Previous Entry Share Next Entry
Освободительная миссия Красной Армии в 1944-1945 гг . Введение (II)
фото с фото
teterevv
плакат2.jpg
Что касается зарубежной (западной) науки, то практически вся она еще до начала  1990-х  гг. действовала в контексте «холодной войны», а потому  ни  о какой объективности не могло  быть и речи.  Ведь одной  из главных  сфер  противостояния Востока и Запада, СССР и стран НАТО была идеология, а замалчивание, принижение и даже отрицание роли СССР в победе над фашистской Германией и  милитаристской Японией во  Второй  мировой войне  являлось одной  из ведущих тенденций этого противостояния.

В современной геополитической ситуации сам термин «Освободительная миссия» подвергается наиболее яростным нападкам антироссийских сил как на Западе, так и внутри страны. Желание окончательно переписать историю Второй мировой «под себя» исходит  и из государств бывшего «социалистического лагеря»,  оказавшихся сегодня членами НАТО, и из бывших союзных республик СССР, тяготеющих к Западу (Украина, Молдавия, Грузия, Латвия, Литва,  Эстония и др.), и из стран — бывших противников СССР во Второй мировой  войне,  и из стран  — бывших союзников по Антигитлеровской коалиции. Общий лейтмотив  этих нападок  — попытка  подмены  «освобождения»  «оккупацией», стремление представить Освободительную  миссию СССР  в Европе как «новое порабощение»  стран, оказавшихся  в сфере советского  влияния, обвинения не только в адрес СССР и Советской  армии, но и в адрес России как правопреемницы  Советского Союза.

Введение (II)

Тема Освободительной миссии  СССР  и Советской  Армии во Второй мировой войне  прямо или  косвенно затрагивалась во многих  военно-исторических трудах советских  историков, хотя из всех многочисленных ее аспектов освещался преимущественно военный (боевые действия на территории стран Европы и Азии), реже — дипломатический, еще реже — гуманитарный. Военные  аспекты проблемы нашли отражение в обобщающих трудах и многотомных изданиях  «История  Великой  Отечественной войны  Советского  Союза. 1941—1945» (в 6 т.) (8)  и «История Второй мировой  войны 1939—1945» (в 12 т.) (9). Специально теме Освободительной миссии в странах  Европы и Азии был посвящен целый ряд сборников статей и монографий (10). Выходили также переводные труды представителей  стран «социалистического лагеря», посвященные различным аспектам «военно-политического содружества» и «интернациональной помощи» СССР народам Европы и Азии в период войны (11).

В 1985 г. к 40-летию Победы СССР в Великой Отечественной войне и в Дальневосточной кампании 1945 г. вышли два сборника документов: «Освободительная миссия Советских Вооруженных Сил в Европе во второй мировой войне» (12)  и «Разгром милитаристской Японии  и Освободительная  миссия  СССР  в Азии» (13). К сожалению, ни один из них не содержал ссылок на архивные фонды.

Наконец, многие страницы, а то и целые  главы,  посвященные освобо-ждению народов Европы от фашизма, содержатся практически во  всех  мемуарах советских  полководцев  и военачальников, участвовавших в войне  на ее заключительном этапе,  — Г.К. Жукова,  И.С.  Конева,  К.К.  Рокоссовского, А.М. Василевского  и др. (14), а также  в многочисленных сборниках воспоминаний рядовых участников войны (15).


В  постсоветский  период  в  новых  многотомных   изданиях,   посвященных событиям  Второй мировой  и Великой  Отечественной войн,  отдельные аспекты Освободительной миссии также  нашли отражение. Так,  например, особый раздел — «Дипломатия освобождения» — выделен в коллективной монографии «Великая Отечественная война.  1941—1945.  Военно-исторические очерки» (16), причем третья книга этого четырехтомного издания так и называется — «Освобождение». А в 5-м томе новой 12-томной истории Великой Отечественной войны один  из параграфов называется «Воин-освободитель: психология и поведение на завершающем этапе войны» (автор — Е.С. Сенявская) (17).

В 1990-е гг. значимым  событием стала публикация в издательстве «Терра» серии  сборников документов «Русский Архив.  Великая Отечественная», подготовленной Институтом военной истории МО РФ на основе рассекреченных документов ЦАМО  РФ,  несколько томов  которой непосредственно затрагивают проблемы  Освободительной миссии  в Европе и Азии (18), а также тематически  примыкающего к ним  сборника  документов  из Архива Министерства иностранных  дел РФ по Югославии (19).  В 2000-х гг. в издательстве «Российская политическая энциклопедия» выходит  серия сборников документов «Советская  военная администрация в Германии. 1945—1949», в которых представлены основные направления ее деятельности (20).

Отдельные статьи, посвященные Освободительной миссии,  вошли в энциклопедические и справочные издания как  советского (21), так и постсоветского
периодов (22). Однако уже начало дефиниции в новой «Военной энциклопедии» свидетельствует о пересмотре подходов  к самому  этому понятию: «Освободительная  миссия  — принятое  в советской  историографии название  боевой деятельности ВС СССР в годы Великой Отечественной войны 1941—45, связанной с оказанием  военной помощи народам зарубежных стран в их освободительной  борьбе против  немецкого  фашизма  и японского милитаризма, в восстановлении независимости и государственного суверенитета. Идеологически обосновывалась как проявление  и развитие пролетарского интернационализма, выполнение интернационального долга социалистическим государством и его армией…» (23). Здесь  же отмечается: «На освобожденных от захватчиков территориях Советские Вооруженные силы  содействовали восстановлению  разрушенной  войной  экономики, нормализации общественной жизни,  организации снабжения  населения  продовольствием  и медицинского обслуживания  и т.д. <…> Вместе с тем в 90-е гг. 20 века в целом ряде стран, в том числе освобожденных  от фашистских оккупантов Советской  Армией, произошел отказ  от сложившихся в прошлом оценок, получили распространение негативные взгляды на содержание и последствия Освободительной миссии Советских Вооруженных Сил» (24).

Что касается зарубежной (западной) науки, то практически вся она еще до начала  1990-х  гг. действовала в контексте «холодной войны», а потому  ни  о какой объективности не могло  быть и речи.  Ведь одной  из главных  сфер  противостояния Востока и Запада, СССР и стран НАТО была идеология, а замалчивание, принижение и даже отрицание роли СССР в победе над фашистской Германией и  милитаристской Японией во  Второй  мировой войне  являлось одной  из ведущих тенденций этого противостояния.

В современной геополитической ситуации сам термин «Освободительная миссия» подвергается наиболее яростным нападкам антироссийских сил как на Западе (25), так и внутри страны. Желание окончательно переписать историю Второй мировой «под себя» исходит  и из государств бывшего «социалистического лагеря»,  оказавшихся сегодня членами НАТО, и из бывших союзных республик СССР, тяготеющих к Западу (Украина, Молдавия, Грузия, Латвия, Литва,  Эстония и др.), и из стран — бывших противников СССР во Второй мировой  войне,  и из стран  — бывших союзников по Антигитлеровской коалиции. Общий лейтмотив  этих нападок  — попытка  подмены  «освобождения»  «оккупацией», стремление представить Освободительную  миссию СССР  в Европе как «новое порабощение»  стран, оказавшихся  в сфере советского  влияния, обвинения не только в адрес СССР и Советской  армии, но и в адрес России как правопреемницы  Советского Союза  в «насаждении тоталитарных режимов в Центральной и Восточной Европе», в преступлениях против  гражданского населения. За всеми этими околонаучными «историческими изысканиями» скрываются вполне реальные корыстные (геополитические, политические и материальные) интересы,  прорывающиеся, наконец, в требованиях к России «покаяться» и «возместить ущерб».  Термины  «оккупация», «вторжение» активно  используются сегодня в странах Прибалтики для разжигания  русофобии,  а на Украине — для присоединения этой страны к Евросоюзу и НАТО.  Политическая атмосфера и прямые  политические  установки  властной элиты  непосредственно влияют на западную историографию,  делают  ее по  большей части ангажированной, необъективной и откровенно  антироссийской.

В современной зарубежной историографии существует  ряд устойчивых направлений фальсификации истории  Второй  мировой,  ведущие  своё  начало с первых  дней  «холодной войны» (26). Среди них развенчание  и очернение  Оcвободительной  миссии  Красной  Армии занимает особое место (27). Само понятие «освобождение от фашизма» подменяется «советской оккупацией» стран Восточной Европы и насаждением там «тоталитарных режимов»; целенаправленно создается негативный образ Красной Армии как «банды мародеров, насильников и убийц мирного  населения»,  в отличие от якобы «благородных западных союзников». При этом отдельные негативные факты поведения советских военнослужащих  раздуваются и  абсолютизируются, преподносятся как  массовые и типичные, полностью игнорируется исторический контекст, последовательность и ход событий, причинно-следственные связи, меняются местами «палачи» и «жертвы».

В результате в западное сознание последовательно внедрялся и внедряется образ «русского  дикаря, оккупировавшего, поправшего, разорившего и осквернившего культурную Европу».  Цель  подобных интерпретаций вполне ясна  — сформировать антироссийское массовое сознание на Западе, вычеркнуть СССР (и современную Россию как его правопреемницу) из числа победителей во Второй мировой войне, а также «переформатировать»  российское  сознание  в негативном ключе в отношении к собственной истории и своей стране.

После распада  СССР эти тенденции проявляются не только  на Западе, но и  на  территории стран бывшего «социалистического  содружества», и  в обретших  государственную независимость бывших советских республиках, и в либеральном  течении  современной российской  историографии (28).  Особенно ярко  они  реализуются в околонаучной псевдоисторической публицистике (29). При  этом  опираются представители данного направления не на архивные документы, а на весьма  субъективный источник — позднейшие мемуары нескольких авторов, известных своими диссидентскими взглядами (30).

Противодействие указанным  тенденциям с объективных исторических позиций осуществляют прежде всего российские ученые (31).  Вместе с тем, есть немало политически неангажированных зарубежных исследователей,  которые пытаются объективно  освещать роль СССР  в освобождении Европы и Азии в противовес ее негативной мифологизации (32).

В целом, оценивая современное состояние исследований по данной проблеме, необходимо подчеркнуть, что, несмотря на значительный объем литературы (прежде всего, еще советской историографии), изучение Освободительной миссии во многих  аспектах  остается незавершенным (в том числе из-за недостаточного доступа  к соответствующим источникам), а также фраг
ментированным (по отдельным  странам,  военным  операциям, тематическим аспектам и т.д.).  Научное исследование Освободительной миссии осложняется идеологизированным «шумом», проникающим в научную сферу из публицистики, СМИ и напрямую из политики.

В год 70-летия  Великой Победы (а это мощнейший информационный повод для новых попыток  переписывания истории в интересах Запада) и в условиях обострившейся внешнеполитической обстановки, когда уже современную Россию  пытаются  выставить  перед международным  сообществом  в виде агрессора,  аннексиониста и «душителя демократических  свобод»,
тема Освободительной миссии советских Вооруженных Сил во Второй  мировой войне  (в первую очередь, в гуманитарном и социально психологическом ракурсах) приобретает особую значимость. Её актуальность носит многоуровневый характер. Во-первых,  это политическая актуальность, поскольку искажение  освободительной  роли СССР  в победе над фашистской Германией  и милитаристской Японией   направлено   на  подрыв  международного   положения   современной России  как правопреемницы СССР.  Во-вторых,  это экономическая актуальность, так как за попытками представить Красную Армию не как освободителя и защитника, а как оккупанта,  насильника и грабителя, якобы нанесшего разным странам в том числе и материальный ущерб, логично следуют и материальные претензии, которые «обязана возместить» современная Россия. В-третьих, тема Освободительной миссии весьма  актуальна и для внутрироссийских процессов, прежде  всего,  в морально-психологическом, духовном   плане:  от того, в каком облике предстают деяния наших отцов и дедов во Второй мировой войне,  которая  для нашей  страны  — судьбоносная  Великая  Отечественная,  зависит национальное самосознание современных граждан  России.

Не менее  актуальной является и научная составляющая данной проблемы. В  современной историографической  ситуации сохраняется ряд  общественно и научно  значимых тем и аспектов их изучения, которым исследователями в рамках  исторической науки  до сих пор  не уделено  должного внимания. К ним принадлежит и проблема гуманитарного и социально-психологического ракурса Освободительной миссии  Красной  Армии во Второй мировой войне, причем как в теоретико-методологическом и методическом, так и в конкретно-историческом  контекстах ее исследования. Казалось бы,  Великая Отечественная война  — период отечественной истории, которому посвящено «море» научной литературы, и почти  не осталось тем и сюжетов, не освещенных исторической наукой.  Однако,  именно  гуманитарным  аспектам  указанной  проблемы  «повезло» меньше  других, что привело  к заполнению «белых пятен» преднамеренными фальсификациями. Это позволило привнести из западной  политизированной публицистики и журналистики заказные  «черные  мифы»  о массовых «зверствах»  красноармейцев в Европе и Азии,  вымещении  чувства  мести  на  гражданском населении, «изнасилованной Германии»,  «красных варварах с Востока, разрушающих европейскую культуру», массовом мародерстве советских военнослужащих, и т.п.  Подобные мотивы через ангажированные СМИ,  интернет,  публицистику  и часть историографии исподволь внедряются и в современное российское массовое сознание.

Таким   образом,   именно   гуманитарный  и   социально-психологический аспекты роли  Красной Армии  в освобождении Европы и Дальнего Востока остаются наименее исследованными и в мировой,  и в отечественной научной литературе (как  в советской, так и в постсоветской историографии). Именно они являются наиболее дискуссионными и мифологизированными.

Недостаточная  степень  изученности  и   фрагментарность  в   исследовании данной проблемы требует ее системного анализа, причем в междисциплинарном  ключе    и   с разработкой   всех   уровней   фундаментального анализа (теоретического, историографического, источниковедческого, конкретно-исследовательского, прежде всего, конкретно-исторического, историко-психологического и историко-социологического).
* * *
Данное исследование направлено на целостное многоаспектное рассмотрение такого сложного исторического явления, как гуманитарный и социально-психологический ракурсы Освободительной миссии, которая охватила целый ряд стран Европы и Азии, коснулась народов со своеобразными культурой и менталитетом.

Какие же проблемы в контексте освобождения Европы Красной Армией являются наиболее актуальными? В общем, те же самые, которые остаются наименее исследованными. Во-первых, это формирование и эволюция официального дискурса Освободительной миссии, то, как сама власть понимала её и доводила до сознания своего народа и зарубежных стран. Во-вторых, гуманистический смысл и гуманитарные аспекты Освободительной миссии, которые нуждаются не только в фактологическом освещении, но и в теоретическом осмыслении. В-третьих, это социально-психологические аспекты Освободительной миссии, включая то, как понимал свою роль советский солдат, какие чувства испытывал, идя в кровавых боях по Европе, какими мотивами (помимо приказов командования) руководствовался в своём поведении.

Поставленные исследовательские задачи можно успешно решить, применив всю совокупность общенаучных, междисциплинарных и исторических методов познания. Основу методологического подхода составили системный подход к объекту исследования и принцип историзма, а также теоретические, методологические и методические разработки прежде всего исторической науки. Вместе с тем привлечены потенциал и инструментарий других обществен- ных и гуманитарных дисциплин (социальной психологии, прикладной социологии, военной антропологии, политологии и др.) Сочетание общенаучных и специализированных методов и методик с междисциплинарным инструментарием соответствует современной тенденции в мировых комплексных исследованиях, в том числе в зарубежной историографии. Междисциплинарность изучаемого явления потребовала сочетания совокупности методов собственно исторической науки с методами других наук, в том числе применения историко-социологического, историко-психологического, историко-антропологического, политологического, культурологического инструментария. Свое место нашли и традиционные общенаучные и качественные методы исторического исследования (в том числе, ретроспективный, историко-системный, метод компаративного анализа, типологизации и др.), и чисто источниковедческие методы при оценке достоверности и анализе источников.

Исследование базируется на использовании широкого круга источников, в значительной степени впервые вводимых в научный оборот. В их числе недавно рассекреченные документы Центрального Архива Министерства Обороны Российской Федерации, а также материалы из фондов Государственного Архива Российской Федерации, Российского государственного архива совре- менной политической истории, Российского государственного военного архива.

Наиболее значимыми для раскрытия проблемы видами источников являются:
• Официальные документы разных уровней: а) высшего политического руководства страны и военного командования (Заявления Советского Правительства, Постановления Государственного Комитета Обороны СССР, Приказы Верховного Главнокомандующего и Народного Комиссара Обороны; директивы Главного Политического Управления РККА); б) командующих фронтами и Военных Советов фронтов и армий (приказы, директивы и постановления, стенограммы совещаний, доклады, донесения и телеграммы в адрес вышестоящего командования; и др.), в) руководства отдельных частей и соединений;
• Информационно-аналитические материалы, в том числе политуправлений и политотделов разного уровня, органов контрразведки, военной прокуратуры, отделений военной цензуры и др. (донесения, сводки, обзоры, бюллетени, доклады, отчеты и т.д.);
• Агитационно-пропагандистские материалы (центральная, фронтовая, армейская и дивизионная периодическая печать, листовки и боевые листки);
• Источники личного происхождения (письма, дневники, воспоминания участников войны и современников);
• Материалы фронтовой кинохроники и фотодокументы;
• Произведения литературы и искусства (включая игровой кинематограф), представляющие ретроспективный взгляд на Освободительную Миссию Красной Армии и влияющие на формирование памяти о ней как в массовом сознании послевоенного общества, так и в отдаленной исторической перспективе.

Содержательно в используемых источниках можно выделить несколько пластов информации:
• отражение официальной точки зрения на цель и задачи Освободительной миссии Красной Армии на территории зарубежных стран и ее донесение до личного состава советских войск, разъяснительная работа с военнослужащими по различным аспектам Освободительной миссии в целом и в конкретных военно-политических условиях отдельных государств;
• освещение морального-политического и социально-психологического состояния советских войск на завершающих этапах войны, их настроения и поведения на чужой территории, фиксация разного рода правонарушений и выявление причин возникающих дисциплинарных проблем, анализ способов и результатов их решения и профилактики;
• анализ политической обстановки на освобождаемых и занимаемых территориях, настроений различных категорий местного населения, прежде всего по отношению к Красной Армии, освещение приемов и методов работы с населением разных стран, ответной реакции населения на проводимую с ним работу и т.д., включая документы о деятельности военных комендатур, тексты обращений к местному населению, благодарственные письма иностранных граждан в адрес советского командования, и др.;
• фиксация видов и масштабов оказания помощи населению разных стран (доклады о разминировании строений и коммуникаций, о мерах по наведению порядка и нормализации жизнедеятельности населенных пунктов, справки и финансовые отчеты о снабжении населения продовольствием, медикаментами, топливом; и др.)

В особую группу следует выделить документы, отразившие работу комиссий по расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков (акты и отчеты с мест выявленных массовых захоронений, оперативная информация с территорий концлагерей, освобожденных частями Красной Армии, и др.), а также переводы трофейных документов (немецких, венгерских, румынских), где фиксируется как политическая обстановка на остающихся под контролем противника территориях, морально-психологическое состояния его войск накануне и в ходе наступления Красной Армии, так и проводимые им карательные меры в отношении населения разных стран.

Структура книги делится на 2 части: первая — исследовательская, вторая — документальная. В первой части исторических очерков рассматриваются теоретические аспекты проблемы, психология и поведение личного состава Красной Армии за рубежом (в Европе и на Дальнем Востоке), политическая работа в войсках по разъяснению задач Освободительной Миссии, настроения и отношение к советским войскам гражданского населения, гуманистическая сущность и гуманитарная помощь жителям освобожденных стран, формирование в массовом сознании и исторической памяти образа советского воина-освободителя и его трансформациям в результате информационных войн, и др. Во второй части книги впервые публикуются недавно рассекреченные архивные документы, а также фотоматериалы, отражающие атмосферу победной весны 1945 года.

Освобождение Красной Армией целого ряда европейских стран — апогей всей Великой Отечественной войны, вершина её триумфа, та великая ценность принесения народам Европы свободы, за которую была заплачена огромная цена. И когда массовый подвиг народа и его армии пытаются подменить образом варваров и преступников, удар наносится в ценностное ядро самосознания народа, а травмированное национальное сознание фактически оставляет страну без будущего, ибо лишает народ самоуважения и выбивает морально-психологическую опору для развития. Именно поэтому сегодня главная задача историков — бороться с «чёрными мифами», разоблачать их на основе научной аргументации, неопровержимых доказательств и документов.





?

Log in

No account? Create an account