Previous Entry Share Next Entry
Мы не скоты, скоты не мы (немы).
фото с фото
teterevv

Я обещал сказать несколько слов и том якобы покаянии, к которому призывают, или лучше сказать принуждают, постсоветский народ за произошедшее в ХХ веке. Вопросы о том кто призывает и за что нас принуждают покаяться - я оставлю в стороне. Ведь каяться следует за грехи, и тогда встает еще один вопрос - а кто судья?

«Мне отмщение, Я воздам, говорит Господь». (Рим.12:19)

Апостол имеет в виду слова Писания:

«У Меня отмщение и воздаяние, когда поколеблется нога их; ибо близок день погибели их, скоро наступит уготованное для них» (Втор.32:35).

Покаяние - это Великое и спасительное Таинство, через которое человек, отделивший грехом себя от Бога, способен вернуться под крылья любви Божией. Покаяние - это акт признания перед Богом своей греховности и выражение своей готовности деятельно отсечь от себя грех, изменить в себе нечто, что и служит первопричиной возникшего удаления от благости Бога. Это акт личный, потому как нельзя согрешить вместо кого-то, так нельзя и покаяться за другого человека.

Я пишу вещи, вроде бы очевидные. Все сказанное, казалось бы, отвергает даже саму возможность говорить о т.н. «коллективном грехе», кроме случаев, когда один грех совершают несколько людей, и тогда отчасти мы можем говорить об общем грехе. Но приводит ли нас это к возможности говорить о коллективном покаянии? Творить грех сообща можно, но вот каяться мы можем только лично.

Но, несмотря на очевидность сказанного призывы к покаянию «всех и за все» звучат. Они звучат в качестве призыва к целому народу. Русскому народу. Звучат со стороны лиц, отделившихся от народа в силу чисто политических причин. Неужели современным декоммунизаторам и прихватизаторам в одном лице есть реальное дело до нашего взаимоотношения с Богом? Верится с трудом.

Но кроме этого фиглярства, призывы слышны и в среде православной. Я с ними сталкивался довольно часто. И вот я хочу привести два аргумента этого разговора. Один из этих сюжетов люди, призывающие к коллективному покаянию, отчего-то вспоминать не хотят. Второй же напротив, приводится часто. Приводящие его считают, что он убийственный для их оппонентов. Это сюжет Книги пророка Ионы, где ниневитяне покаялись целым народом и избежали суда Божьего. К нему я обращусь позже, а пока первый аргумент, который и с точки зрения библейской истории человечества был раньше. Это рассказ о встрече патриарха Авраама с Господом, при явлении к нему Троицы при дубраве Мамре.

«И сказал Господь: вопль Содомский и Гоморрский, велик он, и грех их, тяжел он весьма;
сойду и посмотрю, точно ли они поступают так, каков вопль на них, восходящий ко Мне, или нет; узнаю.
И обратились мужи оттуда и пошли в Содом; Авраам же еще стоял пред лицем Господа.
И подошел Авраам и сказал: неужели Ты погубишь праведного с нечестивым?
может быть, есть в этом городе пятьдесят праведников? неужели Ты погубишь, и не пощадишь места сего ради пятидесяти праведников, в нем?
не может быть, чтобы Ты поступил так, чтобы Ты погубил праведного с нечестивым, чтобы то же было с праведником, что с нечестивым; не может быть от Тебя! Судия всей земли поступит ли неправосудно?
Господь сказал: если Я найду в городе Содоме пятьдесят праведников, то Я ради них пощажу все место сие.
Авраам сказал в ответ: вот, я решился говорить Владыке, я, прах и пепел:
может быть, до пятидесяти праведников недостанет пяти, неужели за недостатком пяти Ты истребишь весь город? Он сказал: не истреблю, если найду там сорок пять.
Авраам продолжал говорить с Ним и сказал: может быть, найдется там сорок? Он сказал: не сделаю того и ради сорока.
И сказал Авраам: да не прогневается Владыка, что я буду говорить: может быть, найдется там тридцать? Он сказал: не сделаю, если найдется там тридцать.
Авраам сказал: вот, я решился говорить Владыке: может быть, найдется там двадцать? Он сказал: не истреблю ради двадцати.
Авраам сказал: да не прогневается Владыка, что я скажу еще однажды: может быть, найдется там десять? Он сказал: не истреблю ради десяти.
И пошел Господь, перестав говорить с Авраамом; Авраам же возвратился в свое место» (Книга Бытие 18:20-33).

Господь, предоставляя Аврааму - величайшему праведнику и Своему другу - выступить защитником погрязших в грехе жителей Содома обещает «если Я найду в городе (столько-то) праведников, то Я ради них пощажу все место сие…». Тут неважно, на каком числе Бог прерывает Авраама. Важно, что Бог отрицает саму возможность покарать за явные преступления законов Своих и человеческих целый город (считай народ), если среди его жителей есть непричастные к греху. Это означает, что недопустимо карать непричастного к греху других. А ведь грех содомлян был «велик  и тяжел весьма». Не требовалось его доказывать и предъявлять, как это еще нужно сделать с якобы имевшим место «грехом советизма». Но даже в этом случае Господь не допускает саму возможность карать за него весь народ.

В советском периоде было много чего разного. Были успехи, были ошибки и преступления. Принуждая нас каяться за все подряд - это призыв «покарать» в том числе и  «праведников» советского периода. Отвернуться от святости победы в Великой Отечественной и других великих исторических свершений нашего народа. Всех и вся отнести к грешникам и греху, и за все это каяться. Да не будет так!

Теперь второй сюжет Писания. Сама по себе книга пророка Ионы содержит четыре главы. Они короткие и вызывает недоумение, как можно ссылаясь на эту Книгу и, видя в ней пример коллективного покаяния, не заметить одного важного обстоятельства. Я приведу несколько строк из первой главы и третью целиком.

«И было слово Господне к Ионе, сыну Амафиину: встань, иди в Ниневию, город великий, и проповедуй в нем, ибо злодеяния его дошли до Меня» (Иона 1:1,2).

То есть начало - обличение Богом грехов жителей Ниневии - столицы Ассирийского государства - такое же, как и в истории с Содомом. С той лишь разницей, что Бог, видя возможность разделить ниневитян и их грех, посылает туда своего пророка, чтобы спасти народ. Я опущу сюжет о том, как пророк не спешит исполнить возложенную на него миссию. И сразу перейду к третьей главе.

«И было слово Господне к Ионе вторично:
встань, иди в Ниневию, город великий, и проповедуй в ней, что Я повелел тебе.
И встал Иона и пошел в Ниневию, по слову Господню; Ниневия же была город великий у Бога, на три дня ходьбы.
И начал Иона ходить по городу, сколько можно пройти в один день, и проповедывал, говоря: еще сорок дней и Ниневия будет разрушена!
И поверили Ниневитяне Богу, и объявили пост, и оделись во вретища, от большого из них до малого.
Это слово дошло до царя Ниневии, и он встал с престола своего, и снял с себя царское облачение свое, и оделся во вретище, и сел на пепле,
и повелел провозгласить и сказать в Ниневии от имени царя и вельмож его: «чтобы ни люди, ни скот, ни волы, ни овцы ничего не ели, не ходили на пастбище и воды не пили,
и чтобы покрыты были вретищем люди и скот и крепко вопияли к Богу, и чтобы каждый обратился от злого пути своего и от насилия рук своих.
Кто знает, может быть, еще Бог умилосердится и отвратит от нас пылающий гнев Свой, и мы не погибнем».
И увидел Бог дела их, что они обратились от злого пути своего, и пожалел Бог о бедствии, о котором сказал, что наведет на них, и не навел» (Иона 3:1-10).

Вот, казалось бы, прямой пример того, как признав некий «коллективный грех», сотворившие его опять же «коллективно» покаялись. Но это так, если невнимательно читать слова Писания и видеть в них лишь то, что хочешь увидеть. При этом не увидеть того, как пророк ходит по улицам города и проповедует предстоящий суд над грехом и городом. Того, как жители города, то есть каждый из его жителей - « от большого из них до малого» -  обличаемы пророком, приступили к личному покаянию. И только после этого «слово дошло до царя Ниневии», который, прежде всего, приступил опять же к личному покаянию: «встал с престола своего, и снял с себя царское облачение свое, и оделся во вретище, и сел на пепле». И только после этого, осознав, что кроме творимого им лично, он несет перед Богом ответственность за то, что вверенные ему жители царства отдались греху, отдает приказ:  «от имени царя и вельмож его: «чтобы ни люди, ни скот, ни волы, ни овцы ничего не ели, не ходили на пастбище и воды не пили, и чтобы покрыты были вретищем люди и скот и крепко вопияли к Богу, и чтобы каждый обратился от злого пути своего и от насилия рук своих». Замете, в этом приказе говорится о покаянии за неправедные «пути своя, насилие руку своих», а не за некий общий коллективный грех.

Единственно, кого принуждают к «покаянию сверху» - это твари бессловесные, скот жителей царства. Они кстати и безгрешны, и их лишают воды и пития, чтобы к покаянному плачу жителей Ниневии присоединился рев и крики скота, лишенного пищи.

Запуская всякого рода «десоветизации» и «декоммунизации» сверху - приказом «царя» - их зачинщики нас, русский народ, приравнивают к скотам. Кроме того, что делая это, они толкают на не другой грех - хамов, презрения к памяти и уважению своих отцов и дедов. Объясняя свою позицию тем, что, мол, мы неспособны увидеть этот самый выдуманный ими «коллективный грех», десоветизаторы всех мастей и цветов роднят себя с еще одним библейским персонажем, богоубийцей первосвященником Каиафой:

«Один же из них, некто Каиафа, будучи на тот год первосвященником, сказал им: вы ничего не знаете…» (Ин.11, 50).

Конечно, для них вслед за Каиафой народ - чернь - знать ничего не может. Кто он такой - этот народ - чтобы что-то знать! А между тем именно народ и является единственным после Бога творцом своей судьбы, своей страны и своей историей. Говоря об абсурдности призывов к покаянию за некий «коллективный» грех, я говорю и об исторической ответственности народа за свою страну. Призывая нас к этому убийственному акту псевдопокаяния, десоветизаторы хотят нас лишь возможности и решимости взять на себя груз этой самой исторической ответственности. И понятно почему! Ведь подняв этот груз и начав реально разбираться с тем что, почему и как произошло с нашей страной в ХХ веке, мы обязательно спросим и о событиях его конца. Конца ХХ века и конца СССР: перестройка, насаждение либерализма со всеми его отвратительными последствиями построения криминально-буржуазного государства. Плоды, которые мы пожинаем сейчас, умываясь кровью. Спросим именно с них. Они это знают и боятся. Боятся и, относясь к нам как к скотам, хотят принудить идти на бойню десоветизации. Но мы не скоты, и не немы.

P.S. И кстати, пророк Иона миссию, порученную ему Богом, начал со своего личного покаяния.



Добавить в друзья в: ЖЖ | ВК | твиттер | фейсбук | одноклассники


  • 1
Интересно. Читаю вас регулярно.

спасиБо

нужна религия борьбы, а не религия смирения

Тут весь вопрос: перед кем каяться то? Перед Богом - да. Перед своей совестью - да. А не перед какими-то иностранцами, национальными или политическими категориям и т.д.

весь вопрос

не весь..еще есть часть - за что?

Re: весь вопрос

За что человек кается перед своей совестью, перед Богом - за неправедные поступки, за ложь, злобу, подлость, за несправедливость, за то, что самому человеку душу жжет и волнует.

самому человеку душу жжет

под каждым словом подписываюсь.

Согласен, однако вы упустили существенное, с моей точки зрения - свободную волю человека. Человеку Творец вновь представил два пути..

  • 1
?

Log in

No account? Create an account