь, что все это миф, то - пожалуйста! Этот твой выбор. Но признавая величие и масштабность мифа, а так же образа на котором он держится, ты не можешь отрывать образ от мифа, миф от его содержания и, стало быть, образ от содержания мифа. То есть мифический (прости Господи) Христос - Сын Божий и Спаситель мира, и не как иначе. Не компиляция чего-то там бывшего до рождения этого мифа, и уж тем более бывшего после него. А раз этот миф коренным образом и со скоростью взрыва - за каких-то несколько веков, на фоне тысячелетий архаичной статики - изменил ход Истории, то это уже больше, чем миф. И образ, на котором держится это большее чем миф, естественно гораздо большее, чем просто Образ. Что именно - не столь важно. Но уже не просто миф. То есть мы пришли к отрицанию первоначального тезиса.

Если же ты, признавая историчность Христа, наделяешь мифологичностью все что было сделано именем Его, то допускаешь эту же ошибку. Как можно оторвать личность от плодов исторической деятельности этой личности? И опять же расстояние между жизнью Христа и историческими последствиями этой жизни чрезвычайно близки. Не века и даже не десятилетия. А сразу же за Его смертью следует появление Его Церкви.

Я все это привел не для начала спора. А для иллюстрации, что отрыв мифа от его содержания, или результатов жизни от личности - это нонсенс. И его сотворить можно только ради создания некого костыля для своей позиции.

Авторы статей из БСЭ и Б. Сучков сделали это с марксизмом, выбросив из него весь драматизм и трагичность истории Человечества. Вы спросите - причем тут литературовед Борис Сучков, написавший предисловие к роману Томаса Манна «Иосиф и его братья»? Я роман еще не прочитал и не могу сказать, что он напрочь лишен драматизма, являющегося стержнем ветхозаветного «мифа».  Но Сучков в своем предисловии ни слова не говорит об этом драматизме. Он, как и авторы статей БСЭ кастрирует миф, легший в основу романа. Если эта трагедия и драма в романе есть, то явным образом. Если их там нет, то - косвенным, не желая указать на это отсутствие.

Роман мне еще предстоит прочесть. Уже ясно, что про сопоставление с Ветхим Заветом мне можно забыть. Пока не знаю, повод дли это для сожаления или любопытства. Все прочитанное мной до Иосифа у Манна мне более чем понравилось.

Я написал все это, потому что мне важно в начале моего странствия по лабиринтам времени в его бездонном колодце зафиксировать ракурс, точку зрения и восприятия все, что я увижу, прочту, почувствую. Ради этого я отложил все свои срочнейший дела, и спешу, теперь выговорившись, к ним вернуться.

Добавить в друзья в: ЖЖ | ВК | твиттер | фейсбук | одноклассники



  • 1
А я вот смог осилить только первый том, и страниц 50 второго. Потом несколько раз брался дочитывать, но не смог по причине тяжеловесности слога, продираясь сквозь который начисто забываешь о том, что прочитал 5 минут назад.

несколько раз брался дочитывать, но не смог

ну вот... утешили. Мне еще предстоит все это. Но я спокойно отношусь к такого рода стилю изложения. Так как в основном читаю не художественную литературу. Прорвемся.

Re: несколько раз брался дочитывать, но не смог

Роман получился каким-то.....совершенно немецким. Одновременно очень натужным, чрезвычайно перегруженным и жутко претенциозным (в смысле объять собой необъятное а-ля Гегель).

Такие вот пироги - когда я позже читал Гегеля, и не понимал, то всегда вспоминал этот роман. Раз уж я не осилил "Иосифа", то куда мне осилить Гегеля....

" Перерабатывает кардинально, удаляя от туда тоже самое, что удалили авторы статей из БСЭ - драматизм и трагедию".
Читайте дальше. Будет Вам и трагедия, и драматизм, причем без кардинальных переработок. И да убережет Вас дух истории от выводов о книге после нескольких первых страниц. Это недостойно хорошего аналитика.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account