Previous Entry Share Next Entry
Обсуждение книги Энгельса «Происхождение…» 2-1
фото с фото
teterevv

Я очень ждал этого эссе, так как его автор  - мой товарищ - принадлежит к условной "партии реалистов - материалистов", которая часто оппонирует моему иедалистическому взгляду на обсуждаемые темы.

Оригинал взят у svao_eot в Обсуждение книги Энгельса «Происхождение…» 2-1

Следующее эссе - менее темпераментно, нежели представленное первым. Его автор - Леонид Я - скорее всматривается в себя после (да и во время) прочтения книги Энгельса.
* * *
В четверг, наконец, закончил читать «Происхождение семьи, частной собственности и государства» Энгельса. Чтение заняло примерно 3 недели, хотя книга небольшая и написана довольно простым языком. Понял, что читаю я крайне медленно и мне нужно как-то ускоряться. Местами встретится какая-нибудь фраза, и вроде все слова простые и понятные, а общий смысл явно не схватывается. Например, фраза:

«Английский юрист Г. С. Мейн полагал, что сделал величайшее открытие своим утверждением, что весь наш прогресс, сравнительно с предыдущими эпохами, состоит в переходе from status to contract [от статута к договору – перев.] — от унаследованного порядка к порядку, устанавливаемому свободным договором; впрочем, — насколько это вообще правильно, это было сказано уже в "Коммунистическом манифесте"».

Вроде всё просто, но ощущение, как будто вторую часть «Фауста» читаю. Непонятно решительно ничего. Кстати, вот сейчас, когда я читаю эти строки, вроде бы я, наконец, понял, о чем речь. И что эта фраза в целом довольно иронична. При прошлом прочтении я этого не прочувствовал. В каком-то смысле это не проблема долгого чтения, а проблема отсутствия схватывания текста. Со временем я каким-то образом должен решить эту проблему.
Оговорив некоторые личные трудности, с которыми я столкнулся при прочтении «Происхождения…», я хочу теперь сказать вкратце о том, а почему, собственно, Энгельс? Есть куча другой литературы, в том числе художественной. По этому поводу мне встречались разные, подчас диаметрально противоположные мнения. Рассматривать их все подробно нет ни желания, ни смысла. Скажу лишь то, что думаю я.

Книги действительно бывают разные. Есть книги, будоражащие дух и пробуждающие чувства. Своего рода лекарство против эмоциональной тупости. Есть книги вдохновляющие. Есть научные и т.д. В каждом случае цель чтения разная. Более того, даже одну и ту же книгу можно читать с разной целью. Об этом, в частности, писал русский и советский философ и логик Сергей Поварнин в своей брошюре «Как читать книги». Так вот, на мой взгляд, необходимо сочетать разные книги. Одной метафизики недостаточно. Мы должны уметь чувствовать и целостно воспринимать, что едва ли возможно без чтения художественной классики, но мы также должны элементарно «быть в теме», быть компетентны, что, помимо овладения определенным набором знаний по очень широкому спектру вопросов, в первую очередь, гуманитарного характера, означает и владение разного типа методологией и умение эту методологию сочетать. Добиться этого без изучения глубоких концептуальных трудов также невозможно. Таким образом, нужно сочетать книги разного типа. В том числе и сугубо научные или концептуальные исследования. И уметь по-разному их читать.

Обсудив необходимость изучения таких исследований, объясню, почему из всех них я выбрал «Происхождение…» Энгельса:
1)    На него существует немало отсылок. Без его прочтения крайне затруднительно понять, что имеет в виду тот или иной автор в своих отсылках на эту книгу;
2)    Желание осваивать действительно сложные философские вещи. Однако это довольно затруднительно сделать без соответствующей подготовки. В случае, например, «Капитала» в качестве такой подготовки вполне может выступить «Происхождение…», позволяющее прочувствовать ту же методологию и лексику, но облеченные в более простую и понятную форму;
3)    В «Капитале» Маркс исследует «тело» буржуазного общества, начиная свой анализ с товара – «экономической клеточки» этого общества. «Социальной клеточкой» этого общества является семья:
«Современная семья содержит в зародыше не только рабство (servitus), но и крепостничество, так как она с самого начала связана с земледельческими повинностями. Она содержит в миниатюре все те противоречия, которые позднее широко развиваются в обществе и в его государстве»
Если мы хотим понимать современное общество, нам необходимо понимать и его генезис, и обусловленные этим генезисом противоречия социального, экономического и иного типа, раздирающие это общество – наше, между прочим, общество, а значит в каком-то смысле нас самих;
4)    Уже в процессе чтения у меня появился и интерес другого рода. Дело в том, что определенные положения и взгляды Энгельса, описанные им в этой книге, несложно в целом исказить и вывернуть наизнанку. Так называемая «сексуальная революция», радикальный феминизм, наверное, отчасти идеология хиппи и вообще современные атаки на традиционные ценности (кроме, может быть, самых уродливых форм в виде парадов извращенцев и т.д.) могут при желании быть аргументированы теми или иными вырванными из контекста утверждениями Энгельса. Как вам, к примеру, такая цитата:
«Благодаря этому отпадет беспокойство о «последствиях», которое в настоящее время составляет самый существенный общественный момент, — моральный и экономический, — мешающий девушке, не задумываясь, отдаться любимому мужчине. Не будет ли это достаточной причиной для постепенного возникновения более свободных половых отношений, а вместе с тем и более снисходительного подхода общественного мнения к девичьей чести и к женской стыдливости»

Это интересно уже не просто с точки зрения познания некой истины, научной методологии, повышения образования и т.д. Другая крайность – прикладное применение антикоммунистами в сфере информационной войны – тоже не так важна. В первую очередь бросается в глаза очевидный факт: описанное Энгельсом в этой конкретной фразе уже осуществилось. Однако осуществилось, как мне представляется, не в результате реализации его идей, а в результате целенаправленного искажения и извращения его идей. С соответствующим результатом. Это было бы интересно обсудить отдельно.
О чем говорит Энгельс в своей книге? В чем его основная мысль? К сожалению, у меня нет времени прочитать его труд повторно, чтобы восстановить в памяти хотя бы все те моменты, которые я выделил как ключевые. Поэтому буду говорить то, что я запомнил и понял после первого прочтения.



  • 1
Вот, почему полезно знакомиться с первоисточником - комментаторы склонны, мягко говоря, привносить немного от себя)

> переходе from status to contract

А вот на констатации этого факта следует остановиться детальнее. Возможно, даже посвятить ей отдельный, без связи с Энгельсом, пост.

Поскольку рассмотрение существующих устоев в виде договора между людьми открывает дорогу т.н. сексуальной революции и прочему, ведущему, в конечном итоге, к разложению и дегенерации человека и человечества.

Если же воспринимать их, как данные свыше, окно возможностей для всякой мерзости получается слишком мало. Т.е. прогресс(с) в данном вопросе выглядит, скорее, регрессом, не находите?

И, понятно, Энгельс, да и Мейн, скорее, констатировали, чем призывали, посему глупо казнить врача, поставившего диагноз - нужно лечить больного, прислушиваясь к рекомендациям специалиста,точнее, консилиума оных

Edited at 2016-08-31 06:19 am (UTC)

прогресс(с) в данном вопросе выглядит, скорее, регрессо

Дождитесь моего эссе. Я как раз о том же и пишу.

Re: прогресс(с) в данном вопросе выглядит, скорее, регрес

Непременно! Очень интересно узнать именно Ваш взгляд

БарТовски бормочащие

Дело не в том, что «положения и взгляды Энгельса несложно исказить и вывернуть наизнанку», а напротив всё делается т.с. «в соответствии». Так как марксизм был сильнейшей «научной» само-критикой Запада, на которую господствующие классы не могли найти адекватного ответа почти 150 лет. Парадоксально, но в этом затруднении «господам мира сего» помогли европейские «новые левые» (например, Франкфуртская школа), примерно в середине прошлого века наконец-то сообразившие, что для капитала основным источником прибыли является сама способность людей к производству (в самом широком смысле), обеспечиваемая начинаемой формироваться ещё в семье культурной опосредованностью ментальных реакций человека на раздражители, на индивидуальном и коллективном уровне дающей вместо спонтанного животного поведения поведение собственно человеческое — подчинённое определённым принципам и приоритетам. Следовательно, чтобы раз и навсегда покончить с капитализмом, нужно лишить его этих культурно-первичных источников прибыли, произведя де-конструкцию «идеального» — всего того, что «противоречит материалистическому пониманию истории, ее объективным законам», — лечение головной боли с помощью гильотины!

Господствующие классы быстро сообразили, что такое радикальное средство даёт им исторический шанс на сохранение главного — своего господства, — так как де-конструкция «идеального» лишает «трудящиеся массы» устойчивой идентичности и, следовательно, солидарности, определяющей необходимый для сопротивления и протеста уровень социальной энергии. Планируемое общество пост-модерна — это, выражаясь в стиле соответствующей философии, «барТовски бормочащие шизомассы делёзовских ризом», интересующихся лишь непосредственно прилегающим к индивиду пространством и только его способные организовать, а потому «руководимых и направляемых» «мировым правительством» сохраняющих своё господство «новых богатых» — и никаких «идеальных» источников массового сопротивления и насилия! Но и никаких источников мотиваций к производительному труду и научному творчеству — падение человечества назад, в какие-то «палеонтологические глубины истории» (А. Панарин), в до-христианскую эпоху агрессивного язычества, восстанавливающую рабовладельческую картину мира.

Вот таким парадоксальным образом марксизм, а вместе с ним и Модерн, были преодолены западной цивилизацией в «зачатой» нео-марксизмом пост-модернистской философии индивидуалистической радикализации секулярно-либеральной «аксиоматики» объективных интересов — устранения всего культурно, а потому и «субъективно» надындивидуального. То есть на путях тотального культурного нигилизма, о чем западная культура «прокричала» ещё через злорадного Ницше : «Где Бог? Я хочу сказать вам это! Мы его убили».

  • 1
?

Log in

No account? Create an account