Previous Entry Share Next Entry
Фантики, конфетки и начинка (2) О феномене современного "казачества"
фото с фото
teterevv


Я бы прошел мимо обсуждаемого мной феномена конструирования новой народности, если бы конструкторы не создавали нечто, угрожающее России. Об этом же говорят и выбор авторитетных авторов, которых я разберу ниже.

Мой прошлый пост о казачестве вызвал бурю в стакане воды. Он бы перепощен в одно казачье сообщество и там начался «тихий ужас». Оскорбления и призывы «разобраться» с этими новыми красными, - все это мелочи. Как и призывы написать на меня заявления в компетентные органы. Хотя странно слушать их, когда переданные нами подписи граждан против памятника предателю Краснову именовались доносами этими же гражданами. Тут, как в том анекдоте, или трусы наденьте, или крестик снимите.

Надо признать, что среди участников того сообщества нашлись люди и вменяемые. Они попытались начать обсуждать суть проблемы, а не меня. Вот, честное слово, мне бы дела не было до всех этих игрищ с конструированием новой народности «казаки», если бы за этим отчетливо не вырисовывалась политика. И при этом политические цели конструкторов очень опасные для России.

Оснований для такого вывода у меня два. Оснований полученных именно из участия во всем этом споре.

Первое заключается в том, что сторонники гипотезы о казачестве, как самостоятельном народе ведут себя прагматично иррационально. Это не парадокс, а еще одна иллюстрация к тому, что большинство из них мечется между верой и знанием в этом вопросе. «Новые казаки» с упорством заявляют о «доказанности» своей позиции, но при этом лишь очень незначительная часть из них способна предъявлять хоть какие-то рациональные аргументы. А в большинстве своем, они пересказывают как некий «символ веры» источники, которые я и обсуждаю. Плюс к этому добавляются карты и другие документы, которые будут мной также разобраны позже.

Что все это значит? То, что этим самым «новым казакам», грубо говоря, кто-то прочел лекцию, и они ее очень плохо заучили. Книг, которые сами же приводя, они, как и подобает современным «студентам», не читали. Но названия и высказывания «лектора» транслируют на автомате. И можно сделать вывод, что «лектор» - это не плод моего воображения. Именно описанное поведение подавляющего большинства моих оппонентов делает этот вывод более чем правомочным.

Вторая сторона этой иррациональности высвечивает еще одну сторону процесса конструирования. Очень резкое и агрессивное противопоставления «новыми казаками» обретенного ими (благодаря «лектору») некого «мы», общероссийскому и общерусскому «они». То есть уж речь идее не о «мы» как части в неком большом сообществе народов России - большого «МЫ», а именно «мы - казаки» и «они», все остальные.

И разговаривать с этим «они» новые казаки не хотят вообще. Они встречают враждебно и агрессивно любое проявления этого «они». Это очень мне напоминает проведенную информационно-психологическую операцию на Украине, где было проделано, буквально, то же самое деление на «мы» и «они», разделившее некогда единой «МЫ».

Чтобы не быть голословным, вот иллюстрация. Вернее две. Первая - со стороны «нового казачества» в той его части, которую взволновал мой пост, я не услышал ни одного голоса поддержки в нашей борьбе с памятником Краснову. А ведь именно с него все и началось. И тут же все предельно ясно. Как бы кто не оппонировал в одном, вопрос почитания предателя и прислужника фашиста - это совсем иное дело.

Вторая иллюстрация уже более предметная. Вот один из комментариев под моим постом:

Если кто-то не понял, то под «ними» автор имеет в виду Россию, Донбасс. То есть тут прямая солидаризация с бандеровцами и их отношением к русскому миру. От такого заявления до «Сашка Билого» - один шаг. Кто-то скажет, это, мол, один такой «Сашко» среди казаков. Но ведь кроме меня его никто не одернул! Он там резвиться дальше, а меня - его призвавшего к ответу - в черный список. А выше, кстати - призыв писать те самые заявления на мой пост, о которых я упомянул ранее, как образец беспомощности в любом конструктивном разговоре.

И последнее, что я хочу сказать, перед разбором очередных авторов, на которых ссылаются «новые казаки». Я не понимаю, на что рассчитывают местные начальники, которые минимум поощряют все это конструирование. А то, что поощряют, это очевидно. Эти ребята мне даже переслали постановление Правительства Ростовской области. Вот оно.

С ним я тоже буду потом разбираться. А пока я хочу задаться вопросом. Неужели эти местные «элитарии» не понимают, что больше всего рискуют именно они. Ну, предположим, победит их детище. И тогда «Сашки Билые» придут к ним и будут «люстрировать». Спросят с них за близость к Москве, которой эти самые чиновники долгое время «исправно» служили. А если все эти игрища ни к чему не приведут или будут нейтрализованы, то уже Москва с них спросит. Так, что как ни крути местные чиновники подставляют себя со всех сторон. Если только не собираются потом бежать. Но если так, то еще очевидней политическая подоплека популяризация идей о казачестве, как самостоятельном народе. Кстати, в комментарии «Сашка» прямо говорить, кто по замыслу авторов этих политических игрищ должен «подняться на борьбу с Москвой»: тюрки, кавказцы, поморы и сами казаки. Тут перечислены все направления ведения с Россией диффузных сепаратистских войн.

Ну а теперь о книгах и их авторах.
---

Александр Иванович Ригельман (1720 — 23 октября 1789) — русский военный инженер, генерал-майор, историк; обучался в шляхетском кадетском инженерном корпусе, долго жил в Малороссии, снимая карты и составляя планы малороссийских городов, позже занимался исправлением и постройкой крепостей по северо-восточной линии, по днепровской линии и в других местах.

Он написал всего два исторических труда, один из них - «История, или повествование о Донских казаках»

Вот описание сей книги:
«Уйдя в отставку после славных военных и государственных дел, генерал-майор А.И. Ригельман с энтузиазмом занялся историческими исследованиями. Прожив много лет бок о бок с казаками, он посвятил несколько работ казацкой старине. Написанная за 30 лет до Карамзина "«История о донских казаках», в которой исторические факты причудливо сочетаются с легендами и преданиями, остается примечательным памятником русской историографии XVIII века.
«Я сие описание составил не для поношения сего народа, но единственно для соображения всех настоящих дел их...Хотя и были из оных между тем изверги и развратные люди, и что они из разного народа общество свое составили и были иногда неспокойны, оное войску их не делает пороку, потому что и в прочем народе, а паче при начале такого собрания своего были такие ж буйственники и удальцы противу соседей и земляков своих, но потом так же состоятельными людьми стали быть, как и сии».

Ну что тут можно прибавить? Собрание фактов, легенд и преданий, собранных вместе, не ради поношения казачества, а ради того, чтобы показать ему, что сей феномен, хотя и составлен из народов разных, пользу Отечеству принести способен.

Так что же Ригельман сказал о происхождении казачества?
«Ригельман … говорит нам о том, что казаки произошли одной своей частью от черкас – ославянившихся православных тюрках: торков, берендеев и чёрных клобуков, состоявших на русской службе.

вторая ещё часть легенды записанной Ригельманом, в которой говориться, что казаки произошли от неких горских народов, а как она собственно состыкуется с первой? Всё объясняется довольно просто. Для заполнения этого пробела совершим ещё один экскурс в историю Киевской Руси. Вспомним князя Святослава, его походы на хазар и захват им Причерноморья. В том числе таких крепостей как Саркел, названной русами Белой Вежой и Тматархи – Тмуторокани. На этой территории было основано новое русское княжество – Тмутороканское. После вторжения в Причерноморье половцев куманов в начале 12 века, упоминание о Тмуторокани и Белой Веже, в русских летописях исчезают. Так как тем удалось захватить эти русские твердыни.
Но сгинуло ли в кровавом урагане нашествия многотысячное православное население княжества? Нет, «беловежцы» неоднократно упоминаются русскими летописцами. Хотя некоторые из них подразумевают под беловежцами хазар иудеев. Однако, на мой взгляд поспешный вывод, хотя среди них, вполне вероятно и были хазары. Часть из них, оставив руины своих городов и селений, вернулись на Русь, где по великокняжескому повелению осели в 120 верстах от Чернигова, основав новую Белую Вежу. Впоследствии этот город был разрушен до основания вторгнувшимися монголами. Здесь нужно отметить, что местные жители уже не считали этих возвратившихся на родину потомков святославовых дружинников русскими. Они именовали этот весьма отюреченный, но православный народ хазарами или беловежцами. Именно они укрывшись в непролазных и дремучих лесах, на границе Руси и Польши, во время монгольского нашествия, и дали им названия Беловежской пущи. Вполне вероятно, что с уходом монгольских туменов в родные им степи, беловежцы возвращаются на Днепр, откуда переходят на Дон, подальше от междуусобиц продолжившихся на юге Киевской Руси, вплоть до подчинения её Литвой. По крайней мере, эта версия полностью перекликается с казачьей легендой, о некоем охотнике хазарского племени пришедшем на Днепр и Дон из Польши! А ведь православные беловежцы, за сто с лишним лет своего проживания в окружении остатков хазарских племён, и в самом деле значительно отюречились и охазарились.
На Дону православные беловежцы находят союзников в лице бродников».

Далее мы знаем. Но самое интересное еще впереди. Автор приводимых мной цитат, куда революционней Ригельмана:
«Немец Ригельман, по простоте душевной, считал, что если человек называет себя русским, то он выходец из Московской Руси-России. Но ведь была и Киевская Русь. А казаки судя по всему, один из его осколков, чудом сохранившимся после монгольского нашествия».

То есть даже упрекает авторитета для сторонников позиции о самостоятельности казачества, как народа, в том, что русские, которые заместили в казачестве другие (напомню) гипотетические начала это не обязательно выходцы из Московской Руси. А осколки Киевской. На этом я остановлюсь, зафиксировав, что никаких основании ссылаться на Ригельмана а моего оппонента судя по всем не было и нет.

Идем дальше - Теофил Лапинский "Горцы Кавказа и их борьба".
Этот польский офицер… Удивительное дело, что для новых казаков авторитетно мнение представителя нации, активно занимавшегося историческим этногенезистным мифотворчеством, чтобы обосновать свое право на русские земли. На да это их дело. Они историю России видимо из принципа не изучают, ведь русские - это чуждый им народ.
Но вед главное в другом! В том, что и этот польский пан никак не может помочь новым казакам, доказать свою особую народность. Он снова пишет о черкесах и т.д. по ранее изложенной схеме. Хотя нет.
«Казаки Днепра— единственные, которые имеют много славянской крови, но казаки Дона почти сплошь состоят из татар и одной небольшой части московитов».

Вот так авторитет для казаков, который откровенно проповедует русофобские взгляды, очень близкие, и понятно почему, к майданному мифотворчеству.
«Герцен следующим образом охарактеризовал Лапинского: «Он был долго на Кавказе со стороны черкесов и так хорошо знал войну в горах, что о море и говорить было нечего… Лапинский был в полном слове кондотьер. Твердых политических убеждений у него не было никаких. Он мог идти с белыми и красными, с чистыми и грязными; принадлежа по рождению к галицийской шляхте, по воспитанию — к австрийской армии, он сильно тянул к Вене. Россию и все русское он ненавидел дико, безумно неисправимо. Ремесло свое, вероятно, он знал, вел долго войну и написал замечательную книгу о Кавказе».

Ему вторит Бакунин: «Лапинский храбрый, ловкий, смышленый, но бессовестный или по крайней мере широкосовестный кондотьер, патриот в смысле непримиримой и непобедимой ненависти к русским, как военный по ремеслу ненавидящий всякий, даже свой собственный народ».
Замечательный авторитет. Поздравляю.

Далее.
Алексей Попов — русский историк. В начале XIX века был директором училищ в области Войска Донского и историк донского казачества. В 1812 году, по желанию атамана Всевеликого войска Донского Матвея Платова составил и издал в 1814-16 годах книгу «История о Донском Войске». В ней он вел род донских казаков от амазонок, утверждал, что на персидском языке «Козак значит Скифа» и высказывал предположение, что Земля Донская раньше называлась «Козакией». Сам Алексей Попов, очевидно, был не казаком, а русским образованным чиновником.

От амазонок - не более, и не менее. Очень напоминает изыски современных украинских «историков». Но не это главное. Главное  в другом - по поручению атамана Платова. Читаю в дневнике деда:

«За что же казаки не любили Платова?
В первую очередь за то, что это был первый казак, принявший графство от Царя и ставший по существу крепостным помещиком. Во-вторых, это был первый наказный атаман на Дону, то есть назначенный царём после отечественной войны. До Платова войсковой атаман Дона избирался на войсковом круге, а с Платова из заслуженных казаков (потом и не казаков) стали назначать наказных атаманов царским указом, в последствии окружных атаманов тоже назначало царское правительство и только в станицах и хуторах осталось казачье выборное самоуправление.
В-третьих, Платов, будучи наказным атаманом решил перевести столицу Дона из Черкасска (Старочеркасск) в новое место. Войсковой круг (он еще существовал) наметил перенесение столицы Дона в Аксай, а наказной атаман Платов принял решение переносить и строить Новочеркасск на речке Тузлов, приток реки аксай впадающий в Дон. Казаки обжаловали царю Александру I…».

Согласитесь, налицо разрыв в самоидентификации казаков старых  - до революционных и новых «проснувшихся». Но об этом подробней в следующем посте на эту тему.


Добавить в друзья в: ЖЖ | ВК | твиттер | фейсбук | одноклассники



  • 1
Иваны, родства не помнящие и желающими всем чужими стать и таковыми оставаться

вы нам родней и не были. Были по вере, но как только вы отказываетесь быть Православными, и тут из разряда родни выхдите.

Голуба, вас десяток без единицы. Вы никому не нужны. Вы изгои и выродки. И православные так не пишут. Они добрые. Так что вы и не православные.
Вы вообще никто

а остальные - молчат. в тряпочку.

Одно автор не увидел. То не увидел что у казаков было отличное от русских этническое самоосознание задолго до Революции. И это делает уже не важным каков был этногенез казачьего народа.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account