Previous Entry Share Next Entry
Освободительная миссия Красной Армии в 1944—1945 гг. (23)
фото с фото
teterevv
Харбин2.jpg
Харбин. Август 1945 г.

Руководство милитаристской Японии в годы войны было виновно в гибели в странах Восточной и Юго-Восточной Азии свыше 40 млн человек, в том числе более 35 млн китайцев, 4 млн индонезийцев, 2 млн вьетнамцев и др. Советский солдат своим воинским подвигом пресек эту вакханалию смерти и насилия, в чем и состояла его главная заслуга в ходе Освободительной миссии на Дальнем Востоке.




3.6. Освободительная миссия Красной Армии на Дальнем Востоке:
социально-психологические и гуманитарные аспекты


Руководство милитаристской Японии в годы войны было виновно в гибели в странах Восточной и Юго-Восточной Азии свыше 40 млн человек, в том числе более 35 млн китайцев, 4 млн индонезийцев, 2 млн вьетнамцев и др. (104)

Советский солдат своим воинским подвигом пресек эту вакханалию смерти и насилия, в чем и состояла его главная заслуга в ходе Освободительной миссии на Дальнем Востоке. В ходе августовских боев 1945 г. советскими войсками была освобождена территория площадью более 1,3 млн кв. км, с населением свыше 40 млн чел. (105) Но еще важнее было то, что само вступление СССР в войну предопределило ее неизбежное скорое завершение. Американские политики не раз заявляли, что война продолжалась бы еще не менее года и стоила бы дополнительно нескольких миллионов человеческих жизней без вступления в нее СССР. Главнокомандующий американскими вооруженными силами в бассейне Тихого океана генерал Макартур считал, что победа над Японией может быть гарантирована лишь в том случае, если будут разгромлены японские сухопутные силы, что невозможно было сделать без Красной Армии. 9 августа японский премьер-министр Судзуки на экстренном заседании Высшего совета по руководству войной заявил: «Вступление сегодня утром в войну Советского Союза ставит нас окончательно в безвыходное положение и делает невозможным дальнейшее продолжение войны» (106). И хотя японская армия еще пыталась отчаянно сопротивляться, скорейший разгром Японии и ее выход из войны были предопределены. Тем самым СССР предотвратил не только продолжавшееся истребление мирного населения целого ряда оккупированных Японией стран и военнопленных, но и широкомасштабное уничтожение гражданского населения в самой Японии, неизбежное при тактике «выжженной земли» и войны «до последнего японца». Стремительное же продвижение советских войск к уезду Пинфань, где размещалась ставка «Отряда 731», предотвратило еще более ужасную катастрофу — массированное применение такого оружия массового уничтожения, как бактериологическое.

Начиная освободительную миссию в Азии, советское командование особое значение придавало разъяснительной работе среди советских воинов, которую вели политуправления фронтов и флота. В листовке-обращении, выпущенной политуправлением 1-го Дальневосточного фронта, «Держать высоко честь нашей армии-освободительницы» говорилось о вступлении на землю Маньчжурии «с великой, благородной целью — разгромить войска японских агрессоров и ликвидировать второй очаг мировой войны, чтобы ускорить восстановление мира во всем мире и обеспечить безопасность наших дальневосточных границ», подчеркивалось, что советский воин пришел, чтобы помочь китайскому народу освободиться от японского порабощения. «Будь достоин великой освободительной миссии, которая возложена на тебя Родиной, высоко держи честь советского воина!» — звучало в Обращении. Советское командование призывало воинов быть внимательным к интересам местного китайского населения, уважать его собственность, его обычаи. Эти обращения нашли понимание у личного состава советских войск.

Не меньшее значение было придано разъяснению среди местного населения целей и задач Красной Армии. В частности, были изданы и широко распространялись обращения Маршала Советского Союза А.М. Василевского «К братскому китайскому народу», «Братья-корейцы» и др. на китайском, корейском, монгольском языках. На японском языке было издано его обращение «К японской армии. К японскому народу», в котором разъяснялись задачи Маньчжурской стратегической операции.

В обращении к местному населению оно призывалось к борьбе «за освобождение своей Родины от кровавого режима японской военщины», к поддержке действий Красной Армии. В обращении к японцам говорилось, что продление поддержки военной клики приведет к повторению Японией судьбы Германии. Советская авиация с 10 августа начала сбрасывать листовки с обращениями над густонаселенными районами Внутренней Монголии, Маньчжурии и Северной Кореи, причем лишь за первые пять дней военных действий было сброшено свыше 24 млн листовок, в том числе политорганами 1-го Дальневосточного фронта — более 12 млн, 2-го Дальневосточного фронта — почти 5,4 млн.

Китайское население с радостью встретило советские войска, увидев в них не завоевателей, а своих освободителей. Во многих документах и воспоминаниях отмечалось, что местное население (китайцы, монголы) радушно принимало наступавшие части: выносили бойцам воду и продукты, помогали вытаскивать застрявшие машины, сотрудничали в восстановлении дорог и т.п. Жители многих городов (в т.ч. Харбина. Чанчуня, Гирина, Шэньяна и др.) выходили с красными повязками на рукавах, радостно приветствовали советских солдат, которые со своей стороны оказывали помощь населению освобожденных районов.

Нередкими были митинги, которые устраивало местное населения. На них жители освобожденных территорий говорили, что Красная Армия освободила их от японского рабства, благодарили за то, что советские солдаты изгнали японских захватчиков, которые много лет грабили и угнетали Китай, превратив людей в рабочий скот. Ораторы призывали оказывать всемерную помощь Красной Армии. Подавляющую часть населения, которая оказывалась на пути наступления советских частей, составляли бедные китайские и монгольские крестьяне, которые высказывали надежду, что Красная Армия не позволит притеснять крестьян.

На территории Внутренней Монголии и Маньчжурии советские бойцы столкнулись с ужасающей нищетой местного населения, изможденных голодом людьми. Японцы жестоко и методично грабили жителей Маньчжурии. Многие китайцы, монголы и корейцы проявляли ненависть к японским поработителям, в том числе просили дать им оружие, чтобы сражаться против японских захватчиков. Войска Манчжоу-Го и князя Дэвана не хотели воевать на стороне японцев и при появлении советских войск сразу же добровольно сдавались в плен. Маньчжуро-монгольские части, добровольно сдававшиеся, разоружались, их личный состав распускался по домам. К концу августа вся территория Маньчжурии (площадью более 1,3 млн кв. км с населением свыше 40 млн человек) была полностью освобождена от японских захватчиков.

Сразу же были налажены межгосударственные отношения с Китаем. 14 августа 1945 г. состоялось подписание договора о дружбе и союзе между СССР и Китаем (заключён на 30 лет), соглашений о Китайской Чанчуньской железной дороге, о Порт-Артуре и Дальнем. 24 августа 1945 г. договор о дружбе и союзе и соглашения были ратифицированы Президиумом Верховного Совета СССР и Законодательным собранием Китайской республики.

По соглашению о Китайской Чанчуньской железной дороге, бывшая КВЖД и её часть — Южно-Маньчжурская железная дорога, идущие от станции Маньчжурия до станции Суйфэньхэ и от Харбина до Дальнего и Порт-Артура, переходили в общую собственность СССР и Китая. По истечении 30 лет КЧЖД подлежала безвозмездной передаче в полную собственность Китая. Соглашение о Порт-Артуре предусматривало превращение этого порта в военно-морскую базу, открытую для военных кораблей и торговых судов только Китая и СССР. По истечении 30 летнего срока военно-морская база Порт-Артур подлежала передаче в собственность Китая.

По ходу наступления Красной Армии требовалось срочно восстановить нормальную жизнь городов и сел: обеспечить население продовольствием, помочь в уборке урожая, наладить производство. Для решения этих жизненно важных задач, для налаживания мирной жизни и взаимодействия китайских властей с советской военной администрацией в крупных городах и важных населенных пунктах создавались советские военные комендатуры. Коменданты в освобожденных районах становились первыми представителями военной и гражданской власти. В Маньчжурии было создано 92 советских комендатуры, которые контролировали всю политическую, экономическую и культурную жизнь населенного пункта, охраняли мирный труд и обеспечивали порядок и безопасность. Им пришлось вести трудную борьбу с хунхузами, мелкие и крупные отряды которых терроризировали население, совершали нападения на советских военнослужащих и даже тыловые службы и учреждения советских войск. Речь шла о многих тысячах хунхузов в целом ряде районов, которые были разоружены, обезврежены или уничтожены.

Постепенно в Маньчжурии налаживалась мирная жизнь. Открывались школы, заготавливались продукты питания, товары первой необходимости, стала выплачиваться зарплата рабочим и служащим городов, пособия безработным, устанавливались твердые цены на продовольствие.

Следует учитывать, что дальневосточная кампания Красной Армии началась в условиях не только японской интервенции, но и жесткого политического противостояния в Китае. Конечно, советское командование в первую очередь поддерживало левые силы, которые были представлены КПК. На освобождаемых от японцев территориях создавались демократические организации и профсоюзы, органы местного самоуправления.

В ноябре 1945 г. советское командование представило гоминдановским властям план эвакуации войск к 3 декабря того же года. Однако начавшийся вывод советских войск был приостановлен по просьбе гоминдановского правительства до завершения организации гражданской администрации в Маньчжурии и переброски туда китайской армии.

В марте 1946 г. советским руководством было принято решение о незамедлительном выводе Советской Армии из Маньчжурии. 3 мая 1946 г. последний советский солдат покинул территорию Маньчжурии.

На Ляодунском полуострове, в соответствии с договором 1945 г., осталась 39-я армия, 7-й бомбардировочный авиационный корпус, в совместном пользовании Военно-морская база Порт-Артур. Местом дислокации этих частей были Порт-Артур и порт Дальний, то есть южная часть Ляодунского полуострова, и Гуаньдунский полуостров, расположенный на юго-западной оконечности Ляодунского полуострова. Небольшие советские гарнизоны сохранялись вдоль линии КВЖД.

Присутствие советских войск, безусловно, способствовало укреплению китайских революционных сил. Вместе с тем, обе китайские противоборствующие стороны — гоминдан и компартия Китая — спешили упредить соперника и не допустить его усиления, и пока советские части воевали против японцев, между гоминдановскими войсками и коммунистическими частями происходили многочисленные стычки. В это противоборство всячески вмешивались США, поддерживая режим Чан Кай-ши. Причем и СССР, и США передавали трофейное японское вооружение одной из сторон. Советское командование не спешило допускать в районы размещения своих войск гоминдановские части, тем более что они вели себя недружелюбно по отношению к советским войскам. Оно не возражало против занятия гоминдановскими войсками любого пункта в Маньчжурии в соответствии с советско-китайским договором от 14 августа 1945 г., но только после вывода оттуда советских войск. По мере постепенного ухода из Маньчжурии советских войск в оставляемые ими города и населенные пункты вступали войска КПК. Таким образом, коммунисты закрепляли за собой территории, которые освобождали советские войска, сумели создать в Маньчжурии мощную революционную базу, превратить партизанские части в регулярные, и т.д. КПК получило часть оружия, боевую технику и снаряжение бывшей Квантунской армии. В то же время по условиям капитуляции вооружение более чем миллионной группировки японских сил в Центральном и Северном Китае оказалось в руках гоминдановской армии.

Вместе с тем, дипломатическими методами и фактом присутствия советских войск было сорвано широкое прямое вмешательство США во внутренние дела Китая. Империалистическому курсу США на подчинение этой страны интересам американского капитала, поддержке режима гоминдана противостоял курс СССР на укрепление национальной независимости Китая, демократический путь его развития, предотвращение гражданской войны. Американские политики и стратеги высоко оценивали огромный потенциал Маньчжурии (который ранее пыталась использовать Япония) и стремились прибрать его к рукам с тем, чтобы им не могли воспользоваться для своего усиления ни СССР, ни сам Китай. США хотели использовать Маньчжурию не только в своих экономических интересах, но и как плацдарм для развязывания в будущем войны против СССР. Средством достижения этой цели для США было стремление распространить на Маньчжурию политику «открытых дверей». Однако политика СССР воспрепятствовала реализации американских намерений. С выводом советских войск из Маньчжурии СССР настойчиво потребовал от США выполнения обязательств по Китаю, заставив вывести с его территории американские войска.

СССР оказывал помощь китайскому народу в налаживании мирной жизни не только в период пребывания советских войск на китайской территории. После окончания войны восстановление и развитие промышленности и сельского хозяйства с советской помощью явилось существенной поддержкой для молодой Китайской Народной Республики, причем основой тяжелой индустрии КНР стали крупные предприятия Маньчжурии, построенные и реконструированные с помощью СССР (металлургические, машиностроительные, химические, оборонные и другие).

Таким образом, освободительная миссия Красной Армии от японских захватчиков была дополнена всесторонней помощью китайскому народу по утверждению его государственной независимости и социально-экономическому развитию. 14 февраля 1950 г. был заключён советско-китайский договор о дружбе, союзе и взаимной помощи.

Не менее стремительно развивались события и в Корее. В ночь с 8-го на 9-е августа Красная Армия пересекла китайско-корейскую границу, а Тихоокеанский флот начал обстрел приграничных портовых городов. 12 августа были взяты расположенные вблизи границы с СССР порты Унги и Начжин, с 13 по 16 августа советские войска штурмовали северо-восточный порт Чхончжин. Отдельные бои происходили и после 15 августа 1945 г., то есть после Указа императора о прекращении боевых действий, вплоть до 22 августа. Нередко японцы оказывали ожесточенное сопротивление. Завершено разоружение японских частей в Северной Корее было 25 августа. Многие из погибших советских воинов покоятся на русском кладбище в Пхеньяне, Раджине и Чхонджине. Войска США высадились в Южной Корее уже после японской капитуляции на всех фронтах, 6—8 сентября, то есть после разгрома японских сил в северной и центральной части Корейского полуострова Красной Армией.

Для корейского народа, который был под властью Японии фактически с конца XIX в., 15 августа стало днем независимости. Красная Армия сделала то, что оказался неспособным сделать, при всем героическом сопротивлении, сам корейский народ — изгнать японских захватчиков и поработителей, восстановить долгожданную независимость.

Освобождение фактически спасло корейский народ от культурного геноцида, от потери национальной идентичности. За почти полувековое владычество японцев, пока сменилось несколько поколений, реализовывалась политика насильственной ассимиляции, растворения корейского этноса в японском. Она реализовывалась путем вытеснения корейской национальной культуры, перехода корейцев на японские имена, вытеснения корейского языка из официальной, а во многом и из частной жизни. Были закрыты газеты на корейском языке, запрещено его использование в школьном образовании, в государственной документации. Японские колонизаторы формировали новое мировоззрение корейцев, многие утрачивали знание родного языка. Достаточно было еще 15—20 лет японского господства, чтобы корейцы полностью утратили свою национальную идентичность.

Корейцы активно привлекались колонизаторами на военную службу, так что в рядах императорской армии сражались тысячи оболваненных молодых людей. Начиная с 1939 г. начал действовать закон о «Всеобщей трудовой повинности», нацеленный на массовую отправку корейских рабочих в Японию, где ощущалась нехватка рабочей силы из-за мобилизации японцев в армию. От принципа «полу-добровольности» вскоре перешли к насильственному набору молодежи, расселению корейских рабочих в «общежитиях» за колючей проволокой. Корейское население подвергалось особенно изощренной эксплуатации, вело полуголодное существование. Десятки тысяч кореянок были «завербованы» (как правило, насильственно привлечены) в военные бордели — «станции утешения».

Освобождение Красной армией спасло корейский народ от всех этих страданий и незавидной участи, которая ждала их в случае продолжения японского господства.

До своего ухода в конце 1948 г. Красная Армия оказала значительную помощь в восстановлении и развитии экономики и культуры Северной Кореи. Целенаправленно присланные из СССР военные и специалисты трудились вместе с корейцами, строили заводы, шахты, домны, дома.

________________________________________________________________________
104. Можейко И.В. Западный ветер — ясная погода. М., 1984. С. 195, 200.
105. Гриф секретности снят. Потери Вооруженных Сил СССР в войнах, боевых действиях и военных конфликтах. Статистическое исследование. М., 1993. С. 325.
106. Иноуэ Киёси, Оконоги Синдзабуро, Судзуки Сёси. История современной Японии. Сокр. пер. с яп. М., 1955. С. 264.

3.5. Преступления японского милитаризма





?

Log in

No account? Create an account